search
Топ 10

Факторы риска. Молодежный экстремизм как психологический феномен

​Актуальность проблемы безопасности образовательной среды в современных условиях ни у кого не вызывает сомнений. В последнее время в молодежной и подростковой среде все чаще наблюдаются проявления насилия, ксенофобии и экстремизма, других типов асоциального и антисоциального поведения, которые не только негативно влияют на успешность образовательного процесса, но и создают угрозу безопасности всех его участников. Еще в 2011 году Общероссийский профсоюз образования выступил инициатором проведения международной конференции, посвященной проблемам насилия в образовательной среде, предложив объединить для их решения усилия всех заинтересованных сторон. Наряду с профсоюзом организаторами форума выступили Интернационал образования и Московский городской психолого-педагогический университет.

С 2010 года на базе МГППУ действует Межведомственный ресурсный Центр мониторинга и экспертизы безопасности образовательной среды. В новой ежемесячной рубрике «Нет насилию!» мы будем рассказывать о научной, методической работе и подготовленных рекомендациях по вопросам безопасности образовательного процесса. Читатели могут задавать свои вопросы, касающиеся этой проблематики, и на страницах нашей газеты получать соответствующие ответы и рекомендации специалистов.Сегодня руководитель центра, проректор МГППУ Анатолий КИРСАНОВ разъясняет некоторые психологические особенности подростков, склонных к одному из самых опасных проявлений – экстремистскому поведению, которые необходимо учитывать в профилактической работе и защите прав всех участников образовательного процесса.Экстремистское поведение представляет собой особый вид поведения, основными признаками которого являются крайняя нетерпимость к другим, упрощенность и негибкость взглядов, склонность к широкому применению насилия и жестокости.Современные исследователи проблемы молодежного экстремизма сходятся во мнении, что существуют психологические детерминанты, которые способствуют формированию и непосредственной реализации экстремистских форм поведения. В этой статье мы постараемся раскрыть сущность экстремистского поведения подростков как целостного психологического феномена, обусловленного не только социо­культурными, но и внутриличностными предпосылками.Большинство психологических детерминант, обусловливающих риск экстремистского поведения, представляются общеопасными: жестокость, мстительность, бескомпромиссность, склонность к садизму, эгоцентричность, повышенная импульсивность, замкнутость, отказ от принятых в обществе социально-правовых и морально-нравственных норм, отсутствие в смысловых ориентирах ценности жизни, здоровья и достоинства человека.Особого внимания с точки зрения прогнозирования риска формирования экстремистских форм поведения заслуживают такие психологические качества подростков, как:    несамостоятельность, безынициативность, ориентация на групповые формы деятельности и принятия решений, поиск внешних факторов для объяснения собственной несостоятельности;    неспособность к эмпатии (сочувствию, состраданию, эмоциональной вовлеченности), что объясняет высокий порог невосприимчивости, нечувствительности. Такие подростки не воспринимают своих идеологических противников в качестве нормальных людей, поэтому не чувствуют необходимым применять к ним нормы человеческих отношений;    низкий уровень самоактуализации, что обусловливает недостаточное стремление к выявлению и развитию своих личностных возможностей, способствует формированию пассивной позиции по отношению к действительности, стремлению уйти от реальности и как следствие потере социальных норм;    низкая способность к рефлексии (анализу собственных действий и мыслей). Если подросток не понимает себя, он не способен быть терпимым к другим, осознавать, что внутри каждого человека скрыт уникальный внутренний мир;    неадекватная самооценка. В настоящее время экспериментально доказана взаимосвязь неадекватной самооценки подростков с высоким уровнем физической агрессии, направленной вовне. В том случае, когда самооценка резко занижена, подростки включаются в деятельность экстремистских группировок с целью преодолеть собственные комплексы, компенсировать несостоятельность, «непрестижность», социальную отчужденность. В случае нереалистично высокой самооценки риск реализации экстремистских форм поведения обусловлен жаждой самоутверждения, происходящей из властолюбия и презрения к людям.Можно отметить ряд характерных особенностей и в структуре мышления экстремистски настроенной молодежи и подростков: склонность к поляризации, упрощению понятий и видения ситуации в целом, нарушение основных законов формальной логики, ригидность мышления, ограничивающая широту и глубину мировоззренческого познания. Вследствие этого мир воспринимается ими через призму примитивного черно-белого разделения на «плохое» и «хорошее», «ложь» и «истину». Понятно, что объективная реальность, которая не согласуется с экстремистскими убеждениями, относится большей частью ко лжи, а экстремистская идея – к истине.В эмоционально-чувственной сфере подростков, склонных к реализации экстремистского поведения, доминирующими эмоциями являются страх, отвращение, презрение, гнев и извращенная радость. Страх, будучи базовой эмоцией экстремистской личности, рождается из ощущения враждебности окружающего мира, его несоответствия имеющимся представлениям. В свою очередь, страх порождает презрение, отвращение и гнев по отношению к «неправильной» действительности и людям, которые не разделяют идеалов экстремиста и сопротивляются им. Несмотря на то что в системе чувств таких подростков присутствует любовь (к идее и самому себе как носителю этой идеи), психологический парадокс заключается в том, что положительные переживания они черпают из собственных негативных эмоций: ненависть к людям и миру, разрушение сложившегося порядка, уничтожение «врагов» доставляют наивысшую степень наслаждения и приносят извращенную радость и удовлетворение.Типология мотивов молодежного экстремизма широко обсуждается в научной печати, поскольку эта проблема имеет первостепенное значение для науки и практики. Большинство исследователей склоняются к тому, что основным мотивом выступает «идейный абсолютизм», «железные» убеждения в обладании единственной, высшей, «окончательной» истиной, уникальным «рецептом спасения» своей группы, народа или даже человечества.Базируясь на особенностях мотивационно-потребностной сферы подростков, представляется возможным объяснить молодежный экстремизм как сущностную возрастную черту. Важными потребностями подросткового возраста являются романтизм, стремление к активности и преодолению препятствий, всему неизвестному и рискованному, что позволило бы испытать гамму новых, сложных ощущений. Часто социальная активность подростка принимает форму абстрактной социальной критики, фиксации внимания на том, что не соответствует его идеалу. Недовольный средой подросток ищет для себя что-то вне ее, отказываясь от сегодняшнего, текущего. Следствием неправильно ориентированной поисковой активности может стать немотивированная жестокость.Поиски романтики и ярких ощущений у подростков тесно переплетаются с игровой мотивацией. Игра проявляется в том, что подросток вступает в определенные отношения с социумом (властью, правоохранительными органами, средствами массовой информации и т. д.), ранее для него неведомые. Готовясь к совершению экстремистских действий (планируя их, подыскивая технические средства и соучастников), совершая сами экстремистские действия и уходя от преследования, молодые экстремисты живут жизнью, наполненной событиями. С момента, когда подростки сообщают какую-либо информацию о себе и тем самым берут на себя ответственность за совершенное злодеяние, начинается новая игра, полная для них «героики».Необходимость реализовать возрастные потребности подчас бывает столь сильной, что подростки склонны рисковать в физическом или социальном плане только ради того, чтобы получить такой опыт. Именно поэтому они максимально отзывчивы к любым начинаниям, требующим напряжения сил, подвига, героизма. С одной стороны, это создает благоприятные возможности для воспитания, с другой – именно эти потребности молодежи чаще всего используют различные экстремистские организации, вербуя подростков в свои ряды.С точки зрения психологии мотив представляет собой осознанную систему потребностей и убеждений личности, которые побуждают человека к определенным действиям. В том случае, когда социальная среда по какой-то причине не позволяет человеку реализовать свои актуальные потребности, которые воспринимаются им как норма, он попадает в ситуацию социальной фрустрации. Именно в этой ситуации изначальные мотивы поведения приобретают вектор агрессивности. Так формируется реактивно-психологическая мотивация агрессии, которая, по сути, является психологическим способом преодоления фрустрирующей ситуации («конструктивная» агрессия).Крайне важно понимать, что в том случае, когда подростку, попавшему в ситуацию социальной фрустрации, предлагают экстремистскую идеологию (как способ ее разрешения), то его мотивация «конструктивной» агрессии трансформируется в специфически экстремистскую, идеологически мотивированную агрессию. И уже она, в свою очередь, будет обусловливать подмену конструктивной цели на деструктивную, конструктивного паттерна поведения по преодолению фрустрирующей ситуации на деструктивный паттерн разрушающего экстремистского поведения.Необходимо особо отметить, что немаловажную роль с точки зрения психологических предпосылок риска формирования экстремистских форм поведения у подростков играет семья. Именно через любящих и любимых отца и мать ребенок воспринимает свою нацию и ее культуру, свою землю, привычную с детства природу, свою родину как защитницу, источник жизни и единственно возможную сферу обитания. Очевидно, что раннее семейное неблагополучие в форме эмоционального отвергания, неприятия в детстве родителями (особенно если это исходит от матери) влечет за собой ответную реакцию ребенка и как следствие неприятие мира родительских ценностей. Если рассматривать формирование экстремистского поведения с этой позиции, то оно не что иное, как отсроченный ответ собственным родителям на бессознательном, конечно, уровне.Таким образом, «экстремальность» молодости может проявляться по-разному. В условиях стабильного общества на групповом и индивидуальном уровнях она находит, как правило, общественно значимые институционально-регулируемые формы. Важно понимать, что наличие в структуре личности подростков рассмотренных мотивационных, личностно-волевых качеств, а также специфических эмоциональных переживаний не тождественно понятию «экстремист». Все это лишь предпосылки, факторы риска, которые при сопутствующих условиях могут провоцировать переход латентного молодежного экстремизма в антисоциальные формы поведения.Понимая механизм формирования экстремистского поведения, зная его психологические предпосылки на внутриличностном уровне, возможно организовать как индивидуальные, так и групповые формы профилактической работы с подростками силами психологов, социальных работников и педагогов образовательных учреждений.Анатолий КИРСАНОВ, проректор МГППУ, руководитель Межведомственного ресурсного Центра мониторинга и экспертизы безопасности образовательной среды, доктор политических наук

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте