search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Гурманы отметят необычный праздник – Международный день эскимо, которому исполняется 100 лет

Даю установку…

Надо верить в то, о чем говоришь. И будет тебе счастье

Как известно, у нас все прекрасно знают, как управлять государством, играть в футбол и воспитывать чужих детей. В этом смысле весьма знаменателен разговор, невольно подслушанный мной в одной поездке. Передаю его, разумеется, не буквально, а с сохранением общего смысла, который, как мне кажется, заслуживает внимания.

– Папа, вот скажи, если в Советском Союзе было такое замечательное образование, как сегодня говорят те, кто его получил, и если тогда, по их словам, готовили не потребителя, а творческую личность, способную трезво смотреть на мир, то почему же в 90‑е годы мы получили то, что получили? Почему доверились горлопанам, обманувшим десятки миллионов граждан, причем даже не раз и не два?

– Наверное, потому что готовили не тех. И не так.

– Получается, нам все врут? Говорили одно, а учили другому? Хотели вырастить человека самостоятельного, критически мыслящего, а вырастили того, кто, даже обладая вузовским дипломом, был готов довериться последнему аферисту?

– Все очень даже непросто… Нет, нам не врут. И тогда не врали. Просто были цели и установка – научить хорошему, стремиться к лучшему, верить в добро, стараться иметь благие намерения. И к этому призывали, об этом писали и вещали, именно такие идеи старались заложить в наши фильмы, мультфильмы, рассказы, романы, песни, картины. Но жизнь такова, что между словом и делом всегда есть пространство, которое каждый заполняет собственным смыслом. Кто-то действительно изо всех сил старался нести свет, созидать, развивать. А кто-то только говорил об этом, а сам тайком набивал карманы и занимался темными делишками.

– А сейчас не так?

– И сейчас так. Даже хуже, потому что в советские времена все четко понимали: государство и общество складываются из отдельных граждан, но все люди должны работать на общее благо, и тогда всем будет хорошо, но если кто-то один решит, что все ему должны, плюнет на остальных и начнет жить только для себя, это неправильно, такую позицию следует порицать и осуждать. Помнишь, что говорил по этому поводу Павка Корчагин в повести «Как закалялась сталь»? «Самое дорогое у человека – это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое, чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире – борьбе за освобождение человечества». Так вот, у нас же в какой-то момент решили, что это все чушь и коммунистическая пропаганда, а фразу «Каждый человек кузнец своего счастья» истолковали по-своему, мол, делай все, что хочешь, лишь бы тебе было хорошо, а государство обязано тебе в этом помочь! Что получилось, сам видишь.

– Но получилось-то не совсем так… Насколько я вижу, люди все-таки понимают, что идеология «я пуп земли, и все мне должны» многим действительно нравится, однако большинство людей ее осуждают. И маятник развития нашего общества вроде бы опять качнулся от эгоизма к альтруизму. А вот скажи, разве раньше было не так? Разве слова и дела не расходились?

– Во все времена было примерно одно и то же, просто разрыв между словом и делом то увеличивался, то уменьшался. Люди всегда старались убедить себя и других в чем-то, стремились к чему-то и даже верили в свои идеалы. Хотя жизнь то и дело вставляла им палки в колеса и проверяла на прочность убеждения. Но это, повторяю, основа любой культуры и любого воспитания – стараться внушать то, что нас одухотворяет, объединяет, возвышает.

– Да, но разве не издевательством выглядит ситуация, когда тебе с детства дают целый набор установок, которых ты должен придерживаться, а потом всю оставшуюся жизнь порицают и обвиняют в том, что ты их не придерживался? Причем даже так: ты сам себя каждый раз осуждаешь, когда что-то где-то нарушаешь, но ничего не нарушать не можешь, потому что уж больно много запретов и предписаний.

– Вообще-то именно так и формируется то, что люди называют совестью. Вспомни, она начинает тебя мучить всякий раз, когда ты осознаешь, что поступаешь вопреки традициям, требованиям, нормам и правилам, о которых тебе говорили с детства. А вот если этого чувства нет, если ты делаешь что-то вопреки устоям, и ничего внутри не дрогнет, значит, это сбой программы, опасная поломка. Кстати, примерно для этого и нужна религия. Она представляет собой набор именно тех самых установок, которые дают людям некий вектор единого движения, формируют сообщество «своих», то есть тех, кто разделяет эти установки, союзников, друзей. И одновременно дает определение греха, то есть дела, слова или даже мысли, направленных против праведных установок. А заодно и обещает спасение тем, кто все понял правильно.

– Да-да, на эту тему в сетях много анекдотов ходит. Один абориген спрашивает миссионера: «Если бы я вообще ничего не знал ни о грехе, ни о Боге, попал бы я в ад?» – «Нет». – «Тогда зачем вы мне все это рассказали?» Или же, помню, рисунок такой был: некто богоподобный стучится в дверь и просит впустить его. «Зачем?» – спрашивают из-за двери. «Чтобы я мог спасти вас». – «От чего?» – «От того, что я сделаю с тобой, если ты меня не пустишь!»

– Увы, сегодня такие шутки в ходу. Впрочем, они и раньше были, просто люди не особо кичились этим, поскольку понимали – грех! Вот тебе пример из жизни. Был у меня однажды разговор с неким восточным человеком, который просил называть его просто «гуру». Он задал мне вопрос: кто более грешен – тот, кто делает что-то, зная, что поступает неправильно, или тот, кто думает, что совершает вполне обычный поступок, творя зло? Я подумал, что вопрос с подвохом, потому что ответ вроде бы напрашивается сам собой, а значит, скорее всего, он ошибочен. И сказал, что зло – понятие относительное, а значит, однозначного ответа быть не может. Гуру поразился моей глупости и сказал, что это я, конечно, погорячился. А на самом деле более грешен тот, кто творит зло, не ведая об этом. Тут уже настала моя очередь поражаться, однако гуру очень убедительно разложил все по полочкам: если человеку когда-то сказали, что вот это хорошо, а это плохо, у него существует некая система координат, и он понимает, в какую сторону нужно двигаться, а в какую не стоит. И если он все-таки делает что-либо плохое, у него всегда присутствует мысль: «Я совершаю нехороший поступок». Осознание этого никуда не девается, а очищение (и успокоение совести) возможно, лишь если ты сделаешь что-либо хорошее, чтобы восстановить баланс и улучшить карму.

– Да, странная логика у того гуру. Хотя в этом что-то есть. Но опять же вернемся к советскому воспитанию, с которого я начал. Говорят, что тогда все народы жили в дружбе, можно было любому гражданину СССР приехать в любую республику, и никто не стал бы его угнетать и унижать, обзывая всякими обидными словами. Это действительно так было или просто сегодня кому-то очень хочется, чтобы так было?

– Межнациональный вопрос выстраивался ровно в той же логике. Была установка, что все люди братья и сестры, мы все строим коммунизм, в котором не будет никаких различий, и вообще национальностей у нас много, но ни одна не должна быть поставлена выше или ниже прочих. Людям это внушали по всем доступным каналам информации и говорили, что так должно быть.

– А было на самом деле не так?

– На самом деле было и так, и не так. Очень многие люди в самом деле верили в идеи равенства всех народов. И знали, что это вектор в правильную сторону. Однако на бытовом уровне слова и дела очень часто расходились. Человек мог искренне думать, что интернационализм – это счастье, и при этом рассказывать анекдоты про чукчей, грузин, армян, молдаван, украинцев и прочих граждан, в которых они были далеко не всегда показаны с выигрышной стороны. В армии у нас было еще интереснее: с одной стороны, подразделения формировали так, чтобы национальный состав был как можно более разно­образным, ибо интернационализм тут имел вполне прагматический смысл – чтобы не возникало землячества со всеми вытекающими последствиями. Но оно все равно возникало, и это часто имело очень нехорошие последствия. Это когда, например, человек 15 чеченцев держат в страхе всю роту. Или когда группа старослужащих западенцев (выходцев из Западной Украины) изгаляется над всеми остальными, и никто ничего не может сделать. Кстати, именно от ребят из Львова и Чернигова я услышал и другие анекдоты, в которых русских непременно то стреляли, то вешали, то топили. Но такой «фольк­лор», разумеется, был за рамками общепринятой идеологии, ни один замполит не позволил бы подобные мысли озвучить публично, ни один командир не стал бы официально заявлять, что представители вот этого народа у него в почете, а вот этого, наоборот, достойны унижений. Его бы за такие «убеждения» моментально наказали по линии КПСС, ВЛКСМ и т. п. Что не мешало ему самому рассказывать веселые анекдоты про «армянское радио», например.

– Ну вот, думаем одно, говорим другое, делаем третье… Это же с ума сойти можно! Разве это нормально?

– Всегда нужно понимать, что объединяет людей, а что разделяет. И ставку делать именно на первое, обязательно учитывая второе. Когда мы в детстве заучивали слова нашего гимна («Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки великая Русь» и далее по тексту), мы знали: так должно быть. И верили: так есть. Хотя уже тогда кто-то издевался над гимном, писал обидные пародии, где все было перевернуто с ног на голову. Потом, в 90‑е, нам начали «открывать глаза», дескать, посмотрите, вам же всю жизнь врали, никакие республики не свободные, никакой Союз не великий, никакого у нас нет «солнца свободы», а сплошные рабство и угнетение. И что же, мы много от этого выиграли? Нет, такие установки были нужны, чтобы развалить страну. Да сейчас, посмотри, если власть начнет говорить народу правду обо всем на свете, будет ли это на пользу всем нам? Нет, задача власти – вселить в людей уверенность в себе и завтрашнем дне, даже если для этого надо о чем-то умолчать или что-то приукрасить.

– Но разве люди не имеют права знать правду, в том числе и о темных моментах нашей истории, о чем раньше умалчивали? И тем более о настоящем, в котором мы все живем?

– Имеют. Вопрос: можно ли их объединить подобной правдой? Нельзя создать мощную державу, воспитывая своих граждан на поражениях, рассказах, какими мерзкими были их предки, какими сами они являются недоразвитыми и нецивилизованными.
Вот здесь рассуждения от противного работают очень плохо. Гораздо хуже, чем когда людям говорят, что они потомки героев, наследники великих побед, свободные личности, готовые на подвиги и благородные свершения. Даже если это не является правдой на все 100%. К сожалению, не все битвы наш народ выигрывал, не все наши предки были героями. Но вспомни, какие слова, обращенные к врагам, Константин Рылеев вложил в уста Ивана Сусанина: «Предателя, мнили, нашли вы во мне? Их нет и не будет на Русской земле!» Он, что, должен был уточнить, мол, есть среди нас и предатели, как же без них, но их гораздо меньше, я к ним не отношусь? Это как раз тот случай, когда говорить нужно то, что надо! А еще желательно точно так же и думать.

– Папа… Значит, вы с мамой воспитывали меня именно в духе… таких вот установок?

– Ты предпочитаешь услышать то, что я должен сказать, или то, что я думаю? Шучу. На самом деле, когда мы тебе в детстве внушали, что маме надо помогать, девочек нельзя обижать, старшим нужно уступать место, драться плохо, материться еще хуже, стремиться к знаниям почетно и т. п., это действительно были вполне определенные установки, призванные помочь тебе выстроить систему координат, сформировать некий фундамент ценностей и показать, куда стоит двигаться. Было бы хуже, если бы мы с самого начала уточняли: вообще-то в некоторых случаях девочек не только можно, но и нужно обижать, старшие далеко не всегда заслуживают того, чтобы им уступали место, в некоторых случаях без мата не обойтись, а иногда ситуацию можно разрешить только силой, то есть дракой. Но все эти тонкости вторичны, хотя и очень важны. Всегда помни главное: то, о чем мы тебе говорили, ни в коем случае не было тебе во вред. По крайней мере, мы искренне этого желали. И мы очень хотим, чтобы это пошло тебе на пользу.

Иван ПОРТНОВ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте