search
Топ 10

Борщ государственного значения. или Столовой требуется имиджмейкер

Среднестатистический ребенок ежедневно проводит в школе 7-8 часов – полноценный рабочий день взрослого человека. Но если здравомыслящий взрослый никогда не забывает о святая святых – обеденном перерыве, то дети в большинстве своем предпочитают «пятиминутную закуску» – гамбургер с газировкой. Или вовсе ходят голодные. Пройдет не так много времени, и голод непременно расцветет «роскошным» букетом самых немыслимых болячек – от банального гастрита до трагического бесплодия… О том, как вернуть в школу культуру здорового питания, размышляли врачи, педагоги и управленцы, собравшиеся в Госдуме на заседании «круглого стола».

СтатфактУровень здоровья и физического развития детей и подростков на 70% определяется питанием.По данным Минздравсоцразвития, немногим более 15% российских учащихся обеспечены горячими школьными обедами.80% оборудования школьных столовых устарели морально и физически.По данным НИИ гигиены детей и подростков: более 90% учащихся имеют отклонения в здоровье; 40% страдают различными хроническими заболеваниями; 20% имеют проблемы в репродуктивной сфере; 84% девушек и 72% юношей в течение года переносят острые респираторные инфекции; у 30% отмечаются заболевания зубов; за время обучения в школе более чем в пять раз возрастает частота нарушения зрения и осанки, в 4 раза – психоневрологических отклонений, в 3 и более раз – органов пищеварения.

казывается, тарелка горячего борща – это не повседневная банальность, но вопрос национальной безопасности. Такой же, как сверхточное оружие, например. Только вопросами обороны со всей серьезностью занимается федеральный центр, а питание детей – будущих солдат и тех, кто этих солдат когда-нибудь будет рожать, – почему-то переложили на региональные и муниципальные плечи. И думают, что так и надо. А ведь ученые не зря трудились, доказывая, что наше здоровье и даже интеллект на 70% зависят от того, что мы едим. Парадокс.

Каждый из выступавших говорил о том, что близко именно ему, рассматривая проблему со своей колокольни. Депутат Сергей Колесников отметил, что с 2001 года не было принято никаких законодательных актов, которые касались бы школьного питания. Срок действия Концепции здорового питания, принятой в 1998 году, истек в 2005-м. А Бюджетный кодекс запретил учреждениям образования иметь в своем штате поваров. Так начали размножаться ларьки, торгующие шоколадными батончиками, газировкой и даже крепким кофе.

Колесникова поддержала Валентина Березина, представлявшая на «круглом столе» Министерство образования и науки. По ее словам, как всегда, хромает нормативно-правовая база. В действующие СанПиНы не включены нормы физиологических потребностей школьников в пищевых веществах, рекомендуемые объемы порций, требования к транспортировке пищевых продуктов, к срокам и условиям их хранения и реализации. Впрочем, даже если и были бы включены, следить за их неукоснительным исполнением все равно некому: до сих пор непонятно, кто конкретно отвечает за школьные столовые. Врачи кивают на школу, школа – на врачей.

– В органах управления образованием просто необходимо ввести должность специалиста, ответственного за организацию питания в образовательных учреждениях, – заключила Валентина Александровна.

Академик Виктор Тутельян пугал собравшихся леденящими душу графиками и диаграммами. Получается, что нация наша тихо вымирает и глупеет, причем не столько от старости, сколько от недоедания. Если рационы малышей до трех лет еще хоть как-то сбалансированы – родители следят, чтобы чаду и овощей досталось, и каши, и мяса, то в районе 3-7 лет кривая витаминов и белков устремляется резко вниз, а в школьно-подростковом возрасте и вовсе застывает где-то чуть ли не у нуля. Зато кривая, «отвечающая» за анемию, снижение работоспособности и способности к обучению, указывающая на потерю интеллекта, победоносно взлетает вверх.

Свои претензии к школьному питанию и у военных. Председатель Центральной военно-врачебной комиссии Минобороны РФ Валерий Куликов аж кипел от негодования, рассказывая, что ежегодно при постановке на учет в военкомат приходится освобождать от службы в армии до 90 тысяч семнадцатилетних юношей с дефицитом веса. А во время призыва по этой же «голодной» причине отсеиваются в среднем 47 тысяч потенциальных новобранцев. Приплюсуйте сюда еще тех, у кого нелады с опорно-двигательным аппаратом и суставами – и получится целая армия «белобилетников».

– Вот если бы вы их вовремя накормили да подлечили, не пришлось бы нам выходить в Думу с проектом об отмене отсрочек для студентов. И не было бы у нас проблем с неуставными отношениями, когда здоровые парни обижают тех, кто слабее, – шарахнул кулаком по столу генерал Куликов.

Большинство докладов, естественно, сводились к вопросу денег. Точнее, их полного отсутствия. Всплыла цифра в 55 миллиардов – нашли бы их в казне, и не о чем было бы разговаривать. К счастью, некоторые специалисты подчеркивали, что здоровое питание детей напрямую зависит не только от финансовых возможностей семьи и от ассортимента продуктовых магазинов, но, что немаловажно, и от уровня знаний, образованности и культуры родителей. Если находятся в семье деньги на хот-дог, то почему бы не пустить их на салат с котлетой?

Одним из самых дельных и конкретных оказалось выступление главы Института отраслевого питания Владимира Чернигова. Специалисты института разработали программу «Школьное питание», которая уже запущена в нескольких пилотных городах – в Ярославле, Ставрополе, Ижевске, Хабаровске. Состоит программа из четырех блоков, каждый из которых важен и незаменим. По мнению специалистов института, обновления требует вся система школьного питания. Мало поменять что-то одно: переучить поваров, но заставить их работать на старых плитах; заменить плиты, но не пересмотреть меню.

– Мы разработали четыре программных блока, – объяснил Чернигов. – Первый – научно-медицинский. Учитывается экология, климат и состояние здоровья детей в каждом конкретном регионе. Школьников Мурманска или Норильска нельзя кормить так же, как их сверстников в Ростове-на-Дону или в Нальчике. Кому-то не хватает йода, кому-то – витаминов. Нельзя забывать и о местных национальных особенностях и привычках. Второй блок – экономический. Мы уверены, что в таком небольшом и компактном городе, как, например, Ставрополь, вполне достаточно одного комбината школьного питания. Поставьте туда новое оборудование, примите на работу несколько высококлассных, прошедших специальную подготовку специалистов в стерильных халатах – и вы получите и существенную экономию местного бюджета, и лабораторный анализ входящего сырья, и гарантию того, что дети ваши не заболеют от чьих-то грязных рук. Третий блок – технологический. Расчеты по Ярославлю показали, что при переходе на новый режим обслуживания школьных столовых на одном только электричестве можно сэкономить до 1,8 миллиона рублей в год. И наконец, четвертый раздел – информационный. Чтобы вся новая система заработала, необходимо объяснить людям, что быть здоровыми сегодня – это модно. У школьной столовой нынче дурной имидж. А у фаст-фуда – хороший.

Конечно, участники «круглого стола» изо всех сил старались быть объективными. Чтобы не закрашивать всю Россию черным цветом, вспомнили о том, что в некоторых регионах существуют местные программы школьного питания. Но пока из Генеральной прокуратуры летят министру Зурабову грозные напоминания о том, что «прокурором г. Шелехова Иркутской области возбуждено уголовное дело… по факту массового заболевания острой кишечной инфекцией учащихся гимназии №3, повлекшего госпитализацию 28 детей», а «калорийность завтраков и обедов не соответствует физиологическим потребностям растущих организмов», в деле о школьном питании не то что точку, но даже многоточие ставить рано.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту