Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Какие книги нам нужны, а от каких можно отказаться?

Дата: 12 декабря 2012, 17:39
Автор:

По мнению члена Московского союза литераторов Виктора Кротова, «школа – это заведение, где детей учат нужному и ненужному вперемешку, всячески мешая им отличать одно от другого». Его точку зрения поддерживают многие. Причина банальна: всевозможные реформы, которыми просто затерзали школу в последнее время, отражаются не только на педагогах и детях, но и на родителях, закономерно порождая волну возмущения: «А зачем это вообще надо?» «Когда мы учились, было лучше!» Это касается и преподавания литературы. Родители поражаются изменениям в школьной программе, слушают незнакомые им имена и названия произведений. Что читали на уроках мы? Что читают наши дети? Что будут читать наши внуки? Станут ли они лучше нас, умнее, сильнее, добрее… Читать какие книги нам диктует новое время? И действительно ли так безнадежно устарели истории и герои, знакомые еще нашим бабушкам и дедушкам?

Существует мнение, что сегодняшние школьники уже слишком далеки от Григория Мелехова и Андрея Болконского, им непонятны проблемы, поднимаемые в классических произведениях, какие-то моменты вообще кажутся нелепыми и смешными Конечно, здесь многое зависит от того, как произведение преподносит сам учитель, погружает ли он своих учеников в ту эпоху, о которой идет речь Но заменять буквально всё современной литературой – конечно, более понятной нынешним школьникам – это не выход В литературе, так или иначе, отражена вся наша история, развитие нашей общей культуры, и без этих знаний мы становимся «Иванами, родства не помнящими» Достаточно вспомнить известную мудрость: без прошлого не бывает будущего

Литература как предмет, в идеале выдвигающий на первый план задачи нравственного и духовного роста, к сожалению, все больше склоняется к проблеме банального расширения кругозора. Чем иначе объяснить всё большее увеличение количества изучаемых произведений и авторов, и всё менее детальный разбор этих произведений? Такими темпами мы скоро будем хватать по вершкам. А как же – зри в корень? Конечно, всегда было и будет мнение, что художественные произведения на уроках литературы нужно читать, а вот размышлять о них, искать проблемы и идеи не стоит, потому что у каждого свое видение. В противовес этому скажу: далеко не все повести, рассказы и романы становятся понятны даже при очень внимательном чтении. Учась в школе и знакомясь с  программными произведениями вперед, я с особым нетерпением ждала уроков по отдельным темам именно для того, чтобы приоткрыть завесу тайны и осмыслить с помощью учителя то, что для меня оставалось закрытым.

Вот уже четвертый год я скептически смотрю на оглавление учебников по литературе. Признаюсь, я сама закончила школу менее десяти лет назад, но многие фамилии помещенных туда писателей и поэтов мне незнакомы, даже принимая в расчет вузовскую программу. Иногда приходится долго размышлять в поисках ответа на вопрос: почему авторы решили включить в хрестоматию именно это произведение именно этого писателя? Чем они руководствовались? Чему хотели научить детей, на какие мысли желали натолкнуть?

Не могу не сказать о двух произведениях, одно из которых изучается по программе пятого класса, другое – в седьмом. В них есть некий сходный момент сюжета. Однако по идейно-нравственной наполняющей это просто произведения-антиподы.

Итак, хрестоматия пятого класса, Джек Лондон «Сказание о Кише». Краткий сюжет: подросток вынужден добывать пищу для себя и матери, но охотиться на белых медведей, конечно, ему не по силам. Потому он находит гениальное решение: берет полоску китового уса, сворачивает и замораживает в куске тюленьего жира. Затем подбрасывает медведю. Тот съедает и умирает в страшных мучениях от желудочного кровотечения, причем все это описано в красках. Мораль – какой же Киш молодец, находчивый паренек!

А теперь возьмем учебник седьмого класса, отрывок из «Братьев Карамазовых» Достоевского под названием «Мальчики» (на мой взгляд, в седьмом классе даже такой упрощенный отрывок прочувствовать очень сложно, и, по большому счету, это замечательное произведение проходит мимо юных читателей). Там несколько схожая ситуация: из озорства Илюша Снегирев бросает собаке кусок хлеба со спрятанной булавкой.

Пятиклашкам «Сказание о Кише» я заменяю другим произведением Лондона. Отчасти потому, что, обучая большое количество детей из неблагополучных семей, я банально опасаюсь, как бы они не восприняли выдумку Киша как побуждение к действию. В седьмом же классе «Мальчиков» мы читаем обязательно. Потому что, несмотря на сходство в некоторых сюжетных моментах, у Достоевского совершенно иная мораль, глубокая и прочувствованная. Его герой мучается сознанием собственной вины, понимает, что минутное озорство привело к смерти невинного животного. И вот этот эпизод действительно учит – не находчивости, а состраданию и ответственности.

Мы говорим о том, что программа по литературе в последние десятилетия существенно изменилась, ушло “формирование марксистско-ленинского мировоззрения учащихся, идейно-политических принципов”. Действующие учебники ориентируют на «освоение гуманистических национальных и общечеловеческих ценностей, воплощённых в произведениях словесного искусства, на отказ от тенденциозных подходов к рассмотрению художественных произведений, связанных с политической конъюнктурой». Гуманистические ценности – это у Достоевского. У Лондона тоже множество гораздо более человечных произведений… Чему учит «Сказание о Кише»? Находчивости? Умению добиваться своего любым способом? Так, может быть, лучше читать «Белый Клык» того же Лондона? Да, синоним гуманизма – человеколюбие. Но давайте же не путать это слово с себялюбием! В наш век достаточно говорится о находчивости и предприимчивости – и слишком мало о бескорыстной любви.

Ни наука, ни общество, ни литература не стоят на месте. С каждым годом в мир приходит что-то новое, и старое вынуждено потесниться. Из программы ушли многие произведения, которые учили ребят выстраивать отношения, говорили о дружбе, о взаимопомощи. Это не может не огорчать. Если бы не мой учитель и не углубленная программа по русскому языку и литературе, я могла бы никогда не познакомиться с «Республикой ШКИД» и «Белеет парус одинокий». Но мне в свое время повезло с учителем, и для меня литература всегда будет ассоциироваться с наукой о жизни. Поэтому я категорически не согласна с теми людьми, которые требуют убрать из школьной программы Толстого, Достоевского и прочих классиков. Да, огромные произведения, да, трудно читаются… Но если мы оставим только Твена да Маршака, как много потеряет ребенок в своем развитии!

Другое дело, что очень многие произведения все же нужно читать позже, в школьном возрасте детское мировоззрение до них еще «не доросло». А некоторые вещи в любом возрасте воспринимаются с немалыми трудностями. Стихотворения Ломоносова и Державина требуют не детального разбора и уж тем более не заучивания, они скорее призваны иллюстрировать эпоху, особенности языка того времени. Так почему же и не изучать их обзорно именно в этом ключе?

В программе есть и откровенно неинтересные произведения. К примеру, в 5-м классе предусмотрено изучение пьесы для народного кукольного театра «Петрушка Уксусов». Это как раз то, что и смотреть-то не всякий будет… И это в том возрасте, когда любовь к литературе рождается именно через интерес к ней! А ведь в дальнейшем классика ложится лишь на подготовленную почву, к серьёзному чтению надо подводить постепенно, понемногу открывая поистине чудесный мир литературы – мир, в котором можно путешествовать, сидя в кресле. И здесь очень важно не упустить момент, когда ребенок может заинтересоваться, сперва сюжетом, героями, а потом будет готов постичь и красоту слова. Другими словами, не «Том Сойер» вместо Булгакова, а «Том Сойер» как путь к Булгакову…

Что будет с нашей программой по литературе дальше? Станем ли мы, как на Украине, изучать «Гарри Поттера» Роулинг и «Алхимика» Коэльо, а «Маленький принц» Экзюпери уйдет в небытие? Безусловно, есть тенденция включать в программу произведения современных писателей. Это правильно. Я считаю абсолютно закономерным изучение рассказов, к примеру,  Брэдбери, потому что он уже относится к классике, его произведения проверены временем. Но далеко не всё, что в данный момент создает ажиотаж и раскупается в мгновение ока с полок книжных магазинов, останется таковым через пять, десять лет. Потому надеюсь, что через некоторое время в учебниках по литературе не появится «Сумерки. Сага».

Было время особой популярности антиутопий, и тогда мы стали изучать подробно Замятина, обзорно – Оруэлла или Хаксли… Вполне вероятно, лет через десять придет время включать в программу произведения, посвященные постапокалиптическому миру, и современные бестселлеры, такие как Сесилия Ахерн «P.S. Я люблю тебя».

Существует мнение, что сегодняшние школьники уже слишком далеки от Григория Мелехова и Андрея Болконского, им непонятны проблемы, поднимаемые в классических произведениях, какие-то моменты вообще кажутся нелепыми и смешными. Конечно, здесь многое зависит от того, как произведение преподносит сам учитель, погружает ли он своих учеников в ту эпоху, о которой идет речь. Но заменять буквально всё современной литературой – конечно, более понятной нынешним школьникам – это не выход. В литературе, так или иначе, отражена вся наша история, развитие нашей общей культуры, и без этих знаний мы становимся «Иванами, родства не помнящими». Достаточно вспомнить известную мудрость: без прошлого не бывает будущего.

Фото Ольги Максимович


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt