Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Елена Данилова, Нижегородская область: У наркотиков есть время на ваших детей!.

Дата: 12 апреля 2012, 13:21
Автор:

У нас в стране немало неблагополучных семей, которые не осознают степени своей ответственности перед детьми. Они и рожают их, попросту говоря, «не приходя в сознание». И дурной пример показывают: пьют, курят, матерятся…

Признаюсь, нередко приходится слышать упреки в адрес силовых органов. Таможенников упрекают в том, что они плохо выполняют свои обязанности по недопущению на территорию наркотических средств. Полицию обвиняют в продажности, лени и нерасторопности. Наше управление тоже относится к силовым органам, поэтому скажу честно: мне больно слышать эти упреки. Не могу поручиться за всех, но я знаю, как работают многие мои коллеги. Их не в чем упрекнуть.

Искать виноватых, перекладывать ответственность на других – все это в природе человека. Это когда его касается лично. А если не касается, он и думать об этом не будет. Безответственный подход к решению сложных социальных проблем уже давно стал нормой в нашем обществе. Но россияне забывают или не знают о том, что наркоманию невозможно победить только силовыми методами. Эта проблема комплексная и решать ее нужно с разных сторон. Напомню, что в стратегии антинаркотической политики до 2020 года, которая утверждена указом президента РФ от 9 июня 2010 года №690, четко прописаны генеральные цели работы. Их на сегодняшний день две. Первое – это снижение предложения, ее выполнение зависит от деятельности правоохранительных структур, в том числе нашей федеральной службы, МВД, таможни, ФСБ – то есть от силовиков. Вторая, генеральная цель – снижение спроса, то есть как раз профилактика. Причем это задача не только школы, но в первую очередь семьи и общества. И вот здесь на передний план выходит проблема ответственности каждого человека за свое поведение, за свой выбор.

К сожалению, большинство граждан уверено, что кто-то должен за них отвечать. Так сформировано мировоззрение и изменить его почти невозможно. Многие родители считают, что если отвели ребенка в школу, то учитель должен привить стойкий иммунитет к наркотикам. Но сами мамы и папы где? На этот вопрос родители, как правило, отвечают искренне: «Нам некогда. Мы весь день на работе».

Многим современным родителям почему-то кажется, что их обязанность состоит лишь в материальном обеспечении потомства. Но на поверку оказывается, что этого не только не достаточно, но ничтожно мало. Давно известно и не требует доказательств, что в семье, где царит любовь, внимание и доверие, где гармоничные отношения между всеми членами семьи, риск того, что ребенок начнет употреблять наркотики, чрезвычайно мал, ничтожен. Ведь наркотики, любые – и никотин в том числе – это в определенной степени суррогат, «заменитель» счастья. А зачем суррогат человеку по-настоящему счастливому?

Конечно, нужно признать, что у нас в стране немало семей неблагополучных, которые не чувствуют и тем более не осознают степени своей ответственности перед детьми. Они и рожают своих детей походя, случайно, попросту говоря «не приходя в сознание», и дурной пример показывают своим детям: пьют, курят, матерятся, издеваются друг над другом, если не физически, то эмоционально. Вот здесь, именно в этих случаях, чрезвычайно важна деятельность общественных организаций и религиозных конфессий. По сути, важна деятельность каждого из нас, потому что проблема наркомании – наша общая проблема. Она может затронуть каждого. Беда не пришла в вашу семью, но она может прийти в семьи знакомых, родственников и соседей. От нее нельзя зарекаться.

Есть часть населения, настроенная непримиримо и агрессивно. Они считают, что наркоманов надо расстреливать. На мой взгляд, это тоже неправильный подход, потому что среди «приговоренных» могут оказаться близкие нам люди. Замечу, что придти к наркомании могут как лица несовершеннолетнего возраста, так и взрослые. Это нередко бывает, к сожалению. Как же это получается? Жил себе человек вполне благополучно, учился, работал и вдруг… подсел на иглу. Иногда это происходит из любопытства, иногда от безответственности, еще по каким-то причинам. Поэтому здесь нельзя говорить, что ответственны только школы и родители.

Поэтому повторю еще раз: важен комплексный подход. Только осознав, что это общая беда, мы сможем с ней успешно бороться.

И вот здесь я хочу остановиться на роли учителей. Не школы как учреждения, а именно на роли каждого конкретного учителя. Поскольку я часто по роду своей деятельности бываю в школах и общаюсь с педагогами, мне известно, что на них возложено колоссальное количество обязанностей, помимо образовательного процесса. И тем не менее хочу еще раз сказать учителям: от вашего внимания и отношения зависит очень многое, нередко от учительского неравнодушия зависит судьба ребенка. Анализируя результаты антинаркотической профилактической работы, которая происходит в нынешней школе, я прихожу к выводу, что она нередко попросту формальна. Как правило, назначается одно ответственное лицо, чаще всего это социальный педагог или психолог, на которого возлагают «почетную» миссию по «выявлению» группы риска и проведению «мероприятий». Он же обязан работать с родителями, правоохранительными органами и медучреждениями, ставить на учет, собирать отчеты с классных наставников и давать им рекомендации. Но хорошо, если «группа риска» в школе – всего один-два человека. А если потенциальных зависимых десять-пятнадцать? Как один человек справится с таким объемом? Это немыслимо! Есть школы, где вообще нет ставки социального педагога или психолога, или где на этой должности работает педагог-предметник «по совместительству». Какого результата ждать тогда?

Я часто думаю о том, что без участия каждого педагога ощутимых результатов не будет. Может быть, стоит вернуться к тем формам, которые раньше были? Я имею в виду доверительные беседы со школьниками, не собрания, не классные часы на тему профилактики, а разговор с глазу на глаз. Не для галочки и не для строки в портфолио, а просто ради самого ребенка, ради его будущего. Я знаю, еще есть педагоги, которые разговаривают с детьми, которые искренне озабочены тем, как сложатся их судьбы, но таких, увы, мало. А с каждым годом становится ещё меньше. Школьная система выталкивает их на обочину, что и неудивительно: болеющие за детские судьбы педагоги не получают премий и наград, они очень редко становятся победителями конкурсов.

В то же время современным детям – и тут я не открываю Америки – не хватает тепла, внимания, простого сердечного участия. Кого он видит в школе? Озабоченные, холодные и отстраненные лица учителей, думающих то о своевременной сдаче отчета или планирования, то об аттестации или составлении портфолио. В коридорах ребенок встречает завучей, больше похожих на министерских чиновников, обремененных бумагами, отчетами, срочными и неотложными делами.

Раньше было иначе. Многие это помнят: если педагоги видели, что ребенок переживает непростой период, ему уделяли повышенное внимание. Причем как классный руководитель, так и предметники, и завучи. Они советовались друг с другом, разрабатывали общую стратегию и тактику поведения. Потом над этими методами много шутили (по ним прошлись и в книгах, и в фильмах), от них отказались, как от устаревших. Но теперь очевидно, что мы рано их вычеркнули, потому что роль и результативность этих методов была выше, чем значение кружков, секций и ФОКов, которые, конечно, могут повлиять на ситуацию в целом, но до каждого ребенка не дойдут по определению. Важнее всего для ребенка забота и теплое отношение взрослых. И если в семье он их не получает, то должен иметь возможность получить их хотя бы в школе.

А теперь нередко приходится сталкиваться с тем, что из-за усталости и перегруженности учитель сам становится источником «повышенного напряжения» и может спровоцировать развитие нежелательных комплексов у ребенка. А от комплексов дети избавляются наиболее доступными им способами – сигаретами, пивом. Раннее курение и алкоголизация школьников – ответ на равнодушие и отстраненность взрослых.

Кроме того, очень важен своевременный разговор с родителями. Разумеется, наедине. Этот метод кажется малозначимым, но иногда и его бывает достаточно, чтобы проблема решилась уже на ранней стадии. Родителей нужно убедить, что их ребенок переживает острый возрастной кризис и требует повышенного внимания. Я знаю, как это бывает тяжело, я сама общалась с родителями. Некоторые мамы и папы обижаются, чувствуют себя уязвленными и оскорбленными, могут даже проявить в ответ словесную агрессию. Если учитель понимает, что ему одному будет сложно вести такой разговор, он может пригласить человека, который пользуется у родителей большим авторитетом, это может быть даже необязательно директор или коллега из того же образовательного учреждения. Можно пригласить педагога дополнительного образования, руководителя кружка, который посещает подросток, тренера, в крайнем случае даже врача-нарколога, который имеет опыт таких бесед.

Конечно, бывает, что родители сами доходят до понимания сложности ситуации, иногда положительно срабатывает даже уголок, оформленный с целью антинаркотической пропаганды. Родителям и школьникам должны быть доступны номера телефонов, по которым можно обратиться в экстренных случаях, причем не только телефоны милиции, но и психолога. Все школьники должны знать, что есть телефон доверия, иметь возможность самим позвонить по нему в сложной ситуации и посоветоваться.

И последнее. На встречах учителя часто задают мне вопрос, на что нужно обращать внимание в первую очередь. Иными словами: как определить, что подросток находится под действием какого-то психотропного вещества? Отвечу, что есть довольно много признаков, указывающих на это.

Первично это может быть какое-то покраснение кожаного покрова или наоборот – странная, необъяснимая внешними факторами бледность, иногда лицо приобретает лимонный оттенок. Должно насторожить нехарактерное выражение лица, необычный взгляд. Важным показателем является вид глаз: как очень маленький зрачок, так и наоборот – очень сильно расширенный. Иногда настораживающим признаком становится поведение. Это может быть резкий спад в эмоциональном плане, то есть если вы видите, что ребенок был весельчак, а стал равнодушный меланхолик. Бывает и наоборот. Прежде тихий и скромный ребенок вдруг приходит в класс в возбужденном или очень приподнятом настроении и долгое время остается чересчур веселым и подвижным. То есть нужно обращать внимание на странные и нехарактерные эмоциональные и поведенческие реакции. Бывает, что у школьника на глазах меняется характер: вдруг ни с того, ни с сего он начинает врать, у него меняется круг интересов. Очень важный показатель – смена круга общения. Если вы видите, что подросток без каких либо видимых причин отказывается от встреч с прежними друзьями и на перемене стоит или куда-то торопится с подростками другого круга и другого класса. Конечно, ни в коем случае не стоит делать скоропалительных выводов, тут же начинать паниковать и звонить во все колокола. Но понаблюдать стоит. И поговорить с подростком будет не лишне – нужно постараться узнать, что с ним творится. Может быть, причина изменения в поведении вызвана тем, что у него родители на грани развода, может быть, у него красные глаза от того, что он плачет. Ведь и в этом случае ребенку нужны понимание, поддержка и сочувствие.

Конечно, я говорю прописные истины, вещи совершенно банальные и всем известные, но что делать? Ситуация такова, что нам приходится напоминать о них, иначе мы можем терять поколение за поколением. Пик смертей от наркомании (от самоубийств или от передозировки) приходится на 26-27-летних. И это значит, что меры нужно принимать гораздо раньше.

Об авторе

Елена Анатольевна Данилова, начальник отдела профилактики Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Нижегородской области.

«Взгляд» записала Вера Кострова


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt