search
Топ 10

Что слаще редьки? “Дайкон”, – отвечают псковские ребята

Об “Агрошколе”, Красногородском интернате для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, можно сказать: “Туалет у них на улице, зато компьютер всегда под рукой!” Часть воспитанников вынуждены жить в деревянных, черных, гнилых бараках, построенных минимум шестьдесят лет назад. Зато у интернатской школы такой компьютерный класс, какого нет, наверное, нигде на селе в Псковской области.
Преподаватель информатики и астрономии Виктор Дмитриевич Яндола с гордостью говорил мне, показывая на обычную школьную доску: “Это мы уберем! Писать выгоднее на электронных досках!” Оказывается, обычный школьный мел, когда крошится, незаметно оседает на внутренних частях компьютеров – из-за этого их нужно то и дело чистить. Насколько я поняла, в кабинете информатики собираются устроить доску, каким-то чудесным образом связанную проводами с компьютерами на ученических столах.

После реализации программы “Компьютеры – каждой сельской школе” в стране, кажется, не осталось ни одного педагога, который бы сомневался в выгодах интернет-образования. Но кто же облагодетельствовал “Агрошколу”, кто подарил ей компьютерный класс, позабыв об утеплении туалета? А никто. Сами заработали – тоже примета времени! Виктор Дмитриевич и его ученики разработали проект, который послали на конкурс “Заявка на успех”. О конкурсе они узнали по интернету. Стали победителями, а в награду получили этот класс и комплект электронных учебников.
Так что в “Агрошколе” осуществляется интересное, но забытое правило: “Хочешь жить? Умей вертеться!”. Распространяется оно не только на взрослых, но и на детей. Когда в интернат прибывает новенький ребенок, нередко он начинает здесь свою жизнь со слов: “Дайте… Вы мне обязаны!”. На что директор, Николай Михайлович Петров, в мягкой форме отвечает: “Ничего мы тебе не должны. Пока что дадим то, что просишь, в кредит. Но потом, будь любезен, заработай…” “Даже на шариковую ручку?” – недоумевает новичок. “Даже на шариковую ручку”. Однако скоро его страх проходит. Он понимает, что ему дадут заработать. Получил пятерку – заслужил один “агрик”, полил цветы в классе – еще “агрик”.
“Агрик” равен одному рублю. Система, перенятая Николаем Михайловичем у знаменитого Католикова. “А может ли какой-нибудь ученик стать богаче всех прочих?” – спрашивала я. “Только самый трудолюбивый”. – “А к кому можно подойти, если хочешь заработать?” – “К учителю”. – “Нет ли у ребят рваческих настроений? Знаете, по принципу: я физически сильнее, значит, мне проще стать богатым?” – “Нет. Мы распределяем работу с учетом возрастных особенностей ребят”.
Это значит, что первоклассники только по желанию ухаживают за двухсотголовым стадом интернатских свиней и добрыми тремя десятками кормилиц – коров. Да и вообще без взрослых даже старшеклассники бы не смогли содержать столь громадную ферму.
К младшим вообще особый подход. Их не отправляют в квартиру так называемой социальной адаптации гостиничного типа. Сюда попадают по очереди только старшеклассники, и то лишь перед выпуском из интерната. Им выдают настоящие деньги: по тридцать пять рублей на день. Что хочешь с ними, то и делай, но только умудрись не ходить голодным! Страшно? Нисколечко! Страшно, не опробовав свою самостоятельность, уходить навсегда из привычных условий жизни. Да и научиться отвечать за других невозможно, если не умеешь отвечать за самого себя.
10% заработанных всем коллективом “агриков” идут в общий премиальный фонд – надо поощрять лучших, причем всеобщими усилиями. Ведь они – гордость всего интерната.
Эти формы жизнедеятельности ребят придуманы педагогами “Агрошколы” с одной целью – дать детям социальную защиту. “Большинство наших ребят, – говорил мне Николай Михайлович, – останутся работать тут, неподалеку от детского дома, в деревеньках, селах, поселках. Поэтому, хотя, например, официально запрещено ребятам колоть дрова, мы им разрешаем это – под присмотром взрослых, конечно. Готовим к жизни в суровых сельских условиях”.
Но я бы не взялась писать о Красногородском интернате (слава Богу, сегодня в России таких агроинтернатов немало), если бы не встретила тут двух поистине жюльверновских героев: Паганеля и капитана Немо. Оба не просто готовят ребят к “выживанию”, а заметно поднимают их конкурентоспособность на будущем рынке труда! Дают суперзнания!
Капитаном Немо я назвала, про себя, конечно же, Виктора Дмитриевича Яндолу, романтика и ученого. Он разработал проект по развитию образовательной среды в учебное и неучебное время школьников, за что получил гранд Сороса. “Компьютер – мощное обучающее средство, – с уверенностью говорил он мне. – Сегодня в большинстве сельских и городских школ компьютер применяется лишь на уроках информатики. А надо бы на всех предметах. Считаю, что будущее за математикой, русским, историей, географией, которые будут проводиться за компьютерами.
Проблема в том, что сегодня такие “урочные” программы создаются программистами, то есть не педагогами, не методистами. А надо бы внести в список профессий еще одну, которой я обучаю своих ребят не первый год, – программист-методист. Заказчиком тут выступает учитель, а я – посредник между учениками и педагогами.
Чем еще хорош компьютер? Он психологически разгрузит учителя. Сегодня бедняга вынужден на протяжении всего урока держать во внимании и глазами, и слухом, и душой все двадцать пять детей в классе, отслеживая, кто чем занят. Это тяжело. Потому что они не постигают науки равномерно, с одинаковой скоростью и за одно и то же время. Однако компьютерную программу можно составить таким образом, что, лишь овладев одним уровнем задания, ученик сможет перейти к другому. Причем машина проверит качество усвоения знаний. У нее, в отличие от учителя, нет нервов. Одно из моих открытий – можно составить программу уроков с учетом индивидуальной методики педагога”.
Виктор Дмитриевич и его ученики уже передали Псковской области более ста разработанных ими образовательных программ! Еще одна польза от компьютера – учитель и завуч будут в состоянии подводить оценочные итоги не раз в четверть, перед началом каникул, а каждую неделю. Компьютер нарисует и графики успеваемости, плотности ученического “опроса”, кривую прогулов. Покажет, что этот педагог ставит в основном тройки, а тот дает однообразные задания. Это и сегодня уже возможно благодаря псковскому капитану Немо!
Кроме того, Виктор Дмитриевич создал проект внеурочных детских ассоциаций. Иначе – “компьютерного братства”. Он надеется разбудить деревенского жителя к активной социальной жизни. Как? Сегодня селяне вынужденно привязаны к своему местожительству, у них нет денег не то что в другую область съездить – посетить областной город. Но даже один-единственный компьютер с интернетом способен образовать где-нибудь – в школе или Доме культуры – компьютерный клуб. По примеру того, как это сделано в “Агрошколе”. И тогда сельские жители вновь почувствуют свое единение со страной! Будут иметь возможность говорить со всем миром, высказать “личное мнение” по тому или иному вопросу государственной важности.
Правда, Виктор Дмитриевич предупреждает: если в бюджет образования не вставить строчку “Замена устаревших частей и расходных материалов компьютеров”, уже через несколько лет всем станет ясно: сумасшедшие деньги, вложенные в компьютеризацию сельских школ, выброшены на ветер! Компьютеры, увы, имеют свойство выходить из строя. Виктору Дмитриевичу уже сегодня привозят компьютеры из других псковских школ – “починить”.
Но что же “Паганель”? Федор Иванович Викторов? Мы пришли с ним в агролабораторию. Распушил свои роскошные бакенбарды, посмотрел строго и в то же время мечтательно сквозь очки на громадный плод белой японской редьки, похожей на кабачок, откровенно полюбовался ею и с удовольствием произнес: “Лука мы выращиваем в интернате до четырех тонн ежегодно. Заготовляем до 95 т. картошки! Живем на севере, но без пленки выращиваем до 2,5 тонны огурцов!” – “Да как же вам это удается?!” – “Секреты овощей знаем! В ХIХ веке России было известно 250 сортов капусты. В каждой деревне свои огурцы были. Земля-то везде разная! У нас песок, недостаточно влаги. Поэтому используем финские удобрения. Без них в наших местах капуста была бы размером с орех. Отечественные удобрения, на наш взгляд, содержат много хлора, а он убивает землю – окисляет ее”.
“Что касается этой величественной редьки, – продолжал Федор Иванович, – она называется “дайкон” и слаще нашей, отечественной. Иные экземпляры достигают 28 килограммов! Японцы многие блюда приправляют дайконом. А мы салаты для детей делаем”.
Вот так “капитан Немо” и “Паганель” и уравновешивают жизнь интерната. Один учит ребят прочно стоять на земле, другой – желать и не бояться будущего.

Ирина РЕПЬЕВА
Фото автора
пос. Красногородский,
Псковская область

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте