search
main
Топ 10
Милосердие и гуманизм: 5 декабря на «Разговорах о важном» школьникам расскажут о Дне волонтера С января 2023 года школы обязаны будут использовать систему «Моя школа» Этот день настал: 7 декабря одиннадцатиклассники пишут итоговое сочинение Педагогические династии были представлены на межрегиональном конкурсе Школы переводят на дистант и закрывают из-за гриппа и ОРВИ в Астраханской области В Ульяновске одну из улиц назовут в честь народного учителя Латышева В Калмыкии – карантин: итоговое сочинение перенесли на февраль 2023 года «Дети стоят на улице в минус 18»: в Кургане разгорелся скандал из-за прохода в школу Учителя Ульяновской области станут зарабатывать больше Перенос итогового сочинения, школа без контрольных работ, финалы ВСоШ - главные новости образования Залог успешного общения: Сферум запускает бесплатный курс повышения квалификации по коммуникациям для учителей Омские школьники придумали, как помочь страдающим болезнью Альцгеймера и их родным Десять медицинских классов открылись в Новгородской области Школам Комсомольска-на-Амуре пригрозили отключить отопление и электричество В первом чтении принят закон, позволяющий переводить школы с муниципального уровня на региональный Лучший старт в учительской профессии в Подмосковье взяли мужчины Глава РАО озвучила причины высокой учебной нагрузки в школах В подмосковных школах стартовала неделя функциональной грамотности Совет учителей-блогеров предложил свои идеи к Году педагога и наставника Сельская ДШИ в Оренбуржье признана лучшей в России в год своего 65-летия
0

Какие книги прочтут в будущем наши старшеклассники? Ответ на этот вопрос ищут московские педагоги, управленцы, ученые, писатели, общественные деятели, журналисты

Скандал начался в тот момент, когда РАО подготовила методическое издание «Русский язык и литература. Примерные программы среднего (полного) общего образования». После этого в Общественной палате РФ состоялось заседание Комиссии по сохранению культурного наследия, после которого члены ОП РФ Павел Пожигайло, Максим Григорьев, Андрей Дементьев, Валентин Курбатов, Константин Михайлов и Петр Толстой, а также участники слушаний – главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков, писатели, руководители ведущих литературных вузов и представители культурного сообщества подписали письмо на имя министра образования РФ Дмитрия Ливанова и президента Российской академии образования Николая Никандрова с просьбой пересмотреть список книг, рекомендуемых к прочтению школьникам 10-11-х классов, в частности, отметив, что в списке рекомендованных авторов, подготовленном РАО, классики русской литературы, например Александр Куприн и Николай Лесков, заменены на современных писателей Виктора Пелевина и Людмилу Улицкую: «В предлагаемой для чтения школьников книге Л.Улицкой «Казус Кукоцкого» часть сюжета построена вокруг вопроса разрешения абортов, в книге В.Пелевина «Generation P» на употреблении наркотиков. Не касаясь вопроса оценки их творчества, представляется очевидным, что данные произведения не уместны для школьного образования, а подготовленный список литературы является профессиональной ошибкой, которую необходимо безотлагательно исправить». Дискуссия переместилась в СМИ и Интернет, в нее включились другие члены ОП РФ – члены комиссии по образованию.

Тина КАНДЕЛАКИ так высказала свою позицию:В список для углубленного изучения также по непонятной причине вошли малоизвестный поэт А.И. Эппель и, напротив, широко известный писатель крайне узкого литературного направления, фантаст С.В. Лукьяненко. При этом книг братьев Стругацких нет ни в базовом, ни в «продвинутом» перечне. Из каких соображений школьникам предлагают читать «Ночной дозор», а не «Трудно быть богом» или «Жук в муравейнике», остается загадкой.Чисто теоретически все изъятые классики по усмотрению учителя могут быть добавлены в программу обучения старшеклассников. Но ведь кроме прочего новый стандарт предполагает сокращение часов на изучение литературы с прежних 210 до 140 на базовом уровне (на два года обучения в 10-11-х классах). Стало быть, на каждый год отводится отныне всего 70 часов. Проще говоря, найти место исключенным писателям будет непросто.Отдельно стоит отметить общую небрежность составителей. Например, авторы всерьез полагают, что Василь Быков написал роман «Эвакуатор», который на самом деле вышел из-под пера его однофамильца – известного оппозиционера Дмитрия Быкова. Даже как-то неловко, что методическое руководство, содержащее вопиющие фактические ошибки, маркировано фирменным знаком «Рекомендовано РАО».Наши дети искренне не понимают, за что Тарас Бульба убил Андрия, почему Левша вернулся из Англии, зачем читать «Войну и мир» целиком. Может, им все это больше не нужно? Лукьяненко читать легко и приятно. Его герои не терзаются в нравственных сомнениях, не переживают катарсис, не то что у Стругацких. Быть может, катарсис в современном мире попросту устарел? Зачем страдать, рефлексировать и меняться? Гораздо легче приспособиться: сдал ЕГЭ – и порядок.Учитель литературы школы №57 Сергей ВОЛКОВ негодовал: Из-за чего же орут – и в разных СМИ, и в ОП РФ? Из-за того, что в школьной программе теперь якобы нет «Медного всадника», Куприна и Лескова, Крылова и Радищева, зато есть Улицкая и Пелевин и еще какой-то подозрительный Эппель, а «Тихий Дон» – всего лишь во фрагментах! Никого из орущих не волнует, что Крылова читают в пятом классе, Куприна в восьмом, Лескова в шестом, Радищева в девятом. Никто не обращает внимания на то, что программа, о которой речь, для 10-го и 11-го класса. Никто не помнит, что в 2004 году «Тихий Дон» в стандарт едва протащили и как раз-таки во фрагментах, потому что целиком его ни у одного учителя и школьника нет времени изучить.Если громкость немножко привернуть, то станет понятно – не случилось ровным счетом НИ-ЧЕ-ГО с выходом программы РАО. Современная литература всегда была в программах, если учителю надо и он умеет, он Улицкую и Пелевина с детьми давно читает. И никакого Лескова и Куприна при этом никуда этот же учитель из программы не убирает.Да и вообще программу может делать сам учитель и сама школа. Нет обязаловки, программы все примерные, учитель может сам добавить и сократить. И если ему Эппель не идет, никто его читать не заставляет, даже если в программе он будет обозначен. И экзамена обязательного теперь нет. Поэтому добавлять и сокращать проще стало. Потому что на выходе никто не проверяет, что мы читали.Орущие не знают или не хотят знать, что главная проблема литературы в школе не проблема списка. Списки волнуют тех, кто учебники издает и заказ на них имеет. А тех, кто преподает, волнует не это, а то, что, к примеру, Радищева пойди прочти с современными школьниками. Хоть будет в программе, хоть нет – школьнику по барабану. Ему скучно читать Радищева. Он Радищева не читает. Ему вопли по поводу гибели русской культуры неинтересны. И моя задача как учителя, если я сам Радищева ценю, сделать так, чтоб прочли. Хотя бы фрагмент. Чтоб заинтересовались. Но это задачка сложная. Семь потов сойдет, пока ее сделаешь. Я приглашаю всех членов ОП РФ, подписавших письмо в Минобрнауки, всех авторов яростных статей последних недель и дней, всех примкнувших к ним радетелей за русскую литературу прийти в школы и дать хотя бы один урок по тому же Радищеву. А лучше – «пройти» его в течение нескольких уроков. Чтоб задание домашнее дать, а потом его проверить. И посмотреть, сколько народу сделало и как. Засучите рукава, поработайте. Попробуйте.Меня очень печалит надвигающийся и крепчающий обскурантизм. Я сам всегда выступал за литературу в школе. За ее статус. За часы. За обязательный экзамен. За важность предмета. Но присоединяться к тем, кто сегодня под видом борьбы за литературу распространяет мракобесные идеи, у меня нет ни малейшего желания.Ясность попробовало внести Министерство образования и науки РФ, которое обвиняли в том, что оно имеет отношение к опубликованной программе: «Минобрнауки России сообщает, что не имеет отношения ни к разработке, ни к публикации данной программы. Авторы разработали программу по собственной инициативе и без учета требований законодательства в области образования, а значит, программа не может быть использована в образовательном процессе.В настоящее время в основной и старшей школе (5-11-е классы) действует стандарт 2004 года, в котором представлен перечень литературных произведений русской классики и современной литературы для обязательного изучения, где представлены в числе других произведения А.К.Толстого, Н.С.Лескова, А.И.Куприна, А.В.Вампилова, В.П.Астафьева.При разработке примерных программ по литературе для нового стандарта, который вступит в силу в 5-х классах с 2015-2016 учебного года, в 10-х классах – c 2020-2021 учебного года, будет сохранена преемственность как в изучении литературных произведений, так и в части количества часов, отведенных на их изучение.Ни одна предметная программа, разрабатываемая под новый стандарт, не будет принята без широкого общественно-профессионального обсуждения».Но выступление министерства страсти не остудило. На очередном «Родительском собрании» «Эха Москвы» еще несколько известных в обществе людей сошлись в споре о том, кто имеет право на составление такой программы.Александр АРХАНГЕЛЬСКИЙ, литературовед, публицист, автор действующего школьного учебника по литературе для 10-11-х классов:Как человек, делающий учебники (сейчас у меня все время занято «линейкой» с 5-го по 9-й класс), могу сказать, что школа вне политики, школа не про то, на каком идеологическом поле ты находишься. Люди, которые подняли тревогу по поводу списка книг, исполнены глубокой тревоги за литературу в осознании следующего поколения, но они чаще всего слышали звон, но не знают, где он.Для этого нужно было сначала позвать консультантов, с ними поговорить, разобраться, как все это устроено, потом, может быть, в сухом остатке обнаружатся те вещи, которые надо резко менять. До определенного класса нужен какой-то набор книг, которые ученики должны прочитать. В первых классах мы делаем ставку на память, когда очень полезно учить наизусть, там списки того, что останется в голове. Затем мы начинаем медленно с 5-го менять педагогику знаний на педагогику деятельности. Полезнее, чтобы школьник в старших классах научился писать сам свои, пусть подчас бездарные, но искренние стихи, так как тот, у кого есть маленький опыт автора, всегда по-другому читает. Нравятся нам новые стандарты или не нравятся, но в старших классах будет, по всей видимости, синтетический предмет, и что-то мне подсказывает, что будет словесность. Синтез – это всегда долгий сложный путь, литература дружественно поглощает лингвистику в старших классах, задания по русскому языку – это риторика, это не только знание правил, это владение языком через литературу. Мы не возвращаемся к сочинению, вернуться ни к чему вообще нельзя, мы продвигаемся к эссе как к современной форме сочинения. Я считаю, пусть эссе будет условием входа на тестовое ЕГЭ. Напишете эссе человеческим образом, имеете право сдавать тесты, ведь эссе – это свободное высказывание с привлечением литературного, исторического, публицистического и иного материала.Я с недоумением отношусь к тому, что было на заседании Общественной палаты. По поводу русской литературы должна кипеть страсть, они живая, и страсть – дело хорошее.Во-первых, литература предмет эстетического цикла. Это умение мыслить образами, понимать, что жизнь состоит не из прагматических расчетов, а из той картины, внутри которой мы занимаем свое место. Во-вторых, она действительно способна воспитывать, человек встает перед главными вопросами жизни, сам вместе с писателем и героями этого писателя на эти вопросы отвечает.Сергей ШАРГУНОВ, писатель:У меня есть несколько соображений на эту тему. Во-первых, мне не нравится, что у нас нет обязательного списка литературы, когда мы говорим, например, о XIX веке. Я думаю, что не всякий учитель в состоянии составить адекватно этот список. Необходимы четкие стандарты классики. Конечно, это, на мой взгляд, прямо увязано и с сокращением часов литературы, и тот куцый список произведений, который есть в ЕГЭ – повод для обсуждения. Эта дискуссия, которая всколыхнула литературное сообщество, это признак взаимной глухоты. При всем уважении и к Пелевину, и к Эппелю, и к Улицкой есть огромное количество современных авторов, которых я в списке не обнаружил. Спор в который раз обнажил давнюю дискуссию между почвенниками и западниками, между сторонниками одних и других толстых журналов. Этот список нужно формировать сообща, взвешенно, ко всему, что касается образования, разговора о литературе, тем более о литературе, еще не прошедшей проверку временем, нужно подходить наиболее деликатно. Я не уверен, что тот же Юрий Поляков хотел, чтобы его произведения, где немало эротики, входили в школьную программу. Где критерий отбора, где те люди, которые решили, что именно одних авторов мы берем, а других отставляем в сторону? Русская литература все-таки еще и воспитывает, учит задавать вопросы, учит самостоятельности взглядов, воспитывает готовность к определенному мужеству, она некоторым образом должна преображать именно школьника, те произведения, которые мы предлагаем, должны иметь и нравственный привкус. Я убежден, что «Лолиту» Набокова не нужно проходить в старших классах.Борис ЛАНИН, автор линии школьных учебников по литературе, учитель русского языка и литературы, заведующий лабораторией литературы в ИСМО РАО:Когда было заседание Общественной палаты, причем ее Комиссии не по образованию, а по сохранению культурного наследия, меня не пригласили, хотя обсуждали программу, мною же написанную, журналисты сказали, что обсуждение проходило крайне неконструктивно. В письме, отправленном Президенту РФ Владимиру Путину и президенту РАО Николаю Никандрову, есть две неточности. Первая состоит в том, что программа вовсе не обязательная, по Закону «Об образовании в РФ» в России не существует более обязательных программ. Наша программа просто примерная, она для 10-11-х классов, стандарт войдет в силу только в 2020 году. Вторая неточность – ни Куприн, ни Лесков из программы не ушли, они остались. Мы рекомендуем, причем не имена, не произведения, а название модулей. Учитель пишет свою образовательную программу, педагогический совет утверждает. Вся большая человеческая жизнь в школу не помещается. Человек образовывается не только в школе. Есть школьная программа, есть родители, которые читают книги дома и обмениваются мнениями, есть сети, где прочитанное люди обсуждают довольно бурно. Мы не можем все вставить в школьную программу.Литература один из немногих предметов в школе, который воспитывает человека-гуманиста, любящего свою родину, людей, школьный предмет, который еще воспитывает привычку к чтению. В каждом тексте есть то, что не подпадает под общепринятую мораль. Вообще в литературе отрицательные герои более сложно-обаятельны, чем герои положительные. Но такова жизнь, она сложна, учитель должен ученикам все растолковывать.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте