search
Топ 10

Член Совета Федерации Валерий СУДАРЕНКОВ: “Госзаказ” на солдатский интеллект

– Валерий Васильевич, отвечает ли состояние российского образования потребностям обороны и безопасности страны?
– Потенциально по своим возможностям, содержанию учебных программ, квалификации педагогов российская школа отвечает потребностям общества и государства. Однако этот потенциал реализован далеко не полностью. Социально-экономический кризис в стране резко снизил возможности обновления российской школы, поэтому темпы ее развития в целом отстают от реальных потребностей страны.

Досье “УГ”

Валерий Васильевич Сударенков родился 13 июня 1940 г. в деревне Нижние Горки Малоярославецкого района Калужской области в семье кадрового военного-фронтовика и учительницы. Окончил Калужский техникум железнодорожного транспорта и Калужский филиал МВТУ им. Н.Э. Баумана.
В 1960-1963 гг. проходил срочную службу на Тихоокеанском флоте. С 1964 г. работал техником-технологом турбинного завода, затем – старшим инженером-технологом, начальником цеха моторного завода. С 1972 г. – на партийной работе.
В 1986-1990 гг. – заместитель Председателя Совета Министров Узбекской ССР. В 1990 г. избран первым секретарем Калужского обкома партии, председателем областного Совета народных депутатов. В 1994 г. – председателем Законодательного собрания области. В 1996 г. – губернатором Калужской области.
В бытность председателем Комитета Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии, одним из первых парламентариев дал интервью “Военному образованию”. Ныне Валерий Сударенков – член Комитета Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии, заместитель Председателя Парламентской Ассамблеи Совета Европы от России.

Если же говорить о нуждах обороны и безопасности, достаточно вспомнить, сколь остро поставлена эта проблема в Федеральной программе развития образования, утвержденной законом. В ней прямо указано, что сохраняющие угрозу углубления кризисные тенденции в системе образования способны нанести серьезный ущерб состоянию безопасности государства.
Интеллект человека, его способности во многом формируются за школьной партой. Поэтому речь прежде всего надо вести о качестве общего (школьного) образования. Перспективы информационной эпохи существенно меняют требования к его качественным параметрам. Ныне ведется много разговоров о гуманитарной составляющей образования. Спору нет, она важна. Но в мире все более отчетливо видна и тенденция математизации школы. В Европе и Америке сейчас озабочены тем, как дать подрастающему поколению более глубокие математические знания. В них – ключ и к развитию промышленности в целом, экономики, и к решению проблем национальной безопасности, так как инженерно-технические и научные факторы год от года приобретают все большее значение.
Перспектива обеспечения военной безопасности России очерчена. Будущее за профессиональной армией. Естественно, переход к ней – дело не одного года. Но уже сейчас пора задуматься над тем, какие это вызовет проблемы военно-профессионального характера. Какими знаниями, интеллектом должны обладать выпускники школ, чтобы стать высокопрофессиональными солдатами, матросами, офицерами и, конечно, генералами? Нужна ясность: кто же конкретно нужен армии? Может ли она выступать заказчиком по отношению не только к высшему и среднему специальному образованию, но и к общему (школьному)?
– Нужен своего рода “госзаказ” на солдатский интеллект или госстандарт? Но государство еще не разобралось, что в принципе образование должно давать гражданам. У нас пока нет предписанных Конституцией России федеральных государственных образовательных стандартов. Вы занимались их созданием. Как вам видится эта проблема, насколько она сопряжена с нуждами обороны и безопасности?
– Проблема эта очень серьезна. И не только в связи с обороной. На Западе, к примеру, нас в этом плане считают страной, якобы не обеспечивающей европейского уровня образования. На том основании, что у них есть европейский стандарт образования, а у нас своего нет. Но если сравнивать содержание и качество образования, может оказаться, что мы не только не отстаем, но даже обеспечиваем уровень выше европейского.
Ведь оказались же востребованы за рубежом более миллиона наших сограждан с высшим образованием, немало – с учеными степенями и званиями. Подготовка этих специалистов могла бы стоить Западу около 1 триллиона долларов США. Сумма огромна даже для ведущих стран Европы и США. По подсчетам аналитиков, только проценты от этого вклада России в мировое сообщество могли бы дать не менее 50 млрд. долларов – больше, чем экспорт сырья, вооружения. Это дар России наиболее развитым странам мира. Вклад нашей системы образования в их науку, технологии очень велик. Как видите, факты говорят сами за себя. На международном уровне надо политически доказывать, что качественные параметры нашего образования не ниже европейских.
– Не один год общественность полемизировала на тему: служить или учиться? Целесообразно ли призывать в армию студентов вузов, учащихся техникумов, профтехучилищ? Если школа перейдет на двенадцатилетний срок обучения, этот вопрос встанет и перед ее выпускниками, которые по возрасту должны будут уходить в армию прямо с выпускных экзаменов?
– Могу вас заверить: этого не случится. Мы, законодатели, уже сейчас предпринимаем для этого необходимые меры. На мой взгляд, противоречие между учебой и службой во многом искусственное, порождено несовершенством нормативно-правовой базы.
Я в законодательной работе защищаю право на получение высшего или среднего специального образования без перерыва на военную службу. Мы ведем согласительные процедуры по поправкам, которые скорректируют законодательные нормы, обеспечив отсрочку от призыва для завершения образования. Между учебой и военной службой не будет противоречий. По сути, это не ограничение призывных объемов, а лишь отсроченный призыв, который приносит пользу и государству, и Вооруженным Силам, обеспечивая более высокий образовательный уровень призывников.
– Переход к полностью профессиональной армии может снять эту проблему. Но более масштабной станет другая: из кого готовить профессионалов?
– С учетом перспективы полной профессионализации армии и флота целесообразно предусмотреть и подготовку пополнения для них с определенной спецификой образования – и общего, и профессионального. Так исстари было на Руси.
Российское образование накопило и сохранило очень ценный опыт ранней военно-профессиональной ориентации – суворовские и нахимовское училища. Отрадно, что при всех передрягах и кризисах последнего десятилетия, скудности военного бюджета, трудностях, пережитых Вооруженными Силами, эта система воспитания и обучения будущих защитников Отечества не только не ослабла, но и пополнилась кадетскими корпусами, специализированными классами в обычных общеобразовательных школах.
Но емкость, образно говоря, пропускная способность этой системы многократно меньше общей потребности в военных кадрах. К тому же она нацелена в основном на пополнение офицерского корпуса. А Вооруженным Силам во все возрастающем числе нужны и профессионалы низовых звеньев. Около 30 лет назад эта проблема была решена созданием новой категории военных профессионалов и соответствующей системы подготовки ближайших помощников офицеров – прапорщиков и мичманов. Ныне армии и флоту в еще более массовом числе нужны столь же профессиональные военнослужащие-контрактники с солдатскими, сержантскими и старшинскими погонами на плечах. Очевидно, есть смысл задуматься: как с точки зрения базового (школьного) образования учесть эту потребность?
Вы упомянули об идее двенадцатилетки. Почти ежедневно встречаясь со школьниками и учителями, многократно убеждался, что школьная аудитория не воспринимает эту идею. Главный вопрос в том, что закладывать в эти 12 лет. Только общее образование? На мой взгляд, нерационально. Перспективнее варианты специализации в последних классах. Их можно конкретизировать до получения первой специальности. Аналогичная идея внедрена, по-моему, в Узбекистане. 8 лет дети получают общее образование и 3 года – первую специальность. Этот путь представляется весьма привлекательным. Ведь сегодня мы отправляем из школ на рынок труда 17-летних ребят, не знающих, как заработать на жизнь, не владеющих для этого даже минимумом профессиональных навыков. Виновны в этом общество, государство.
Идея получения первой специальности в рамках школьного образования позволяет наряду с массой гражданских профессий предоставить мальчишкам, мечтающим о военной службе, и возможность военно-профессиональной подготовки. 3 года на школьной скамье достаточны для подготовки квалифицированных армейских и флотских специалистов низовых звеньев, способных после призыва стать высокопрофессиональными военнослужащими-контрактниками.
– Как вам видится место военного образования в общей образовательной системе России, его будущее?
– Полагаю, военные вузы могут очень серьезно конкурировать с гражданскими по качеству подготовки специалистов. В них сосредоточены квалифицированные педагогические кадры, создана добротная учебная, материальная база. Мы видим много примеров того, что квалификация выпускников высшей военной школы позволяет им достигать высот не только на военной службе, но и на гражданских производствах, в науке, общественной деятельности, политике. Пусть меня считают консерватором, но я не очень разделял идею сокращения высших военно-учебных заведений. В истории нашей страны были ситуации, когда требовалось срочно увеличить выпуск военных кадров. И не исключено, что они снова могут возникнуть. При необходимости военные вузы должны быть готовы воспринимать на себя увеличенную нагрузку.
В подготовке кадров для армии и флота слишком много особенностей, поэтому высшая военная школа должна сохраняться, ее потенциал нужно укреплять и развивать в соответствии с потребностями обороны России.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте