search
Топ 10

Карфаген должен быть разрушен

Искусство в наших сердцах будет жить вечно

Фестиваль российских музыкальных театров «Видеть музыку» официально вроде бы завершился торжественным гала-концертом в московском музыкальном театре «Геликон-опера». Однако фестивальный поезд набрал такую высокую скорость, что даже существующие ограничения, как кажется, не способны его остановить. Первым спектаклем в рамках солидной постфестивальной off-программы стала «Дидонея», осуществленная как независимый театральный проект.

К опере Генри Пёрселла «Дидона и Эней» московские театры в последние годы обращались достаточно часто. Сначала Новая опера, в прошлом сезоне это сделал Большой театр, оперу исполняли и в концертных версиях на сцене столичных залов. Древнегреческий сюжет манит и трогает зрителя. «Дидонея» – музыкально-драматический спектакль на основе оперы «Дидона и Эней» Пёрселла и четвертой книги «Энеиды» Вергилия.

«Дидонея» – в одном названии слились два знаменитых античных имени, волнующих зрителей, композиторов, писателей, музыкантов на протяжении столетий. Это попытка понять и интерпретировать древний миф о прекрасной, но трагической любви героя Трои Энея и царицы Карфагена Дидоны.

«Дидона и Эней» была сочинена в 1689 году молодым композитором Генри Пёрселлом и предназначалась для пансиона, где учились только девочки. Помогал ему в создании либретто поэт Наум Тейт. Источником для либретто послужила четвертая книга «Энеиды» Вергилия, которую девочки изучали в школе.

Печаль и скорбь, безмятежность и возвышенность отличают это знаменитое на весь мир сочинение. Однако почти два столетия опера практически не исполнялась на сцене, только после лондонской премьеры 1895 года заново пробралась на подмостки театров. Но история мировой оперы знает множество подобных примеров небытия и воскрешения. Опера Пёрселла имеет и главный хит-шлягер – арию Дидоны When I am laid in earth.

По преданию, город основала царица Дидона, которая бежала из Тира, после того как ее брат Пигмалион, царь Тира, убил ее мужа Сихея, чтобы завладеть его богатством. Согласно легенде Дидона договорилась с местным племенем купить столько земли, сколько покроет бычья шкура. Она разрезала шкуру на узкие ремни и, сделав из них круг, завладела большим холмом. Однажды на побережье неподалеку от города выбросило юношу, потерпевшего кораблекрушение. Этим юношей оказался Эней, герой захваченной незадолго до этого Трои.

Опера вроде бы не имеет в своей основе ни героических поступков, ни страстей, многое остается за скобками, прямо не оговорено. Но в то же время за три «малых» акта проходит приличный интервал времени, драматизм партии и мощь Дидоны, несущей бремя власти, только нарастают и приводят к неизбежному финалу – смерти в конце.

Над спектаклем работала команда постановщиков театра ТАТР: режиссер Игорь Витковский, художник Екатерина Витковская, музыкальный руководитель Иван Дерендяев, дирижер Джереми Уолкер, хореограф Светлана Новикова. В спектакле «Дидонея» музыка Генри Пёрселла соединяется с композициями Ивана Дерендяева и Георгия Орлова-Довыдовского, написанными специально для этого спектакля.

Театр ТАТР – независимое театральное сообщество, своеобразная лаборатория по преодолению иерархичной структуры и устоявшихся профессиональных ролей в театре. При таком подходе музыканты часто работают как актеры, актеры – как танцоры или режиссеры, а состав труппы подвижен и постоянно меняется.

Жанр постановки создатели спектакля определяют как sound-опера. По словам постановщиков, ключевая идея спектакля – единство связей вне иерархии, вне зависимости от статусов и положений, не важно, кто ты – бог, царь, мифологический герой или человек, ты все равно являешься частью в цепи, продолжающей бесконечное движение.

Постановщики считают равноценными участниками не только всех исполнителей сольных партий, но и хор с оркестром, стремясь тем самым максимально приблизиться к эстетике старинной оперы или даже античной драмы, которая славилась камерными составами и многочисленными условностями в представлении. Постановщики стремились воссоздать эту аскетичную строгость и стройность музыкальной драмы. И это им блестяще удалось.

Сценография минималистична и проста: круг на сцене, горка соли, из которой был построен Карфаген, яркий барабанщик, задник с видеофрагментами морской воды, яркие и лаконичные костюмы – все это работает на решение режиссерской задачи.

Особо трогает часть спектакля, где Дидона решает покончить с собой и проклинает Энея и весь его род. Но царица умна и решительна: осознав и приняв бессилие руководящих человеческими жизнями богов, не способных изменить ход предначертанных событий, перед смертью она прощает своего милого супруга.

В заглавных партиях: Дидона – Анна Холмовская, Эней – Константин Самойлов, Белинда – Мария Деева, Потерянная – Джулия Аморетти, Ведьма – Игорь Витковский, Ваал – Илья Кручинин. Весь вечер солисты, хор, оркестр меняются местами, соединяются, взаимодействуют достаточно тесно как драматически, так и музыкально. У каждого есть своя роль, герои и актеры осознают задачи и имеют театральный смысл.

Спектакль завершается трагической смертью (самоубийством) Дидоны, а народ поет погребальную песню и ждет новых героев. Своей жертвой она спасает Карфаген от войны. Из школьного курса истории мы помним знаменитую фразу «Карфаген должен быть разрушен!». Правда, это было хронологически позднее, но и мы воспринимаем искусство благодаря архетипам и усвоенным ранее знаниям, часто не соотнося причины и следствия. Спектакль чрезвычайно энергичен и молод, оставляет сладкое послевкусие и дает пищу для ума. Главное его достоинство – любовь: постановщиков, актеров, оркестра и певцов. И неравнодушие! А что еще нужно.

Конечно, структура оперы Пёрселла нарушается, музыка дополняется и вольно интерпретируется, но и сами постановщики определили жанр как музыкальный спектакль. Огромное достоинство спектакля – это его минималистичность, удобство транспортировки и дешевизна. И если в прошлогодней «Дидоне» Большого театра Карфаген был разрушен полностью, то в новом молодежном прочтении этого не произошло: город будет жить вечно в наших сердцах.

А если еще и обрести финансовую поддержку и постоянную сцену, то можно делать спектакли совсем другого уровня. Но как не стать равнодушным при этом – вопрос совершенно иного рода.

Юлия КУЗНЕЦОВА

Фото предоставлено пресс-службой Ассоциации музыкальных театров

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту