Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Точка зрения

Герман СТЕРЛИГОВ: Моим детям не нужно образование, которое дается в ваших школах

Учительская газета, №17 от 22 января 2021. Читать номер
Автор:

Мы столкнулись с Германом Стерлиговым – одним из первых в России долларовых миллионеров и возмутителем общественного спокойствия – неподалеку от редакции «Учительской газеты» в Ананьевском переулке. Он вместе с одним из своих сыновей осматривал место для открытия очередной точки сети крестьянских товаров, где цена на батон хлеба достигает двух тысяч рублей. С длинной бородой, широко улыбающийся, одетый в тулуп, черные шаровары, заправленные в сапоги, он казался каким-то пришельцем из прошлого, вдруг очутившимся в нашем времени. Он очень спешил и оттого заглянуть в редакцию отказался, но взамен предложил посетить его крестьянское хозяйство – Слободу, расположенную в Истринском районе Московской области. Там за щедро накрытым столом мы и встретились снова.

Герман СТЕРЛИГОВ
– Герман Львович, в 2014-м вы скрывались от международного розыска в Нагорном Карабахе. Расскажите, пожалуйста, в чем там было дело? Говорят, вы проходили по делу об убийстве адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой…
– Полная ахинея! До того как мне предъявили обвинения по соучастию в деле БОРНа*, я вообще думал, что речь идет о голливудском фильме «Идентификация Борна»… Я даже не знал, что есть такая фигня, поэтому это, конечно, полная хрень!
– То есть вам совсем не знакомы ставшие впоследствии известными и получившие огромные сроки лишения свободы лидеры группировки Илья Горячев, Никита Тихонов, Евгения Хасис и другие?
– Илья Горячев приходил ко мне дважды, просил денег на сербский журнал, я не дал. Остальные мне не знакомы. Учитывая то, что показания давали люди, которые уже осуждены, а делом занимались известные либеральные адвокаты Фейгин и Полозов… А следом крупные СМИ едва ли не на следующий день дали на первых полосах материалы о том, что я террорист и финансирую всю эту деятельность, я, будучи взрослым человеком, понял, что уже приговорен. Поэтому мы и уехали – буквально в течение трех минут, пока обострение не закончилось. Взяли только документы, деньги и на «убитой» машине рабочего выехали в Беларусь, оттуда вылетели в Ереван, а потом перебрались в Карабах, где некоторое время и отсиделись…
– Почему именно туда?
– Непризнанная республика, нет договоров с Интерполом. Ну и, кроме того, она не враждебна России. Если бы, к примеру, уехать в Лондон, откуда тоже нет выдачи, то это как бы объявлять себя врагом той власти, которую я вообще-то поддерживаю. Это было бы предательством.
– Хотя вы, по вашим словам, не знаете никого из БОРНа, вы не скрываете, что являетесь сторонником Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ)**…
– Да, они помогали мне клеить листовки, когда я участвовал в выборах мэра Москвы в 2003 году, и я платил им за это деньги. Это движение тогда только зародилось, и я его с удовольствием поддержал.
– А сегодня вы можете отнести себя к сторонникам какой-нибудь политической организации? Известно, что у вас довольно теплые отношения с Владимиром Жириновским…
– Конечно, я по-прежнему против нелегальной иммиграции. Считаю, что это преступная политика, создающая отвратительный фон и очень сильно нарушающая демографическую ситуацию в стране. По сути это ползучая колонизация, а я категорически против заселения России мигрантами из Средней Азии и Китая и никогда этого не скрывал.
– Вы прежде всего известны как предприниматель – один из первых в нашей стране долларовых миллионеров. При этом, когда вы бежали в Карабах, вы тут же выставили на продажу недорогой, в общем-то, автомобиль. Выходит, у вас на тот момент совсем не было средств к существованию?
– Ни на тот момент, ни на этот у меня нет ни одного счета, тем более зарубежного, у меня нет никаких сбережений. Что у меня есть, так это крестьянское хозяйство, а больше ничего. Ну еще арендованные магазинчики, из которых продаются продукты, в том числе и из Слободы.
– А как же вы лично и ваш, назовем это так, бизнес существуете, если плюс ко всему вы не признаете кредиты и банковскую систему в принципе?
– Скромно… Скромно надо существовать.
– Как в такой ситуации элементарно сводить концы с концами?
– Производить натуральную продукцию, продавать ее за достойные деньги и иметь прибыль. И на эти деньги жить. Вот у нас есть девять магазинчиков, открывается десятый – в Ананьевском переулке, где мы с вами и познакомились… Из этих магазинчиков мы получаем прибыль и тратим на свою жизнь. Это не много денег, не какие-то бешеные миллионы, которые были раньше, но этого нам хватает, потому что у нас и затрат-то особых сейчас нет. Мне лично уже не нужны расходы на костюмы Brioni, самолеты, развлечения и так далее – все это мне просто неинтересно. Поэтому денег нужно значительно меньше. Продукты у меня свои, я ничего не покупаю в магазинах. Вообще у крестьян расходы значительно ниже, чем у вас. Некуда тратить деньги в ежедневном режиме. У вас ведь все время их что-то сосет: налоги, расходы, сборы на капремонт, ЖКХ и прочее.
– Ну налоги-то вы наверняка тоже платите?
– Только с магазинов, а больше мы ничего не платим.
– А зарплаты сотрудникам? Кстати, сколько у вас их хотя бы примерно? И как они работают – за деньги или все-таки за идею?
– Человек тридцать. Все получают зарплату, ни один за идею не работает. Минимальная зарплата у нас 35 тысяч рублей в месяц, и это притом что у них нет никаких расходов на жизнь. Кладут просто в тумбочку, месяц прошел, они получают следующую зарплату и тоже складывают. Им просто вообще не на что тратиться. И питаются они такой пищей, о которой олигархи могут только мечтать. Целыми днями едят сколько хотят и работают на свежем воздухе, и делают хорошее дело, и коллектив интересный. В общем, работа хорошая.
– Живут они тоже здесь?
– Да, и живут здесь, все за наш счет – за счет хозяйства.
– Ваши лавки называются «Герман Стерлигов и сыновья». Расскажите, пожалуйста, о своих детях. Насколько известно из материалов прессы, они не учились ни в школе, ни в вузе.
– У меня пятеро детей – четыре сына и одна дочь. Они нигде не учились, потому что образование невозможно реформировать, оно просто не нужно…
– Как на это смотрят различные государственные ведомства? Опека, армия и так далее? Не пытались ли их представители как-то повлиять на процесс становления ваших детей?
– К нашим детям руки не тянет никакая опека. Я официально неоднократно заявлял в средствах массовой информации, что буду стрелять на поражение, если придут за моими, тогда еще малыми, детьми. И что мне вообще совершенно безразличны любые справки и документы, которые мне будут показывать, что детей своих я никому не отдам. В общем, никто не приходил.
– А что с армией?
– У моих детей нет среднего образования, поэтому они не имеют права служить в армии. Но если бы даже их призвали, они отказались бы читать антихристианский текст присяги, поклоняться и отдавать честь идолам и языческим знаменам, проходить медкомиссии и заниматься прочей бесовщиной, потому что это прямое отречение от Христа.
– Сейчас растущей популярностью пользуется так называемое семейное образование, когда ребенок прикреплен к школе, но знания получает на дому. Видимо, и вы куда-то их прикрепляли?
– Нет, я повторяю, у них нет никакого вашего образования. Их невозможно аттестовать. Ваши учителя не могут аттестовать моих детей, потому что эти учителя безграмотные. А мои дети в свою очередь безграмотны в том, что знают ваши учителя. То есть моим детям не нужно образование, которое дается в ваших школах, потому что мои дети христиане. Они не изучают литературу и историю, которые являются ложью от первого до последнего слова, они не изучают всякий сатанизм вроде биологии, где говорится, что человек произошел от обезьяны, и так далее. Поэтому они не могут сдать эти экзамены, не могут быть аттестованы. Христианин не может быть аттестован безбожником, понимаете? Это невозможно, потому что это разные знания и разные образования. При этом ваши учителя не знают практически ничего из того, что знают мои дети. Они ведь даже не умеют читать на древних языках, чего они будут проверять моих образованных детей? Это вообще смешно.
– Одна из главных проблем современного образования – мотивация детей. Обычно школьник понимает, что если он хорошо выучит урок, то получит соответствующую оценку, родители его похвалят и так далее. Или, к примеру, старшеклассники активно готовятся к ЕГЭ, чтобы затем поступить в хороший вуз. А какая мотивация к получению знаний у ваших детей?
– Мои дети хотят попасть в рай. У них есть Господин. Его зовут Исус Христос, он царь царей, владыка владык. Они его работники, и они хотят быть с ним вечно, а это надо заслужить. Они используют эту жизнь для того, чтобы попасть в рай. У них это единственное целеполагание в жизни. И все, что они делают здесь в режиме труда и помощи людям, они делают именно с этой целью. Все, что им в этом мешает, они отсекают.
– По каким учебникам они изучают, к примеру, историю?
– Историю они изучают по тем учебникам, которые были написаны для детей Ивана Грозного, по «Лицевому летописному своду» XVI века. Новейшую же историю – самостоятельно по тем материалам, которые нам доступны. Для них история – единая линия неразрывной причинно-следственной связи: от Адама и до дня сегодняшнего, другого изучения истории быть не может. В школах и в институтах этого не преподают, это для них вообще недоступно.
– Вы сами окончили школу и даже некоторое время успели поучиться в МГУ. Неужели вы никогда не встречали каких-то выдающихся преподавателей, которые бы на вас повлияли?
– Выдающиеся учителя есть, но это выдающиеся вредители, которые наиболее талантливо загаживают головы детям, подросткам и взрослым. Таким образом, есть более выдающиеся вредители, есть менее. То есть чем более талантливый преподаватель, который преподает всю эту ахинею, тем больше от него вреда.
Что касается меня, то, конечно, я не благодарен ни одному из своих учителей – это все обман. Современное образование делится на две основные части: гуманитарное и техническое. Техническое – сплошное колдовство, они готовят из наиболее приспособленных колдунов и алхимиков. А гуманитарное образование – это оправдание и пропаганда алхимии – литература и история.
Вот они и пропагандируют всю эту ахинею, что колдуны – главные люди, а прогресс – главное, что нужно человечеству, что цивилизационные свершения – мечта для всех народов, что раньше было ужасно, плохо, кошмарно, мрачно и погано, а сейчас хорошо, светло, радостно и замечательно. Несколько поколений успешно зазомбировали всем этим, а на самом деле ни тем ни другим заниматься нельзя, это большой грех.
– Тем не менее в ваших лавках, к примеру, используются кассовые аппараты, которые были придуманы, как вы их называете, алхимиками. Выходит, это упрощает жизнь?
– Мы бы с удовольствием их не использовали, просто так дешевле с точки зрения налогов и всего прочего, нас поставили в такие условия. Мы бы ездили не на машинах, а на лошадях, но это невозможно – дорог для лошадей нет. Для того чтобы вырваться из этого круга, нужно вырубить на планете электричество. И тогда все стены падут, колючая проволока рухнет, все электронные заграждения будут уничтожены, и все наконец выйдут на свободу. Нас посадили в электронную клетку. Я один не могу этого сделать, но могут спецслужбы мира, и я пытаюсь их в этом убедить. Это могут сделать миллионы людей, если проникнутся этой идеей, я пытаюсь их в этом убедить. Вот я и вас пытаюсь в этом убедить, уже начал, можно сказать. Надо вырваться из этой тюрьмы…
– Вы долгое время жили на знаменитой Рублевке, у вас есть определенный круг знакомств в этой среде. Какие у вас отношения с людьми этого круга – богатыми и успешными – сегодня? Вы общаетесь?
– Да, они приезжают ко мне в гости и завидуют. Потому что я соскочил, а они нет.
– Что же им мешает к вам присоединиться?
– Это как кандалы. Когда у тебя большой бизнес, ты повязан по рукам и ногам. Большой бизнес сопряжен с политикой, обязательствами, риском. То есть если ты просто говоришь: «Все, я уехал в деревню», значит, ты «кинул» кучу народа. Потому что в крупном бизнесе идут беспрерывные процессы, одно перетекает в другое и так далее. Чтобы соскочить, нужен своего рода форс-мажор. У меня он был, а так это очень сложно…
– Если позволите, вернемся к вашим сыновьям. Одно из главных требований современной жизни – быть успешным. Кем они станут, как ваша семья видит их успех?
– А они не станут, они есть. Станут они у вас, потому что сначала школа, институт, а потом кем-то будешь. У нас же с детства они уже наследники хозяйства. И они живут этим, работают в этом, потом начинают командовать. У них нет никаких мыслей о том, кем они станут. Им не надо быть работниками, они родились хозяевами. «Кем они будут» в переводе значит – кому они будут рабствовать. Работник – это раб, абсолютные синонимы, просто условия разные. Вот вы у кого раб?
– Выходит, что у «Учительской газеты»?
– Вы работаете на владельцев газеты. Не зазорно быть рабом, но просто мои дети родились хозяевами, у них нет этой темы.
– Если опираться на эту концепцию, то выходит, что и президент – раб народа, который его избирает и наделяет определенными полномочиями?
– Это уже совсем для дураков – никто президентов, как и родителей, не выбирает. Я тоже был идиотом, участвовал в президентских выборах. Президент – назначаемая должность, это исполнитель.
– Рынок дорогостоящих продуктов, на котором вы работаете, довольно конкурентный. Вы пытались понять, кто заходит в ваши лавки в ситуации существования таких крупных сетей премиум-сегмента, как «Азбука вкуса» и «Глобус Гурмэ»?
– К нам приходят умные люди. Те, кто способен задавать вопросы, почему это столько стоит, из чего у вас делают хлеб, откуда берете зерно, как доите коров и так далее. Потому что в «Азбуке вкуса» на эти вопросы им никто не ответит. Вот подойдите там ради эксперимента к продавцу и спросите: «А как у вас молоко надоено?» Они вам скажут, что вы дурак. Поэтому туда ходят тупые люди, которым в принципе не нужно получать никаких ответов, а умные идут к нам. У нас очень мало покупателей, потому что умных людей реально мало, тем более среди богатых. Вообще, есть такое правило – чем богаче человек, тем он глупее. Исключения есть, но они лишь подтверждают правило. Потому что если вы не идиот, вы не добьетесь больших успехов в том мире, который работает по правилам дебилизма. Чтобы оставаться очень богатым, нужно пожертвовать семьей, друзьями, сто раз предать Родину, отречься от Христа и так далее.
Мне близки искренние люди вне зависимости от их вероисповедания, а среди богатейших людей таких почти нет. Им нужны только бабло, успех, карьера и отстаивание своих интересов. И им, в общем-то, все равно, что есть, поэтому они идут в «Азбуку вкуса», «Глобус Гурмэ» и покупают там все это и травят своих детей, как крыс.
– Любопытно было бы узнать, есть ли у вас лично и у ваших детей друзья. Классик американской литературы Джером Сэлинджер тоже ведь попытался создать такой закрытый мир для своей дочери, чтобы она лишь бегала по полям и лугам, радовалась жизни, не зная о ее темных сторонах. В результате это стало мукой для нее, о которой она впоследствии написала очень горькую книгу.
– Дочки – это совершенно другая история, это не парни. Дочь, когда подрастает, она уже ломится из дома, так устроен мир. Во все времена отец ее удерживал, сажал в терем и подбирал мужа. А сейчас ситуация другая – в тереме никто не держит, и идут они во все тяжкие – в школах, институтах и так далее… Кто-то в большей степени, кто-то в меньшей – в зависимости от воспитания. Дочь – это отрезанный ломоть. И поэтому нужно искать ей жениха и выдавать замуж, иначе она все равно вырвется и напишет книгу – какие сволочи, держали меня за высоким забором и так далее.
– А что сыновья?
– У парней же совершенно другая история – они не предназначены, чтобы уходить из дома. Они предназначены для того, чтобы наследовать то, чего добился их отец. Так задумано Богом. И поэтому их никуда, за редкими исключениями, не несет. Для них этот забор не клетка и не ограда, а их крепость. Это совершенно разный тип психологии, я говорю со знанием дела. Дочка у меня уже замужем, и я пережил этот момент, когда она ломилась – это был полный атас. А жена была ее союзницей. Ужас, конечно. Сейчас у нее уже четверо детей, она с улыбкой тоже обо всем об этом вспоминает.
– Возвращаясь к теме дружбы – есть ли у вас такой верный друг, которому вы можете позвонить в любое время и в котором вы уверены, что он вас не подведет?
– Любой христианин мой брат. Я всегда откликнусь на его просьбу, и думаю, что он тоже не откажется помочь.
– То есть вы при необходимости обращаетесь и не разочаровываетесь?
– Нет, ни разу не было разочарования. Случались конфликты, бывали ссоры, но это милые ругательства, потеха. А потом идет примирение, и снова все в порядке.
– А ваши сыновья дружат между собой?
– Конечно! Они сами выбрали себе старшего – причем, что интересно, не по возрасту. Между ними распределены все обязанности, каждый выполняет свою функцию, но старший – своего рода командир этого отряда. Я сам уже практически на пенсии и осуществляю общий надзор, то есть право вето у меня есть, но я почти не руковожу процессом.
– Вы хотите сказать, что и бизнесом занимаются исключительно ваши дети?
– Всем абсолютно занимаются они. Те тридцать человек, о которых мы говорили, магазины, различные проекты – это зона ответственности моих детей.
– Ваш жизненный путь весьма оригинален и непрост. А не случается ли моментов слабости – например, что все это зря, что нет того отклика, на который вы, возможно, рассчитываете?
– Я живу очень хорошо, хотя успел пожить по-разному. И как бизнесмен, и как политик. Но, конечно, крестьянская жизнь самая лучшая, здесь даже сравнивать нечего.
Порой бывает определенная усталость оттого, что мои идеи, мысли, обращения к людям не всегда срабатывают, что все это пустое и так далее. Такое случается, и нередко, но именно в эти минуты Господь посылает какую-нибудь незнакомую семью, которую я никогда до этого не видел. А они говорят: «Мы изменили свою жизнь благодаря вам, переехали на волю. У нас народилось много детей, и мы не отдаем их в школу. Спасибо вам за это!» И я сразу думаю: ну вот – неплохо. Одна семья есть – и хорошо, не зря стараюсь.
– Ваше отношение к учителям, в общем-то, понятно, а почему вы недолюбливаете врачей? Ведь за прошедший век благодаря многим открытиям и прогрессу в этой области значительно увеличилась продолжительность жизни, сократилась детская смертность и так далее?
– Это грубый обман. Это, собственно, то, чем занимается идеология – литература, журналистика и так далее. Люди живут все меньше, они все более больны и все рождаются уже больными. Не то что даже становятся, а именно рождаются. Раньше люди жили по 70-80 лет, это еще в Священном Писании указано, у Царя Давида.
Просто раньше люди жили здоровыми и болели перед смертью, а теперь люди болеют всю жизнь, и над ними все это время издеваются врачи. Вот в этом разница – жизнь превратилась в постоянную медицинскую пытку с раннего детства. А так – сколько жили, столько и живут примерно, хотя сейчас наверняка даже меньше, чем прежде.
– Как вы здесь – в Слободе – справляетесь с заболеваниями и травмами? Например, с простудой, вирусом или, скажем, с переломом?
– Начнем с того, что 99% вирусов, которые сейчас существуют, были придуманы врачами – они были разработаны в различных лабораториях. Это рукотворные вирусы. Если вдруг ломаем руку, то просто накладываем шину – две деревянные дощечки перематываем, и все. Я вас уверяю, что и в больницах делают то же самое, просто вместо шины у них гипс, и они не упускают повода при этом обколоть человека всякой химией, и, пока у него рука срастается, от этих уколов печень или еще что разрушается.
– А как, по-вашему, нужно лечить психические заболевания?
– Психические заболевания – это беснования, это не лечится. Можно лишь молить Господа, чтобы изгнать бесов. Никакого лечения здесь быть не может, это вопрос духовный.
– В свое время вы много ездили по миру, владели недвижимостью за рубежом и так далее. А теперь вы выезжаете на отдых? Ездите за границу – на море или куда-то еще?
– Это скучно. Я своих детей, к примеру, никуда не могу вытащить. Повозил их всюду, причем на шикарных яхтах. К примеру, по Средиземному морю. Останавливались в самых дорогих отелях – они чуть не сдохли от тоски. Они буквально считали часы, когда же мы наконец вернемся. Когда высаживались в Севастополе, они радостно в машину – и домой. Все это скукота зеленая по сравнению со Слободой, кучей дел, занятий, гостей, дружб, конфликтов и прочего.
– Нередко люди хотят радикальных перемен в своей жизни, но они не находят поддержки даже близких – жены, детей, родственников, друзей. Неужели вы всегда выступаете единой командой и никогда у вас не случалось и не случается разногласий по тем или иным вопросам, связанным с организацией жизни?
– Нет, потому что в момент, когда начинаешь бояться Христа, ты перестаешь бояться жены, родителей, полиции, всех окружающих и так далее. А жена моя поначалу, конечно, визжала, как потерпевшая. До женщин вообще все доходит медленнее, потому что женщины, как мне кажется, не обладают абстрактным мышлением. Женщина недоверчивая, ей все нужно пощупать. Женщина так устроена – она не только жена, но и мать, ей нужно заботиться о детях, и потому любые эксперименты вызывают у нее страх.
Мужчины же устроены иначе – мужчине нужно вести свою семью в рай, поэтому на нем больше ответственности, с него больший спрос. А когда жена видит, что все хорошо, она становится апологетом идей супруга даже в тех вопросах, против которых она выступала.
– В завершение какой вопрос вы бы сами себе задали?
– По теме отключения электричества на планете…
– Вы пробовали сделать это здесь, у себя в Слободе?
– Я жил без электричества четыре года, и всем все равно. Поэтому я бросил заниматься всей этой ерундой и использую компьютер, Интернет и так далее, чтобы пропагандировать необходимость отключения электричества у всех. Потому что когда один человек его отключает – КПД равен нулю. Только повсеместно обрезав ЛЭП, можно переломить ситуацию.
– Тяжело вам, наверное, живется в современном обществе? 
– В этом сумасшедшем – тяжело. Но я и не живу в нем. Мне легко и хорошо жить здесь, в Слободе. Вот когда вы ко мне приезжаете в гости и я временно нахожусь в вашем обществе – тяжеловато… Но я все равно рад, что вы приехали, потому что кто знает, где вы и где я окажемся завтра? Может, я стану еретиком, а вы Божиим угодником. Все меняется в одночасье.
 
Михаил КУЗМИНСКИЙ (фото)
 
* Боевая организация русских националистов, известна как БОРН – группировка праворадикальных русских националистов, также известна как неонацистская группировка. Участники группировки были обвинены в серии убийств и покушениях на убийства и приговорены к длительным срокам лишения свободы, включая пожизненное заключение.
** Организация признана экстремистской и запрещена на территории Российской Федерации.

Комментарии


Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt