Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Когда позиция учителя совпадает с позицией министра, это дает надежду на изменения к лучшему

УГ - Москва, №41 от 13 октября 2009. Читать номер
Автор:

«Пятнашке» лучших учителей года в рамках Всероссийского конкурса выпала трудная задача: поучаствовать в «круглом столе» по проблемам образовательной политики вместе с министром образования и науки Андреем Фурсенко, причем ход разговора определяли вопросы, которые ставил ведущий – профессор МГИМО Юрий КОБАЛАДЗЕ.

– Говоря о сбережении здоровья физического, мы зачастую забываем о здоровье духовном, которое не менее важно для растущего человека. От кого и от чего зависит духовное здоровье ребенка? Какой должна стать школьная система обучения и воспитания, чтобы выпускники школы выходили из ее стен духовно здоровыми людьми?

Владимир КРУЖАЛОВ:

– Я знаю, что если мы будем рассуждать на эту тему, то выделим множество факторов, которые бы способствовали духовно-нравственному здоровью детей. Но в преддверии наступающего Года учителя я хотел бы сказать так: на мой взгляд, духовное и нравственное здоровье детей зависит в первую очередь от духовного и нравственного здоровья учителя.

Андрей ФУРСЕНКО:

– Я хочу напомнить, что многие вопросы должны решаться в школе. У нас министерства, не только федеральные, но и региональные, по закону такие вопросы решать не должны. Они должны решаться внутри школы. Внутри школы есть самоуправление, и, я думаю, нормальная духовно-нравственная атмосфера есть в школе тогда, когда в школе все эти вопросы важны, когда каждый человек ведет себя по-людски. Когда в школе нормальные человеческие отношения между учителями, то это очень сильный позитивный сигнал всем ученикам. Когда я учился в школе, то всегда чувствовал, какие отношения среди учителей, как они друг к другу относятся, в зависимости от этого и у нас, учеников, устанавливалась определенная система поведения. Конечно, бессмысленно предполагать, что школа решит все вопросы, которые не решаются обществом, но как мы их воспитаем, такое общество и будет. Бессмысленно говорить, что должно быть вначале, а что потом. Одна вещь: для духовно-нравственного воспитания очень важно, чтобы люди понимали свое место в стране и место страны в мире, гордились страной. Потому что мы будем тогда чувствовать себя уверенно, спокойно, чувствовать себя хорошо, когда будем понимать, что мы живем в замечательной стране, что эта страна всегда защитит нас, что мы всегда защитим эту страну. Я думаю, что на самом деле это составная часть очень конкретного воспитания каждой семьи и каждой школы.

– Какую задачу школьного образования вы определяете для себя как приоритетную? Есть ли в образовании второстепенные задачи?

– Главная задача образования все же воспитательная. Учитель должен учить своему предмету, воспитывая своим предметом, потому что обученный негодяй гораздо страшнее и опаснее, чем необученный.

– Сложный вопрос, потому что, с одной стороны, в нашей жизни всегда должны быть приоритеты. На самом деле мы и ребят должны учить расставлять приоритеты. С другой стороны, я очень люблю фразу Михаила Светлова: «Я легко обхожусь без необходимого, но не могу жить без лишнего!». Я думаю, одна из задач школы – научить ребят в школе ценить лишнее. Потому что это одно из немногих мест, где они могут получить лишнее. Потом начнется жизнь, прагматичная, требующая от нас именно необходимого. А вот это лишнее мы и можем дать в школе. Мне кажется очень важным, чтобы школа научила учиться. Мы все равно все знания ученику не вобьем, иначе отобьем охоту учиться. Вторая вещь (а может быть, и первая): чтобы выпускник выходил из школы порядочным человеком. Согласен, что ученый негодяй страшнее, чем неученый. Третья вещь: надо сделать, чтобы выпускники были здоровыми. Просто здоровыми. Это тоже наша задача.

– Какими качествами, по-вашему, должен обладать современный выпускник?

– Смотрите, какая вещь получается. Вот наш выпускник выходит из школы образованный, воспитанный, добрый, хороший, умеет приобретать новые знания. Но в условиях нынешнего общества и рыночной экономики все это нормально работать в стране не может. Мне кажется, у него должна быть сформирована национальная идентичность: он должен обладать качествами гражданина и патриота своей страны, чтобы он мог применить все эти знания не где-то там, а именно здесь, на благо нашего общества, на благо своей страны.

– Хочу обратить внимание еще на одну важную вещь: человек должен быть ответственным. Он должен понимать, что несет ответственность не только за себя, но и за своих родных, близких, что он несет ответственность за страну и что это чувство ответственности делает его только сильнее, не пережимает его, что это не нагрузка, а то, что поднимает его в глазах окружающих. Ответственный человек сегодня очень много значит. Очень важно, чтобы в школе человек был ответственным.

– Что нужно менять в содержании образования, чтобы школа стала по-настоящему новой? Могут ли стандарты нового поколения вывести ее на новый уровень?

– Мне кажется, что в содержании менять ничего не нужно. Просто нужно школе и, в частности, учителю дать немного больше свободы в отборе и в исправлении отрицательного содержания. Как писал в свое время Флоренский, стандарт или канон, в данном случае они совпадают, – это тот оселок, на котором ломается бездарность и оттачивается дарование.

– Надо сказать, что я практически со всем согласен. Могу только сказать, что мы отказались от введения в новые стандарты жестких учебных планов и оставили три вещи: что должен знать человек после того, как он окончит школу, в каких условиях он должен учиться, и предоставить ему больше свободы в школе. До тридцати процентов в учебном плане при новых стандартах будут определяться в самой школе, по решению школы, с участием родителей.

– Что нужно менять в педагогическом образовании, чтобы в школу пришел действительно новый учитель?

– Мне кажется, что любые изменения не должны иметь характер революционных, не должны уничтожать старое, но как-то облагораживать образование и применять новое. В нынешних условиях я и мои коллеги-педагоги ощущаем огромный недостаток медицинских и психолого-педагогических знаний, которых мы, к сожалению, в необходимом объеме в вузе недополучили. Из нас сделали историков, а учителями мы становились сами. Почему немногие молодые люди идут в учителя? Пожелание: несмотря на то что школа выполняет заказ общества, тем не менее этот заказ формулирует для школы государство. Мне кажется, что, может быть, нужно способствовать получению всеми учителями государственного статуса, чтобы их финансирование было делом не регионального, а федерального бюджета, потому что школа – дело государственное.

– По поводу государственного статуса учителя: то, что имеет отношение к региону, тоже государственный статус. Если школа курируется, управляется и финансируется через региональный бюджет, у нее уже есть государственный статус. Если говорить о том, что нужно присвоить учителю статус госслужащего, то, честно говоря, я бы не советовал. Кажется, что это хорошо, но есть огромное количество ограничений и не так уж много больших достижений. Я, как государственный служащий, коим стал недавно – меньше десяти лет назад, – это знаю. Но с тем, что статус учителя должен повышаться, я согласен на сто процентов. Думаю, что кое-что уже сделано, и гораздо больше можно в этом направлении сделать не формальными, не административными мерами. С 2004 года ежегодно встречаюсь с участниками Всероссийского конкурса «Учитель года», и сегодня у учителей вопросы другие и настроение другое. Я очень хорошо помню, какой сложный разговор с конкурсантами у меня был в 2005 году – участниками финала, когда эти уважаемые люди говорили: «Мы стыдимся того, что мы учителя!». По-моему, сегодня этого не говорит никто. Приоритетный национальный проект «Образование» сделал много, но еще больше сделало то, что сегодня общество (бизнес, власть, общественные организации) понимает: все определяется образованием. Это настроение сегодня в обществе есть. Конечно, очень многое не сделано. Что надо делать, чтобы поддержать учителя? Не будем говорить о зарплате – это очень важная вещь, но зарплата учителя должна быть не меньше, чем средняя зарплата по экономике там, где он учительствует. Трудно сравнивать зарплату учителя в селе и зарплату учителя в Москве (но и жизнь в Москве намного дороже), но не может быть ситуации, когда учитель в среднем там, где он преподает, получает вдвое меньше, чем средняя зарплата в регионе, это неправильно. Второе: школы должны быть храмами, в школе должно быть хорошее оборудование, в школах должно быть красиво. Все это, думаю, тоже имеет большое значение для статуса учителя, потому что, когда приходишь и получаешь удовольствие от того помещения, куда ты приходишь, это очень многое значит. Думаю, очень многое зависит от нас с вами не как от учителей, а как от граждан России. Мы должны понимать, что хороший учитель – это не только учитель, который ставит хорошую оценку, а тот, кто хорошо учит и хорошо воспитывает.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту