Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Портрет

Ирина ЗАРТАЙСКАЯ, писатель:

Каждому человеку нужна своя книга
Учительская газета, №10 от 9 марта 2021. Читать номер
Автор:

Лауреат многочисленных литературных премий, автор книг для детей и подростков Ирина Зартайская в жизни и сама напоминает героиню сказок: хрупкая, улыбчивая, с розовыми прядями в волосах. Сказки Ирины Зартайской уже на протяжении многих лет входят в топы самых популярных, родители часто рекомендуют именно их для прочтения детям как особенно добрые, светлые. Ведь это истории, в которых о сложном говорится легко.

Ирина ЗАРТАЙСКАЯ. Фото из личного архива Ирины ЗАРТАЙСКОЙ

– Ирина, если посмотреть вашу библиографию, то именно в прошлом году вышло рекордное количество ваших книг. Это пандемия так повлияла?

– Разве? Я, честно говоря, не следила за цифрами, но книжки действительно выходят в последнее время активно. Так происходит в основном благодаря издательствам. Что скрывать, с каждым годом, с каждой написанной книгой издавать все последующие становится легче. Но бывает и так, что с издательством у меня складываются прекрасные отношения, а книги не получаются.

Что же касается пандемии, не думаю, что тут можно проследить ее влияние, скорее темы моих историй вдруг удачно совпали с настроениями редакторов. Так сложилось. В следующем году все может быть по-другому.

Знаю, что вы часто встречаетесь со своими читателями…

Да, раньше, до всей этой истории с коронавирусом, удавалось встречаться очень часто. Встречи проходили либо в библиотеках, либо в садиках, либо в школах, всегда в легком формате с элементами театра. Я рассказывала о своей книжке, зачитывала ее вслух, чтобы «разогреть» аудиторию, а впоследствии дети сами начинали мне помогать. Дети очень неравнодушные и отзывчивые. Поэтому общение всегда проходило в легкой, непринужденной атмосфере, с улыбками и смехом. Ребята часто не могли поверить, что перед ними писатель. Ведь в детском мироощущении писатель – это как минимум дядя…

Сейчас все восстанавливается, но очень медленно: на последней встрече было всего пять человек. Родители с детьми пришли – хорошо, что решились. Нам всем не хватает живого общения, так что ждем новых событий.

А когда вы смотрите на своих читателей, что вы думаете, какие книги нужны современным детям?

Я бы сказала так: детям просто нужны книги. Даже те, кому они, казалось бы, неинтересны, в какой-то момент могут открыть для себя их магию. Например, ребенок случайно возьмет книгу, чтобы поставить на нее планшет, а потом вдруг присмотрится, откроет и найдет в ней что-то интересное для себя. Мы сами иногда не знаем, какие книги хотим прочитать, так откуда же нам знать, чего хотят дети? У меня есть хороший пример. Однажды в книжном я наблюдала за мамой с сыном. Сын с интересом рассматривал книги на прилавке, что, согласитесь, само по себе очень хорошо, но он выбрал не ту книгу, которая нравилась его маме, а ту, которую она считала бесполезной. Женщина предлагала ребенку условного «Чука и Гека», в то время как тот хотел читать комиксы, ему не нужен был «Чук и Гек». Я слушала этот спор и думала, что это одна из главных родительских ошибок: заранее знать, что нужно их детям. Если ты видишь, что твой ребенок тянется к книгам, разреши ему тянуться к тому, чего он хочет. Сейчас он, может, почитает комиксы, комиксы тоже книги, а потом через них перейдет на другой уровень. Не надо запрещать ребенку выбирать самому, иначе потом придется жаловаться на то, что дети сегодня не читают. Лучше понаблюдайте за тем, что любит ваш ребенок, чем интересуется, какие мультфильмы ему нравятся, и невзначай предложите ему что-то по теме. На книжных полках магазинов сегодня такой большой выбор – каждый сможет найти свою нишу.

– Есть и взрослые дети, которые любят, чтобы родители им читали вслух.

– Что говорить, это любят и многие взрослые люди.

– Вы часто принимаете участие в различных писательских семинарах…

– Сейчас я от этого отошла. Но когда только начинала свое литературное творчество, такие встречи были для меня весьма полезны. Мне тогда очень нужны были профессиональное общение, новые знакомства. Писательские семинары учили меня профессии, вдохновляли. И хотя я до сих пор не называю себя писателем с большой буквы (до этого мне еще расти и расти), но считаю, что место на семинарах нужно оставлять для молодых – тех, кто больше нуждается в поддержке и заботе.

– Согласны ли вы с тем, что в России детский писатель – это скорее энтузиаст, что труд этот не всегда оплачивается, да и оценивается по заслугам, что детская литература как будто второстепенная?

– Я этого не замечала. Наоборот – чувствую и вижу, что читатели радуются новым книгам, встречают их радушно. Никто никогда не говорил мне, что тот, кто пишет для детей, не настоящий писатель. Да и если смотреть в целом, за последние 10 лет детская литература сильно изменилась в лучшую сторону, развилась и окрепла. Когда моему сыну был год, мне едва удавалось найти одну-две хорошие книги в магазинах. А сейчас страшно в книжный зайти – там же такой выбор, что можно всю зарплату оставить! Конечно, какие-то темы и направления в нашей детской литературе еще не затрагиваются, но я верю, что все еще впереди.

– Давайте тогда поговорим как раз о новых темах. В кругах родителей то и дело завязываются споры: на российском рынке все чаще появляются книги, которые так или иначе учат детей принятию, толерантности. В современных книгах у ребенка могут быть не только мама и папа, но и папа и папа. Как вы к этому относитесь?

– Я на это смотрю с улыбкой и пониманием. Зачем кого-то осуждать? Ведь в мире такие семьи существуют. Так почему мы должны делать вид, что их нет? У меня есть книга «Я слышу». Говоря о ней, можно задаться вопросом: зачем рассказывать детям про то, что есть люди с инвалидностью? Но мы и так не видим детей с особенностями на улицах, их почти нет в жизни общества, в том числе благодаря тому, что их родители боятся выходить с ними из дома из-за большого количества трудностей, непонимания со стороны других. Но ведь это наша жизнь, наши реалии. Может быть, это странно и непонятно для многих. Но каждому человеку нужна своя книга.

Каким вы были ребенком, какие герои ваших книг на вас по­хожи?

Я была обычным ребенком, девочкой, которая не любила юбки, забиралась на все заборы и всегда первой оказывалась в луже. Мне всегда было проще общаться с мальчишками. Я не любила школу, хотя меня никогда не ругали за оценки. Но у меня был «синдром хорошей девочки», а это вызывало постоянный стресс: я ведь всегда должна была сделать все на «отлично»! А так не получалось.

Я любила придумывать истории про свои игрушки. Наверное, из этих историй и выросли мои сказки. У меня было очень творческое детство, все благодаря моим родителям, которые водили меня по музеям, воспитывали во мне любознательность. Помню, как мы брали бутерброды (денег ходить в кафе не было), термос и отправлялись на целый день в Эрмитаж. Словом, хорошее у меня было детство… Счастливое!

А какой-нибудь ваш персонаж похож на вас?

Да все, наверное, похожи. Каждый писатель, я думаю, согласится с тем, что, когда пишешь, волей-неволей пишешь о себе: как ты это видишь, как чувствуешь, как понимаешь. Вот, например, Пряник и Вареник – это же просто раздвоенная я!

Вы сказали, что вам было сложновато в школе. Это как-то повлияло на вас как на маму? Следите за оценками своего ребенка?

Вообще не повлияло! Я больше скажу: периодически я повторяю ошибки своих родителей – так же теряю терпение, когда мы вместе делаем домашнее задание. А ведь я думала, что со мной этого никогда не произойдет, думала, что буду терпеливой. Хотя я так же, как мои родители, никогда не ругаю его за тройки и двойки, вместо этого мы пытаемся понять, почему так произошло…

Детям сегодня тяжелее, они всегда под колпаком. Я знаю, когда ребенок вышел из школы, когда он будет дома, всегда могу ему позвонить, даже дневник теперь в электронном виде. У современных детей почти нет свободы. Поэтому, мне кажется, они сейчас еще больше нуждаются в поддержке и понимании со стороны родителей.

У меня создалось впечатление, что все ваши книги очень психотерапевтические. Вы это замечаете?

Нет, и никакого сознательного расчета тут нет. У меня есть 2-3 книги, которые я писала на заказ. В этих случаях издательства поставили передо мной задачи раскрыть определенные темы, например сложности адаптации в детском саду, проблему общения с новыми друзьями. Эти книги должны были помочь детям и родителям проработать собственные страхи и эмоции. Но в основном я пишу о том, что волнует меня саму, о том, что мне кажется важным. Надеюсь, у меня это получается без излишней назидательности и прямолинейности, этого я стараюсь избегать.

Отнюдь, но то есть психотерапия тут ни при чем?

Я, кажется, никогда и не была у психолога. Или, может, была, но не помню. Но каждый раз, когда пишу новую историю, я прорабатываю свои страхи, детские впечатления. Например, книга «Все бабушки умеют летать» – это же про мою бабушку, я ее написала, когда мне было очень тяжело, это была первая в жизни потеря близкого для меня человека. Никогда до этого я такого горя не испытывала. Все было впервые. Пока я не написала эту историю, я не могла избавиться от внутреннего груза. Вспомнив наши общие с бабушкой дни, часы и минуты, я точно сама открыла окно и отпустила свою боль. Мне стало легче, да, бабушки сейчас нет, она улетела. Но я ее жду, и она всегда рядом. Наверное, это действительно похоже на психотерапию, но она была необходима в первую очередь мне самой. Но никакой терапевтической задачи перед собой я не ставила, просто так сложилось. Или взять хотя бы «Сюрприз для мамы» – ведь эта история и про взрослых, и про детей, которые время от времени думают, что их никто не любит, но стоит им посмотреть вокруг, можно увидеть, что это не так.

Где вы проводите границу между детской и взрослой литературой? Есть ли она?

Знаете, когда меня спрашивают, на какой возраст читателей я рассчитываю, когда пишу, я отвечаю: на любой. Мои книги для людей от 0 до 100. Из-за этого у меня иногда бывают проблемы с издателями, которые говорят, что мой текст слишком сложный для детского восприятия. Тогда книга залеживается. Ведь я не всегда могу изменить историю. Есть вещи, которые мне не подвластны.

Точно могу сказать, что в детских книгах не должно быть зла, насилия и негатива. Но я считаю, что и во взрослых книгах этого не должно быть!

– Отдельно хочется поговорить про иллюстрации к вашим книгам. Знаю, что были случаи, когда за хорошим художником вам приходилось практически охотиться, чтобы договориться о совместной работе…

– Да, это правда, но в основном всю работу с иллюстраторами ведут издательства. Очень редко получается все обсудить и договориться с художником до издательства. Однажды моя подруга-художница создала персонажа, а я придумала историю с его участием. Бывает, что я высказываю пожелания, но даже своей подруге – иллюстратору Лизе Третьяковой – я не навязываю свое видение. У меня свое творчество, у художника – свое. Мы создаем единый продукт, все взаимосвязано. Но диктовать кому-то, как он должен работать, – это неверно. Я уважаю труд художника и его творческий подход. Всегда интересно посмотреть, что получится. Иногда выходит то, чего я совершенно не ожидала! И это так здорово! Это очень интересный процесс, интригующий, и мне это нравится…

– Интересно, что вы работаете с разными художниками, но иллюстрации к вашим книгам в чем-то похожи – в них чувствуются движение, романтика, течение жизни…

– Когда на художника не давишь, а даешь ему волю и свободу, он все делает прекрасно.

– В нескольких интервью рефреном звучит мысль: «Нужно слушать свое сердце, и тогда все препятствия можно преодолеть». Что значит слушать свое сердце? Как вы прислушиваетесь к себе, есть ли у вас какие-то методы? Ведь большинство людей не понимают, что значит слушать свое сердце.

– Мне кажется, что я и сама до конца не понимаю, что это значит… Наверное, стараться лучше понимать себя. Это ведь так сложно: понять, чего мы хотим. Так что в первую очередь я повторяю это для самой себя. То же самое, что я из одного в другое интервью говорю, что надо радоваться всему, что мы видим. Вот вы видите снег – радуйтесь снегу, видите дождь – радуйтесь дождю и так далее… И это говорю я, человек, который так часто расстраивается! Но говорю, потому что к этому надо стремиться. Это то же самое, что психотерапия. Когда ты проговариваешь себе такие важные вещи, хочется свернуть горы. По крайней мере, на ближайшие два дня это действует…

 

Досье «УГ»

Ирина Зартайская – автор более 60 книг для детей и подростков, лауреат международного конкурса «Литературная Вена» и первого Всероссийского литературного конкурса «Желтая гусеница: полеты во сне и наяву». На конкурсе «Новые имена» Ирина победила в номинации «Автор лучшей повести».


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt