search
Топ 10

Два закона – две правды Такое противоречие обходится недешево

В 1918 году финансисты молодой Советской республики ломали копья по вопросу о том, каким быть… диапазону Единой тарифной сетки. Обсуждались два варианта: один к четырем и один к десяти. Справедливости ради замечу, что победил последний.

Обратимся теперь к истории не столь отдаленной. За последние три года диапазон ЕТС изменялся четыре раза: в январе 1999-го он составлял 10,07; в апреле – 8,23; в январе 2001-го – снова 10,07 и, наконец, с декабря стал 4,5.
На соотношении 1 к 4,5 настоял Минтруд вопреки предложениям учительских профсоюзов и Минобразования (один к шести). Естественно, что, чем больше диапазон, тем более дифференцирована зарплата в зависимости от разряда. Сжимать диапазон – значит экономить на высших разрядах, что, собственно, и было сделано. Таким образом, ЕТС приобрела рекордно низкие за последние три года тарифные коэффициенты.
Устанавливать тарифные коэффициенты – прерогатива правительства. Надо сказать, что оно умело этим пользуется всякий раз, когда речь заходит об очередном повышении зарплаты бюджетникам. На первый взгляд действия правительства могли бы показаться непоследовательными: зачем снижать коэффициенты в апреле 1999-го, чтобы в январе 2001-го снова к ним возвращаться, а спустя полгода опять снижать. Но это только на первый взгляд. Подобное жонглирование дает колоссальную экономию бюджетных средств. Экономят, как водится, на бедных. Вот и нынешнее повышение не так сильно ударит по бюджету, как могло бы, если бы тарифные коэффициенты остались на прежнем уровне. Проведем небольшое математическое исследование, чтобы предположить масштабы экономии. Если бы коэффициенты не изменились, то доктор наук, имеющий восемнадцатый разряд, мог бы получить в декабрьскую зарплату 4532 рубля (ставка первого разряда, умноженная на коэффициент 10,07). Если же приплюсовать к этому надбавку за докторскую степень, зарплата перевалила бы за пять тысяч. Новый коэффициент восемнадцатого разряда (4,5) не оставит от этой теоретической величины и половины. Таким образом, размеры экономии бюджетных средств по высшим разрядам очевидны.
Бюджетная система оплаты труда все больше напоминает социальное пособие. При столь пренебрежительном отношении к педагогическим кадрам любые модернистские идеи ничего не стоят. Что по этому поводу думают в Министерстве труда и социального развития?
Заместитель министра Валерий Январев видит два пути реформирования системы оплаты труда бюджетников. Первый – отказ от ЕТС. Очевидно, что ей на смену придут отраслевые тарифные сетки, которых только в системе образования будет на одна, не две, а десяток, поскольку практически все отраслевые ведомства имеют свои образовательные учреждения.
О плюсах подобной реформы говорить пока трудно – эксперимент покажет. Зато минусы – налицо. Во-первых, отраслевые тарифные сетки нужно утверждать отдельными постановлениями, а это весьма объемный бумаготворческий процесс. Во-вторых, что очень важно, подобная вариативность внесет серьезные трудности в распределение трансфертов. На сегодняшний день ЕТС (утверждаемая на федеральном уровне) является основой межбюджетных отношений.
Второй путь, по которому могла бы пойти реформа оплаты труда бюджетников, заключается в совершенствовании существующей системы, то есть в постепенном увеличении тарифных ставок и параллельном снижении надтарифной части, которая в ряде случаев превышает тарифную. Валерий Январев предлагает оставить лишь четыре вида надбавок, связанных с квалификацией и качеством труда, условиями труда, выслугой лет, поощрением (премии).
Как видите, в список не вошли надбавки за проверку тетрадей, классное руководство, работу в сельской местности. Кстати, они первыми попали “под нож” после декабрьской индексации – многие регионы просто сняли надбавки в целях экономии. Но справедливо ли это?
Подобная реформа может иметь весьма негативные последствия – вымывание молодых кадров. Надбавка за стаж стимулирует работающих пенсионеров и ничего не дает начинающим учителям. А упразднение 25-процентной надбавки за работу в сельской местности еще более усугубит и без того сложное положение сельской школы.
Проректор Санкт-Петербургского государственного университета, выступая на парламентских слушаниях по проблеме регулирования экономических отношений в образовании, предложил следующее решение кадрового вопроса:
– Происходит старение педагогических кадров, – сказал он. – Если образование, как утверждает правительство, стало приоритетной сферой, то почему педагоги не являются государственными служащими и не имеют право на соответствующую пенсию? Молодые могли бы иметь большие перспективы. А что происходит сейчас? Профессор умирает у доски с мелом в руках.
В проекте федерального закона “О государственном пенсионном обеспечении Российской Федерации”, который обсуждается в Госдуме, для государственных служащих предусмотрены значительные социальные льготы (по сравнению с законопроектом о трудовых пенсиях). Например, 7-я статья предполагает выплату пенсии за выслугу лет одновременно с трудовой. Кстати, пенсия за выслугу лет назначается госслужащим при наличии стажа государственной службы не менее 15 лет в размере 45 процентов среднемесячного заработка. А за каждый лишний год стажа пенсия увеличивается на три процента вплоть до семидесяти пяти – это максимум…
Вернемся к оплате труда. Сегодня зарплата преподавателей не ограничивается только бюджетным финансированием. В 45-й статье Закона “Об образовании” сказано: “Доход от платных дополнительных образовательных услуг государственного или муниципального образовательного учреждения за вычетом доли учредителя (собственника) реинвестируется в данное образовательное учреждение, в том числе на увеличение расходов на заработную плату”. Доходы от предпринимательской деятельности учебных заведений (сдача в аренду помещений, производство и реализации товаров и т.д.) также могу идти на повышение зарплаты педагогов. Однако здесь есть один нюанс. Как мне сообщили в ЦК Профсоюза работников народного образования и науки, администрация учебного заведения совместно с профкомом вправе устанавливать дополнительные по сравнению с законодательством трудовые и социальные льготы для работников (5-я статья КЗоТ). Обратите внимание: администрация вправе устанавливать, но не обязана. Поэтому инициатором как получения внебюджетных средств, так и направления их на повышение зарплаты работников должен выступать профсоюзный комитет образовательного учреждения.
Механизм установления дополнительных льгот и повышения зарплат определен в Законе “О коллективных договорах и соглашениях”. Шаг первый: проводятся переговоры между администрацией и профкомом. Шаг второй: достигнутые соглашения фиксируются в коллективном договоре. После этого администрация учебного заведения уже обязана направлять часть внебюджетных средств на повышение зарплаты преподавателям (в объеме, установленном коллективным договором).
Несколько “подводных камней” на пути внебюджетной деятельности образовательных учреждений “разбросал” новый Налоговый кодекс. Как сообщил первый зам.министра образования Григорий Балыхин, в существующем законодательстве имеет место правовая коллизия: 56-я статья Налогового кодекса не предусматривает льгот для учебных заведений, в то время как 40-я статья Закона “Об образовании” гласит: “Образовательные учреждения независимо от их организационно-правовых форм в части предпринимательской деятельности, предусмотренной уставом этих образовательных учреждений, освобождаются от уплаты всех видов налогов, в том числе платы за землю”.
Подобное противоречие обходится учебным заведениям довольно дорого как в моральном, так и в материальном плане. Согласитесь, отстаивание своих интересов в Арбитражном суде стоит миллионов нервных клеток. Между тем судебные разбирательства по поводу незаконности налогообложения вузов – весьма частое явление в наши дни. Вот как определил сложившуюся ситуацию Конституционный суд Российской Федерации, отвечая на запрос Арбитражного суда города Москвы: “…в статье 76 Конституции Российской Федерации не определяется и не может определяться иерархия актов внутри одного их вида, в данном случае – федеральных законов. Ни один федеральный закон в силу статьи 76 Конституции Российской Федерации не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой”.
Есть надежда, что правовая коллизия, причинившая столько хлопот руководителям учебных заведений, скоро будет устранена, поскольку в борьбу за сохранение налоговых льгот включились Министерство образования, Госдума и Российский союз ректоров. Кстати, от успеха этой борьбы зависят и зарплаты педагогов – ведь увеличится объем внебюджетных средств.

Статфакт.

Уровень оплаты труда в образовании сегодня составляет лишь 50 процентов от средней зарплаты в стране и 40 процентов от уровня оплаты труда в промышленности. Таким образом, не выполняется 54-я статья Закона “Об образовании”, в которой говорится, что средняя зарплата преподавателей вузов должна в два раза превышать зарплату в промышленности, а учителей – быть не ниже последней.

Николай ХОТЕЕВ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте