search
Топ 10

Долгий путь домой Над безымянными могилами часто вырастают березы

В феврале 2000 года студентами исторического факультета МГПУ под руководством Сергея Татаркина был создан военно-исторический клуб “Надежда”, зарегистрированный при региональной общественной организации “Клуб “Бригантина” в Хамовниках” города Москвы. Главная задача ВИК “Надежда” – изучение архивных документов, выезд на места боев Великой Отечественной войны с целью нахождения боевых безымянных могил без вести пропавших воинов, эксгумирование останков, установление личности бойцов, а также розыск родственников.

А начиналось все так. Летом 1999 года некоторые члены клуба работали в Деснинской археологической экспедиции, где под деревней Лосево Ярцевского района Смоленской области были найдены останки бойца Бойко Александра Илларионовича, 1906 г.р., проживавшего до войны в деревне Федоровка Федоровского района Саратовской области. Это данные из сохранившегося личного медальона.
Вскоре в районной газете “Вперед” вышла статья “Нет безымянных героев”, где рассказывалось о нахождении Александра Бойко. И уже в январе 2000-го пришел отклик. Писала жительница деревни Федоровка. Студенты откликнулись на письмо и выяснили адреса дочерей без вести пропавшего бойца (жена и два сына, жившие с надеждой найти мужа и отца, уже умерли). Так появился военно-исторический клуб “Надежда”.
Родственники нашли средства для перезахоронения. При помощи ярцевского поискового отряда “Безымянный” под руководством Виктора Константиновича Иванова была произведена повторная эксгумация, в результате чего останки Бойко были отправлены домой. Он ушел на войну в августе 1941 года из деревни Федоровка. Через 59 лет после гибели, 23 июня 2000 г., солдат нашел успокоение в родной земле.
Также по просьбе отряда “Безымянный” была установлена личность младшего сержанта Тангатарова Гали Хайбаровича, 1915 г.р., пропавшего без вести 15 августа 1943 г. под Смоленском. Благодаря ВИК “Надежда” в мае 2000 г. останки солдата были переданы в Республику Башкортостан в деревню Ст.Пушнак Чекмагушевского района.

Архив и лопата
Настоящая поисковая работа не может проводиться без предварительной подготовки в архиве. И сейчас три члена “Надежды” работают в Подольске, в Центральном архиве Министерства обороны РФ. Исследование ведется по двум направлениям.
Первое – тщательный просмотр списков безвозвратных потерь. К сожалению, не все бойцы Красной Армии числятся в архиве, поэтому даже прочитанный медальон не дает стопроцентной гарантии нахождения родственников солдат. С другой стороны, если невозможно полностью прочитать данные, то делать запрос в архив бесполезно: никто не будет искать возможные варианты. И, наконец, очень часто при бойцах находят подписанные вещи: котелок, бритва, ложка и т.д. с указанием фамилии или фамилии с инициалами. Можно попытаться найти имя, просмотрев списки безвозвратных потерь дивизии, части.
Второе – изучение журналов боевых действий, оперативных сводок, боевых донесений фронтов, армий, дивизий, полков. Работать, не представляя, что происходило в этом районе 55-60 лет назад, невозможно. Иначе поиск превращается в грязное копательство (есть и такие “любители”), а не в установление исторической действительности и справедливости.

Страшное поле мирного времени
Первая самостоятельная экспедиция “Надежды” состоялась в мае 2000 года в Ленинградскую область на Синявинские высоты. Работали мы вместе с питерскими отрядами “Русь” (руководитель А.Чупрова) и “Лес” (руководитель А.Карпова).
Синявинские высоты – страшное место. Во время войны бои в этих местах продолжались с небольшими перерывами в течение трех лет (1941-1944 гг.).
Работа проводилась на обыкновенном картофельном поле. Но когда впервые на него попадаешь, в глаза бросается ржавое железо и человеческие кости, растасканные по пашне плугом. На все это много лет не обращают внимания местные власти и довольно враждебно относятся к поисковикам.
В первый же день работы были найдены останки 13 бойцов. Считали по количеству найденных черепов. В одном из раскопов мы нашли 8 кирзовых ботинок, из которых не было ни одной пары. Кого-то разорвало снарядом, кого-то растащил плуг, по кому-то проложили мелиорационные трубы.
Каждый день приносил новые открытия и новые находки. Однажды рядом с останками советских воинов были обнаружены 4 эсэсовца из дивизии “Полицай”. На этом же поле полегли и матросы из морской пехоты.
За все время поиска мы нашли 60 бойцов, 2 медальона (один из них прочтению не подлежал). По сохранившейся записи в медальоне установлена личность Мытарева Александра Васильевича, 1916 г.р., проживавшего до войны в Москве. Сейчас мы ищем родственников.

Где растут березы?
В июле-августе прошлого года мы вновь приехали в Смоленскую область, где провели две недели. Мы увидели своими глазами, что многие деревни (8 из 10), разрушенные или сгоревшие во время войны, так и не были восстановлены. О них напоминают лишь холмы да дикие яблони. К сожалению, пришлось столкнуться и со следами “чернышей”. Так, из отвала одного “любителя” были извлечены останки бойца. Естественно, в такой ситуации вероятность найти смертный медальон сводится к нулю. Но страшнее всего то, что от костей, выброшенных из земли и оставленных на поверхности, через два-три года ничего не остается…
Через одного из бойцов проросла береза. Пришлось окапывать дерево, а затем лопатами обрубать корни. Над безымянными могилами очень часто вырастают деревья, и в 90% случаев – это березы. Общий итог поездки – 7 эксгумированных, но безымянных бойцов Красной Армии, а также материал для будущих экспедиций.

Что впереди
Заключительной экспедицией прошлого года стала сентябрьская поездка на Синявинские высоты. Вместе с “Лесом” и “Русью” мы нашли двух бойцов.
В этом году мы снова будем работать на Синявинских высотах. Благодаря районной управе “Хамовники” у отряда появился необходимый инвентарь. Но по-прежнему дорога и еда оплачиваются из скопленных за несколько месяцев стипендий, из случайных заработков. Если в первой экспедиции участвовали всего два человека, то теперь к нам присоединились студенты с младших курсов и из других вузов, а также учащиеся колледжа, в котором преподает председатель ВИК “Надежда” Сергей Татаркин.

Надежда ВАСИНА,
студентка 3-го курса исторического факультета МГПУ
Москва

Что можно сделать для “Мстителя”?

Что мы можем для них сделать? С болью и почти отчаянием смотрели куда-то мимо меня глаза ребят. На этот немой вопрос трудно было ответить.
Мы пришли к этим партизанским могилам через заросший лесной перевал издалека, проделав немалый путь. Теперь стоим перед старым лесным кладбищем, разбитым в годы войны рядом с партизанским госпиталем.
Могилы едва различимы под опавшей листвой. В изголовьях шести из них камни со звездами, высеченными неумелой, похоже, детской рукой. Остальные могилы, вернее их остатки, сливаются вдалеке с горным склоном.
Зашуршала листва. Это ребята принялись обихаживать последнее пристанище народных мстителей. Поправили камни. Насчитали более тридцати захоронений. Ни одной фамилии.
Здесь не нужны специальные уроки мужества. Их с успехом заменяют крутой склон, тяжелый рюкзак и рука товарища, протянутая на переправе.
Что можем сделать мы? Наверное, мы можем пронести в памяти суровые, как военные будни, названия партизанских отрядов – “Овод”, “Мститель”, “Гроза”. А также мы должны сохранить желание приходить сюда через горные перевалы, несмотря на усталость и непогоду.
Юлия КОЗЛОВА,
мастер спорта, руководитель
спортивно-туристского клуба “Лидер”
Москвам

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте