Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Эрзац-духовность – доходный товар. Время «желтых театров» в нашей стране затянулось

Дата: 25 марта 2013, 14:41
Автор:

В свежем номере «Литературной газеты» опубликовано открытое письмо главного редактора журнала «Театральная жизнь» Олега Пивоварова к губернатору Новгородской области Сергею Митину. Тема письма – состояние Новгородского Театра Драмы имени Достоевского.

Новгородцы давно знают о скандале, тлевшем, разгоравшемся и разразившемся наконец вокруг областного театра. Ранее представители театральной общественности города сами написали открытое письмо в адрес властей, организовали сбор подписей. Их недовольство вызывает репертуар театра и его руководство. Позже актёры театра имени Достоевского потребовали уволить начальство. Но пока директор и режиссер не покинули свои посты.

Не вдаваясь в подробности руководящего стиля тех, кто в этом театре играет первую скрипку, я как новгородка могу отметить – сама в театр имени Достоевского несколько лет не хожу. Причина – хочется видеть на театральных подмостках классику, хорошую, добротно поставленную, без переделок в угоду времени или в стиле «Я и Чехов». А на сцене нашего театра в массе своей – либо спектакли с говорящими названиями «Прыжок в постель», «Пришел мужчина к женщине», «Мужчина по заказу» либо постановки приезжих театров из других городов. Среди детских спектаклей – почему-то сплошные музыкальные сказки.

Где-то я уже, впрочем, слышала вышеприведенные названия пьес… И помню, где – лет десять тому назад от моей московской тетушки. Моя тетя – библиотекарь, работает в одной из столичных школ. «Света, я не хожу в последнее время в театры», – растерянно сказала мне тогда она. – «В хорошие – билетов не достать. А куда достать легко – ой, я один раз сходила, там такая пошлость! Что же творится с нашими театрами?!»

Я не знаю, как сейчас обстоят дела с репертуаром в театрах Москвы. Думаю, все-таки в обеих столицах и в крупных городах страны, имеющих свои театры, у населения есть выбор. А как быть интеллигенции таких небольших областных центров, как наш Новгород Великий? Самое главное – какие спектакли увидят – а точнее каких никогда не увидят – наши дети?

Отрывки из открытого письма Олега Пивоварова в «Литературной газете»:

«Новгородский театр в последнее время всё дальше уходит от главных театральных интересов, становится беспомощным и заштатным. Скорее как насмешка над здравым смыслом или в лучшем случае пародия воспринимается его звание – академический… В Новгороде на самом видном месте, на фронтоне театра, видимо, как символ его веры, долгое время висела рекламная растяжка «Мужчина по заказу»… Февральская афиша театра: А. Галин, «Мужчина по заказу»; А. Иванов, «Божьи одуванчики»; В. Мережко, «Женский стол в «Охотничьем зале»; М. Старицкий, «За двумя зайцами»; А. Минчелл, «Клуб одиноких сердец»; Р. Куни, «Мужчина в подарок»; Ф. Вебер, «Ужин с дураком»; Д. Чэпмен, Д. Фримен, «Палтус вкрутую». Как видно, здесь не нашлось места ни одной пьесе русской или зарубежной классики, ни новой драме… Основной сцене отдано только три дня в неделю, оставшиеся четыре уступлены прокату и коммерции. Это серьёзный недуг, чреватый художественным летаргическим сном и, возможно, клинической смертью. Погоня за двумя зайцами привела к тому, что Новгородский театр совсем не известен тем, кто следит за исканиями российской сцены… На состоявшемся в Новгороде фестивале камерных спектаклей по произведениям Ф.М. Достоевского театр и вовсе не принимал участия. На самом деле не с мужчинами же на заказ и в подарок выходить на фестивальную сцену!»

А вот как отреагировали на открытое письмо в первый же день после его публикации на интернет-сайтах новгородцы:

«Согласна с автором письма. Посмотрела «Мужчину…» – это же низкопробная халтура. А актрисы… такие жуткие и пошлые…- это «удачная» находка режиссера? Со спектакля половина зала ушла после первого акта. В наш театр ходила редко, а теперь и совсем не пойду….»

Вспоминаются в связи с этой ситуацией бессмертные «12 стульев» Ильфа и Петрова:

«Агафья держалась на сцене прекрасно. Она была в трико телесного цвета и мужском  котелке. Балансируя  зеленым  зонтиком с надписью: «Я хочу Подколесина», она переступала по  проволоке, и  снизу всем были видны ее грязные подошвы. С  проволоки  она  спрыгнула прямо на стул. Одновременно с этим все негры, Подколесин, Кочкарев в балетных пачках и сваха в костюме  вагоновожатого сделали обратное сальто… Женихи были очень смешны, в особенности Яичница. Вместо него выносили большую яичницу на сковороде. На моряке была мачта с парусом. Напрасно  купец Стариков кричал, что его душат патент и уравнительный. Он не понравился Агафье Тихоновне. Она вышла замуж за Степана. Оба принялись уписывать яичницу, которую подал им обратившийся в лакея Подколесин. Кочкарев с Феклой спели куплеты про Чемберлена и про алименты, которые британский министр взимает с Германии. На кружках Эсмарха сыграли отходную. И занавес, навевая прохладу, захлопнулся».

На памяти нынешних поколений революционные времена театры нашей страны пережили в перестройку. Именно тогда и на столичных сценах, и вслед за ними в театрах других российских городов появились постановки, рассчитанные на низменные вкусы толпы. Балаганные Петрушки 19 века по сравнению с той вакханалией пошлости могут показаться шедевром! Многие театралы помнят, что режиссеры заставляли догола раздеваться актрис, имитировать сцены половых актов. Моральная гибель театра произошла именно тогда, в начале 1990-х. Сейчас, хотя откровенно эпатажные сцены из постановок исчезли, театры по-прежнему ориентируются на пошлый вкус и постельные сцены. Достаточно взглянуть на названия пьес. По аналогии с «желтой прессой» я бы сказала, что у нас в стране – затянувшееся время «желтых театров».

Кто же ходит на такие спектакли? Истинные театралы от таких театров отвернулись. Осталась псевдоинтеллигенция. Это те, кто не обладает кругозором и знанием классики, но хочет слыть интеллигентом. Это те люди, кто вместо Толстого и Достоевского отрывочно читают доступных им Акунина, Улицкую и Пелевина и заучивают наизусть имена мастеров псевдофилософского эрзаца Паоло Коэльо и Харуко Мураками, чтобы блеснуть ими в разговоре.

У нас сейчас в стране всё ориентировано на продажу доходного товара псевдоинтеллигенции – для нее издательства публикуют эрзац-писателей, режиссеры ставят эрзац-пьесы и снимают эрзац-кинофильмы. Символы балета, оперы и художественного искусства – Волочкова, Басков и Никас Сафронов. Засилье пошлости и не профессионализма – во всех сферах искусства. Театр – только одна из сторон общероссийской эрзац-духовной жизни. Ставить классику без вывертов «режиссерского прочтения» считается немодным. А новых хороших пьес нет – потому что руководство театров предпочитает эрзац-авторов подлинным талантам. Я верю, что такие таланты есть. Но им не дают жить и творить те, кто продает искусство.

Мы ушли в домашнее подполье. И в подполье мы можем многое. Можем сидеть с томиком Пушкина при свете торшера, закутавшись в плед. Можем копить деньги, чтобы съездить раз в два месяца в Москву или Питер – в Третьяковку, Эрмитаж. У нас есть узенькая лазейка в настоящее искусство в телеэкранном пространстве – канал «Культура». Мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово. Наша подпольная культура бережно уложена на книжных полочках старых советских «стенок», в наших душах. Мы передаем ее нашим детям. Мы, пожалуй, не можем только одного – ходить в театры. И современные дети по своей воле или с родителями в театры не ходят. Идут только в сопровождении учителя с классом. Слава Богу, для них еще сохранили старые традиции бывшие ТЮЗы. Хотя и там не все хорошо. Но во взрослые театры, став взрослыми, боюсь, наши дети уже не пойдут.

В унисон разрухе духовной – материальное обнищание провинциальных театров. И происходит оно оттого, что псевдоинтеллигенция театры посещает нечасто. Нет у нее такой постоянной потребности – достаточно ведь один раз сходить в театр, чтобы потом блеснуть этим фактом в разговоре со знакомыми. Зрителей мало – мало и денег у театров. Театр имени Достоевского в Великом Новгороде, построенный в 1980-х, обветшал не только морально. Разрушены с одной стороны ступеньки, ведущие в Храм Мельпомены. На внешних стенах – потеки, почернелости.

Умирают ли провинциальные театры? На сколько процентов живы театры Москвы и Санкт-Петербурга? Хотелось бы узнать это от театралов из других городов.

Приведу данные из интернета. Репертуар театров некоторых городов России.

Ульяновский театр драмы: Р. Куни «Особо влюбленный таксист», Л. Улицкая «Незабудки», Ф. Кроммелинк «Великодушный рогоносец», А. Мардань «Антракт или неприличное название», К. Людвиг «Примадонны», Ф. Вебер «Ужин с дураком». Самарский академический театр: В. Аллен «SEX COMEDY в летнюю ночь», Ж. Коллар «Ladies night» Только для женщин, К. Людвиг «Примадонны», А. Гурней «Любовные письма», А. Сарамонович «Тестостерон» (Спектакль предназначен только для взрослой аудитории) Псковский академический театр драмы имени Пушкина: Ф. Кони «Муж всех жен», Н. Саймон «Игры среднего возраста»», А. Молчанов «Убийца», М. Макдонах «Королева красоты», Ю. Поляков «Женщины без границ».

Фото автора


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt