search
Топ 10

Дом с открытыми дверями. Доброе слово приятно не только кошке

Марину Александровну Чернову в Болдине знают все. Не только потому, что за 27 лет работы в школе она научила многих болдинцев русскому языку, хотя и за это ее, безусловно, земляки уважают… Есть у Марины Александровны хобби не хобби, увлечение не увлечение, а скорее потребность души – она любит все живое, в том смысле, что сознательно не только не сделает больно ни одному зверю или растению, но непременно поможет выжить всему живому и растущему.

В течение многих лет она дает приют кошкам и собакам, брошенным, оставленным, не очень здоровым. На одной из яблонь в ее саду уже давно живет семья ворон, на огромном тополе возле дома каждую весну и лето можно видеть скворечник, а зимой – кормушку. Зная характер Марины Александровны, люди просто подбрасывают ей котят, которых не успели потопить или не нашли, куда пристроить. Сейчас у нее кормятся 10 усато-полосатых голов и хвостов. Котят зовут Бакс, Икс, Миля, Матвей, Гуля, Ю, Кнопа, Муха, Маруся. Был еще сиамец Цезарь – имена изысканные, сразу видно, что хозяйка – филолог. Заходят часто соседские коты Вася Шкилев, Кеша Зубрилов, Опенок Назаров. Собаки тоже появились сами собой. Откуда-то в Болдинский музей пришел крупный черный пес с белым галстуком. Охранял Цыган со сторожами парк, встречал автобусы с туристами и терпеливо, но гордо ждал угощения у открытых дверей. Спал под дождем и снегом. Марина Александровна стала его подкармливать, и он пришел к ней жить. Года через два появилась Юля (организацию, где она жила, разорили), но не одна, а с маленьким скромным песиком, наверное, такса. Его назвали Тузюнь-Кузюнь. Цыган всех принял. Потом Тузюня не стало. А Цыган и Юля остались сторожить дом доброй хозяйки.Дом у Черновых большой, деревянный, с садом, огородом, баней, беседкой и многочисленными хозяйственными постройками – чем не усадьба? В Большом Болдине почти все дома такие, многоэтажные, кирпичные по пальцам пересчитать. Земля здесь особенная, плодородная – настоящий чернозем, которого на Нижегородчине крайне мало. Растет на этой земле все что ни посадишь. Дом с усадьбой достался Марине Александровне от родителей, а им в свою очередь – от бабушки. Каждое поколение владельцев что-то добавляло, совершенствовало. Марина Александровна, например, своими руками сделала в огороде колодец. Да-да, самый настоящий – с воротом и крышей, обила обрезками досок, которые остались после ремонта музея, покрасила – любо-дорого посмотреть! Саму скважину ей, конечно же, сделали нанятые бурильщики, и сруб они же помогли поставить, но все остальное хозяйка сделала собственными руками, не крестьянскими, а учительскими, более того – филологическими. Все знают, что жить в своем доме, обрабатывать землю без мужских рук тяжело. У Марины Александровны в доме и во дворе все сделано так, что об отсутствии мужской силы даже не догадаешься. О том, что она, миловидная женщина, уже давно все делает сама, я узнала, лишь когда начала сетовать, что вот-де тоже давно мечтаю перебраться поближе к земле, оставить суетный город, что меня останавливает только одно: без мужчины дом не поднять… Тут Марина Александровна остановила мой монолог: «Жизнь в деревне всему научит. Я многому научилась, оставшись одна. Сначала было трудно, потом стало получаться. Росли дети, нужно было думать о том, чтобы создавать им условия».Дочери выросли, выучились и уехали в Нижний Новгород – теперь у каждой своя семья. К маме приезжают в гости не только чтобы отдохнуть, но и помочь. Та с удовольствием принимает в своем доме молодежь, слушает их новости, радуется их успехам. И как не порадоваться – дочери нашли счастье в семье, у каждой дело по душе. Спрашиваю: не одиноко ли одной? – Разве я одна? В школе ученики и коллеги, дома, кроме собаки Юли, 10 котят и кошек, клушка с цыплятами, вороны (от них приходится прятать цыплят в теплице) – скучать мне некогда.И разве можно чувствовать себя одинокой, если совсем рядом, через дорогу, Пушкинский заповедник, если слева деревянная, еще пушкинских времен часовенка, а справа большой белокаменный Успенский храм, в котором почти ежедневно ведутся службы. Марина Александровна всегда придумывает что-то необыкновенное. Творческие способности, разумеется, больше всего востребованы в школе. Так, Чернова раньше, чем в музее-заповеднике, начала проводить в своей школе пушкинские балы. Для них шились пышные платья с кринолинами, готовились прически и парики. А бакенбарды для «Пушкина» она делала сама – из шерсти черного барашка (в то время она еще держала овец). Не только на работе, но и в повседневной жизни Марины Александровны всегда есть место творчеству. Про своих питомцев она пишет небольшие новеллы-зарисовки, которые с удовольствием читают ее близкие и ученики. Привожу одно из произведений:Вот опять массаж пришел килограмм на десять. По спине моей прошел, лег и лапы свесил.Замурчал мне о своем – стало вдруг теплей.По утрам всегда со мной черный кот Матвей.Возле дома она сделала фигуру девушки – не чучело, а красавицу. В нарядном платье, с приятным личиком. Нынешней зимой сама слепила снегурочку в рост человека. Раскрасила ее лицо, одежду – не отличить от профессиональной скульптуры. Даже жаль было, когда пришла весна и снегурка растаяла. На память Марине Александровне осталась снегуркина фотография. Я ее тоже видела…​Вера КОСТРОВА, с. Большое Болдино, Нижегородская область, фото автора

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте