Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Наука

Эбола как предвестник ковида

Секретные материалы врачей
Учительская газета, №21 от 25 мая 2021. Читать номер
Автор:

Престон пишет о событиях, происходивших в «средоточии самой смертоносной и быстро развивающейся эпидемии, какую только знало человечество, доставшей своими щупальцами Даллас и Нью-Йорк и, быть может, явившей собой образец грядущего развития событий». И, приходится признать, он угадал про развитие событий. Угадал даже дважды, потому что он пишет об эмерджентных вирусах, являющихся следствием зооноза, то есть передающихся людям от животных и затем широко распространяющихся среди них. А именно такими являлись все заметные заболевания последних десятилетий – от СПИДа до птичьего и свиного гриппа, а сейчас ковида.

Между тем «Кризис в красной зоне не совсем строго медицинская книга, несмотря на множество научных экскурсов, практических рассказов о течении и (если оно возможно) лечении болезни. Она рассказывает о двух вспышках Эболы – первой (здесь я бы уточнил, из замеченных) в 1976 году в далекой больнице католической миссии Ямбуку, Заир (теперь Демократическая Республика Конго) и затем в 2014 году, когда, казалось, Эбола каким-то чудом была побеждена сразу в нескольких странах этого африканского региона.

Повествование, как при лихом киношном или даже клиповом монтаже, мечется между двумя этими хронотопами.
И с кино будет вернее соотнести жанровые особенности книги. Она исторична, как какая-нибудь хроника, и столь же детальна: Престон описывает важные события буквально по минутам, перечисляет все локации и всех действующих лиц, действительно, любой может за­ра­зить­ся, стать переносчиком смертельного недуга для многих стран.

При этом напряженна, как триллер, – вспышку новой болезни недооценивают, принимают то за малярию, то за желтую лихорадку, то за брюшной тиф, десятилетиями не могут создать механизм лечения и вакцину. И трагична, как мелодрама, ведь врачи, за чьей жизнью и борьбой, работой, за тем, как они изучали инфекции, мы так долго следили, чаще всего гибнут.

Подчас же «Кризис…» смотрится, то есть читается, как настоящий фильм ужасов, фильм-катастрофа или даже постапокалиптика: «А поверх юбки валялся скомканный медицинский халат, как будто акушерка внезапно сорвала с себя униформу и выбежала из комнаты. Поверхность металлического родильного стола густо покрывала засохшая кровь. На полу были разбросаны пропитанные кровью хирургические тампоны. Кроме того, в родильном зале стояло множество ведер с бурой застоявшейся водой». Согласитесь, так и ждешь, что в брошенную в ужасе больницу сейчас войдут Фокс Малдер и Дана Скалли из «Секретных материалов» и во всем быстро разберутся.

Не так, увы, с научным сообществом. Проходит время, пока они понимают, что имеют дело с крайне вирулентным вирусом, определяют, как он передается. Но все равно заражаются один за одним, ибо с вирусом в этих бедных странах, где отсутствуют даже холодильники для перевозки образцов крови, что уж говорить о лекарствах или тех же всем сейчас печально известных ИВЛ, надо что-то делать.

Вирус же можно подцепить, просто пройдясь по участку земли, где относительно рядом вылили воду после уборки помещения с жидкостями больных. А в полном наборе СИЗ – еще один термин, понятный сейчас без комментариев научного редактора (а они есть, и за это большое спасибо), – в африканской жаре долго не побегаешь просто физически…

К тому же (просто как у нас сейчас так называемые ковид-диссиденты), несмотря на вымирание целых деревень и заражающихся иностранных врачей, в вирус кто-то и не верит, ползут теории заговоров, даже вспыхивают бунты против врачей в диковинных нарядах и с жесткими предписаниями: «Многие не верили в инфекционную теорию заболеваний – в то, что болезнь могут вызвать невидимые глазу микробы. Зато у многих обитателей страны кисси имелись мобильные телефоны, и они обсуждали положение в социальных сетях. По Маконскому треугольнику разносились текстовые сообщения со слухами о городках медиков. Белые иноземцы, уверяли слухи, впрыскивают людям хлор и проводят на их телах ужасные эксперименты».

Уже понятно, что кроме жанрового разно­образия разговор в книге выстраивается о многом. Будь то симптомы Эболы (рвота на два метра, истекание черной кровью, некроз тканей, застывшее маской лицо из-за поражения мозговых функций и прочее – жутко, жутко) или многих других заболеваний, распространенных в регионе (лихорадка Ласса, сонная болезнь, натуральная оспа).

Космические пейзажи и хор тысячи животных в лесах Африки. Или местные обычаи: «…Главный секрет распространения Эболы состоит в том, что воду, которой мыли труп, собирают и используют снова. <…> А потом родственники используют эту воду для поминального обряда. Той самой водой, водой от омовения трупа, совершает омовение сын покойного, после сына этой же водой моется дочь.

Обряд омовения частенько устраивают в священных рощах, остатках старых лесов». Забегая вперед, можно сказать, что и купировать подобное лесному пожару распространение Эболы помог также старый местный обычай, зародившийся во времена эпидемии оспы: заболевших отселяли, полностью изолировали, их трупы и дома потом сжигали. Будут в книге и настоящие лайфхаки для пандемических времен: не использовать в «красной зоне» иглы (легко можно уколоться и заразиться самому врачу), выходить из нее спиной в дверь (так еще раз посмотришь, не прицепился ли к защитному костюму какой-нибудь бинт, что приволочет за собой смерть многим, и так далее).

При этом надо понимать, что в книге как бы несколько слоев информации. Условно говоря, та, которой автор охотно делится, обсуждает (как установили происхождение Эболы от местной мыши, как читали геном вируса – на редкость простой, кстати, почти примитивный), и та, которую он проговаривает как бы «без комментариев». Как, например, сюжет о медиках из «Врачей без границ», связанных, как все международные организации, тенетами регламентов и бюрократий, – те не лечили местного врача-героя, скрывали наличие экспериментальной вакцины…

Или еще сюжет, о смысле которого можно только (хотя легко) догадываться. Еще одна героическая работница медицинского фронта прилетает из Америки, она бросает детей, ибо хочет помогать людям. Но при этом передвигается она только на посольской машине или военном вертолете, иногда с майором американских войск (!), разговаривает по телефону защищенной правительственной связи (!) и присутствует там «от военного ведомства». Вопрос – ее истинный функционал подразумевает обычную, научную и(или) военную разведку?

Хотелось бы, конечно, чтобы время не актуализировало буквально все сюжеты прошлой (и не совсем еще прошедшей!) эпидемии. Впрочем, от книги и без этого не оторваться.

Ричард Престон. Кризис в красной зоне. Самая смертоносная вспышка Эболы и эпидемии будущего / Пер. с англ. А.Гришина. – М. : Альпина нон-фикшн, 2021. – 458 с.

Александр ЧАНЦЕВ


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt