Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Острая тема

«Иностранка» в стадии развода

Учительская газета, №17 от 28 апреля 2020. Читать номер
Автор:

Доживет ли до своего юбилея знаменитая библиотека иностранной литературы?

У меня три дня скрипела пыль на зубах. Нет, я не спускался в забой шахты или на дно песчаного карьера. Я был в оазисе тишины и в храме знаний – в библиотеке. В знаменитой некогда «Иностранке». Точнее, в Центре книгохранения Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы имени М.И.Рудомино (ВГБИЛ). А еще точнее, в хранилище периодической печати. Еще 20 лет назад это был «заповедник» зарубежных печатных средств массовой информации. Парад популярных и специализированных изданий мира – от Австралии до трех Америк.

Французские «Фигаро», «Ле Монд», «Паризьен», «Франс-Суар», «Либерасьон», «Пари Матч»… Английские «Таймс», «Гардиан», «Дейли Телеграф», «Сан», «Дейли Мэйл»… Немецкие «Бильд», «Ди Вельт», «Зюддойче Цайтунг»… 87 наименований газет и 1491 название журналов!

Сколько студенческих курсовых и дипломов написано по этим изданиям! Сколько защищено кандидатских и докторских диссертаций! Сколько написано книг! Сколько снято документальных фильмов!

Там, где раньше бился пульс планеты, сейчас пустые и пыльные стеллажи. За последние 20 лет поступления газет и журналов сократились более чем в четыре раза. По соседству с осиротевшими стеллажами полки с книгами (надо же чем-то заполнить пустоты!), большинство из которых почему-то стоят корешками не к зрителю, а смотрят в пол – срезом вверх, будто стыдясь своего названия и автора.

Беру со стеллажа первую попавшуюся «золушку». Читаю: «Публицисты 1880 годов». Листаю, оживляя университетский курс журфака: Аксаков, Белинский, Булгарин, Гончаров, Греч, Добролюбов, Писарев, Хомяков,Чернышевский… Столпы русской публицистики! Но при чем здесь фонды библиотеки иностранной литературы, цель которой знакомить читателей с книгами и периодикой стран мира, изданными за рубежом? Из формуляра (библиотечной учетной карточки) узнаю, что данная книга списана в далеком 1969 году библиотекой Лесопаркового защитного пояса Москвы №180 (Красногорского района), но (внимание!) принята «как особо ценное имущество» в основной фонд (ВГБИЛ) в 2018 году.

Вот еще книги, стыдливо спрятавшие корешки. «Советский Союз в стихах и прозе», издательство «Прогресс». Двухтомник издан в 1982 году, но принят в основной фонд «Иностранки» как новое поступление.

Рядом «Англо-русский словарь» 1949 года издания. «Раритету» 70 лет. Словарь одряхлел не только физически, но и морально износился – значительно изменился и обогатился словарный запас и англичан, и русских.

Вспоминаю слова Маргариты Ивановны Рудомино, основавшей эту библиотеку, разработавшей принципы комплектования фондов: «…тщательно изучая мировой книжный рынок, собирать только «сливки» и лишь немного «молока», но ни капли «воды». А здесь даже не «вода» – хлам. (Грешно называть книги хламом, но в данном контексте это самое точное определение.)
– Таких книг тысячи в нашем хранилище, – уточняет ведущий библиотекарь Центра книгохранения Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы имени М.И.Рудомино Любовь Титова. – По сути, это макулатура. Мертвые души. В начале 90‑х отделом комплектования фондов было принято решение отказаться от подписки на зарубежную общественно-политическую периодику. Дорого! Администрация библиотеки экономила на валютной подписке и дополнительно получала неплохие деньги за аренду помещений.

Любая библиотека стремится экономить средства, которые выделяются на приобретение книг. Существует практика международного книгообмена. Это удобная форма безвалютного приобретения зарубежных изданий. Библиотеки-партнеры в разных странах закупают (каждый в своей стране) и пересылают друг другу книги и (или) периодику. Например, нашего делового партнера (допустим, в Германии) интересует годовой комплект журнала «Вопросы истории», а наша библиотека хотела бы получить годовой комплект журнала Der Spiegel. Каждая из сторон осуществляет подписку на интересующее партнера издание как бы для себя, а когда поступают свежие номера, отсылает их бандеролью своим зарубежным коллегам. «Иностранке» международный книгообмен когда-то обеспечивал 70% всех фондовых поступлений, но затем периодика из-за рубежа приходить перестала, хотя библиотека продолжала посылать туда запрашиваемые издания. По слухам, коллеги стали расплачиваться валютой, но где она оседала, одному богу известно.

В январе 2022 года «Иностранке» «должно» исполниться 100 лет. Я не случайно закавычил краткое прилагательное «должно». Доживет ли знаменитая библиотека до векового юбилея? Все упорнее слухи о слиянии «Иностранки» с Российской государственной библиотекой (бывшей Ленинкой). А самое тревожное, сохранит ли детище Маргариты Ивановны Рудомино то, ради чего и было задумано, – быть «накопителем и хранителем истинной духовности»?

«…любое цивилизованное государство должно заботиться о библиотеках, помня, что это фундамент духовного опыта, совершенно необходимый для нормального развития страны», – не уставала повторять М.И.Рудомино.

Библиотека начиналась 98 лет назад со шкафа с сотней книг на английском, французском и немецком языках. Корней Чуковский вспоминал о первой суровой «библиотечной» зиме 1921‑1922 годов: «Была каморка холодная, темная, вся заваленная книжной рухлядью. Книги промерзли насквозь. Берегла это добро исхудавшая, иззябшая девочка с распухшими от холода пальцами». Это была Рита Рудомино.

Девушка из Саратова, классическая русская красавица, окончившая местную гимназию и Высшие курсы иностранных языков. Рита свободно владела немецким, французским и английским языками, но «для закрепления знаний» поступила на романо-германское отделение факультета общественных наук МГУ.

Училась и (параллельно) заведовала библиотекой при Неофилологическом институте. В августе 1921 года институт ликвидировали. Библиотека с разрешения Наркомпроса была реорганизована в самостоятельное учреждение – Неофилологическую библиотеку, в 1924 году переименованную в Государственную библиотеку иностранной литературы. Вместе с заведующей и уборщицей штат библиотеки составляли пять человек.

Первых читателей библиотека приняла в апреле 1922 года.

«Иностранка» не от хорошей жизни, как приживалка, много путешествовала по Москве с собственным скарбом. Ей давали приют то Исторический музей, то храм Космы и Дамиана в Столешниковом переулке, то особняк в Лопухинском переулке, то здание на улице Разина (ныне Варварка)…

В 1948 году библиотека стала универсальной. Ее фонды пополнялись книгами не только гуманитарной, но и научной направленности. Вместе со статусом библиотека сменила и свое название, официально став Всесоюзной государственной библиотекой иностранной литературы (ВГБИЛ).

Наконец 31 мая 1967 года библиотека справила новоселье и переехала в новое, специально для нее выстроенное на Николоямской здание с восьмиэтажным хранилищем. (Напротив сталинской высотки с кинотеатром «Иллюзион».) К тому времени ВГБИЛ имела четырехмиллионный фонд, девять читальных залов и штат в 700 сотрудников.

Гостями библиотеки и ее читателей были Р.Роллан, Гр.Грин, Р.Олдингтон, Д.Стейнбек, П.Неруда, Ч.П.Сноу, Р.Фрост, А.Маршалл, Д. де Сантис, Р.Чандра…

– В мои годы, а я здесь уже 45 лет, на работу в «Иностранку» принимали международников, страноведов, философов, историков, журналистов, филологов со знанием одного-двух, а то и трех-четырех языков, специалистов в области международного издательского дела и книготоргового рынка, знатоков зарубежных национальных культур, литературных тенденций и течений, – рассказывает Любовь Титова. – Со временем молодые специалисты становились крепкими профессионалами-практиками, умеющими работать с зарубежными партнерами, и книжный фонд постоянно пополнялся актуальной литературой. Запрос общества на зарубежную социально-политическую и гуманитарную литературу есть и сегодня, а вот государственного спроса с нашей библиотеки как библиотеки иностранной литературы не стало!

Работали американский и французский центры, библиотека Британского Совета, информационный центр посольства Японии…
Параллельно укреплялись международные библиотечные контакты, что на первый взгляд было плюсом. Но! Вся литература этих международных центров – их собственность, а значит, не передавалась в фонды «Иностранки».

В 2012 году из ВГБИЛ ушли французы. (Еще раньше закрылась библиотека Британского Совета.) Французский культурный центр (ФКЦ) был одним из первых культурно-деловых партнеров ВГБИЛ. В стенах библиотеки он занимал два этажа. Покинув стены «Иностранки», за эти же деньги французы смогли снять трехэтажное здание в историческом центре Москвы, на Воронцовом Поле. При «разводе» с «Иностранкой» французы забрали и свою собственность – все книги и периодические издания. Библиотека иностранной литературы осталась без французской и британской литературы.

В 2013 году прошла так называемая оптимизация структуры библиотеки (что такое оптимизация по-русски в нашей стране, рассказывать никому не надо). Прекратили свое существование центры правовой информации и восточных культур, отделы периодических изданий, литературы по искусству, религиозной литературы и русского зарубежья (все с читальными залами при них); отдел абонемента.

Утратили самостоятельный статус (были слиты с другими отделами в подчиненном соотношении) отдел книгохранения и комплексный центр обработки документов, в который входили сектора учета фондов, каталогизации, систематизации. Это все отделы прямого назначения. То есть те, деятельность которых позволяет называть библиотеку библиотекой. Как могло получиться, что в библиотеке стал «нерентабельным» именно библиотечный комплекс?! Куда пошли высвободившиеся после горе-оптимизации деньги?

Был принят на хранение книжный фонд закрытого Украинского культурного центра, хотя ВГБИЛ никогда не комплектовала издания на языках народов СССР. (Это всегда было прерогативой Ленинки, Салтыковки и Книжной палаты.) Сейчас никто не знает, что делать с 40 тысячами книг «украинской библиотеки». Тем более что эти книги поступили в «Иностранку» во временное пользование, а значит, их обязаны вернуть хозяину.

Когда иностранные центры были закрыты, в комплектах французской, английской, японской и прочей периодической печати появились устойчивые лакуны. Как следствие, в разы сократилось посещение читателей.

Обидно, если к своему юбилею «Иностранка» придет со шлейфом проблем и скандалов. Может быть, есть смысл передать библиотеку Российской академии наук (РАН)? С момента создания Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) в 1978 году «Иностранка» и библиотека ИНИОН дублировали друг друга. Обе специализировались на формировании фонда по общественно-политической тематике, но библиотека ИНИОН не была общедоступной и предназначалась только для научных работников системы Академии наук. В 90‑х «Иностранка» отказалась от статуса научной библиотеки, но остались фонды, а в 2015 году сгорела библиотека ИНИОН. В создавшейся ситуации сам собой напрашивается вывод: не строить новое здание для библиотеки ИНИОН, а переселить ее в стены ВГБИЛ. Были бы сэкономлены колоссальные средства.

Арсений РЫКОВ


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt