search
Топ 10

«Бодры» надо говорить бодрее

Для чего нужен инструмент, если на нем некому играть?

Куницыну дань сердца и вина!
Он создал нас, он воспитал наш пламень,
Поставлен им краеугольный камень,
Им чистая лампада возжена…

Александр Пушкин

 

За что Пушкин благодарит своего учителя? Не за глубокие и прочные знания, а за то, что «создал», «воспитал пламень», «зажег лампаду». В этом и есть главная функция учителя. И каждый идет к этому разными путями. Мы убеждены, что добиваться нужного результата нам во многом помогают театральные технологии в образовании, которые использует каждый учитель на своих уроках: инсценировка, ролевая игра, выразительное чтение.

Зачем нам нужны театральные техники? Во-первых, чтобы научиться понимать искусство театра, то есть суметь реагировать на то, что видим: раскрепоститься, раскрыть себя через другой образ, уметь сформулировать в виде высказывания аналитического характера то, что поняли, почувствовали.

Во-вторых, театральные практики (технологии) помогают постигать художественный образ. Не секрет, что язык тела позволяет понять то, что мы не понимаем при чтении. (Попробуйте разорвать письмо со словами «Это письмо я оставлю без ответа», сначала держа долгую паузу, потом производя действие; сначала произведя действие, потом выдержав долгую паузу. Почувствовали разницу?)

В-третьих, интерпретировать текст через искусство театра. На уроке литературы главное – текст. Школьников мы учим грамотно спотыкаться на пути осмысления прочитанного. Театральные технологии дают учителю возможность организовывать эмоциональное возвращение школьников к прочитанному тексту. А работа на уроке малыми группами с помощью театральных технологий обеспечивает включенность каждого ученика в выяснение степени собственной точности восприятия текста. Использование на уроке литературы театральных технологий – возможность подарить детям радость общения, открытия, понимания литературного текста.

Но все ли, что высказывается словом, можно передать изобразительными средствами? Думаем, нет. Мы не решимся проиллюстрировать строки Федора Тютчева:
Как сердцу высказать себя?

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймет ли он, чем ты живешь?
Мысль изреченная есть ложь.
Взрывая, возмутишь ключи,
Питайся ими – и молчи.

Вы с нами согласитесь, что в поэзии возникают образы, недоступные зрительскому восприятию. И будете правы. А как быть с прозой? Вспомним черное солнце, которое в трагическом финале романа Михаила Шолохова «Тихий Дон» предстало перед глазами убитого горем Григория Мелехова, похоронившего Аксинью: «Хоронил он свою Аксинью при ярком утреннем свете… Все было кончено. В дымной мгле суховея вставало над яром солнце. Лучи его серебрили густую седину на непокрытой голове Григория, скользили по бледному и страшному в своей неподвижности лицу. Словно пробудившись от тяжкого сна, он поднял голову и увидел над собой черное небо и ослепительно сияющий черный диск солнца». Ни один иллюстратор не пытался нарисовать такое, нет этого и в кинофильме.

В-четвертых, грамотно уметь прочитать текст (продекламировать). Никто не будет подражать Дынину, начальнику лагеря из кинофильма «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен», когда он предлагает «бодры» говорить бодрее, а «веселы» – веселее. Не знал Дынин о возможностях театральных технологий. А вот Вячеслав Тихонов (учитель истории Илья Семенович из культового фильма «Доживем до понедельника») не разыгрывает с учениками никаких сцен из исторического прошлого, он лишь выстраивает урок так, что ребята открывают для себя мотивы исторического деятеля (лейтенанта Шмидта).

Чтобы ни ученикам, ни учителю не приходилось тоскливо дожидаться звонка на перемену, урок должен быть срежиссирован. Педагог должен стать создателем образовательной среды, режиссером, который так организует свое пространство урока, что оно становится драматическим полем взаимодействия. Нам очень нравятся слова Джулии Ламберт из романа «Театр» Уильяма Сомерсета Моэма: «Весь мир – театр, в нем женщины, мужчины – все актеры. Но то, что я вижу через эту арку, всего-навсего иллюзия, лишь мы, артисты, реальны в этом мире. Мы вносим смысл в существование людей. Мы берем их мелкие чувства и преобразуем их в произведения искусства, мы создаем из них красоту, их жизненное назначение – быть зрителями, которые нужны нам для самовыражения. Они инструменты, на которых мы играем, а для чего нужен инструмент, если на нем некому играть?»

Часто нам с ребятами не хватает времени урока, чтобы изучить творчество того или иного поэта или писателя. Именно поэтому все, о чем мы недоговорили на уроке, выносится на школьную сцену. Мы с ними любим и театр типизации, перевоплощения, когда мы создаем правдоподобную картину жизни. Как бы падает четвертая стена комнаты, и мы видим в ней чужую жизнь во всех ее деталях. Актер не может полностью вообразить себя Гамлетом, но может усвоить логику действий персонажа. Любим и театр условностей. Думаем, что театр создан не для подглядывания за чужой жизнью, это не замочная скважина, а увеличительное стекло, показывающее обыденное явление в необычном виде, а это ведет к размышлению.

Подведем итоги: на уроках литературы мы работаем с литературным образом, который лишен наглядности, возникает на основе понятий, требует знаний и создается воображением. Гегель, немецкий философ, к пяти видам чувств – зрение, слух, обоняние, осязание, вкус – добавлял еще одно, внутреннее, чувство – способность порождать представления, образы предметов без непосредственного контакта с ними за счет воспоминания или воображения. Это чувство связано с членораздельной речью. Трем видам чувств соответствуют три основных вида искусств – пластические, музыкальные, словесные. Греческий бог Аполлон, музыкант и покровитель мировой гармонии, появлялся в сопровождении девяти муз – богинь поэзии, искусства и наук. Так выглядела античная классификация художественного творчества. Сколько богинь потребуется для того, чтобы обеспечить высокое покровительство современным видам искусства? Попробуем сосчитать, учитывая современную ситуацию. Архитектура, прикладное искусство, скульптура, живопись (с графикой и фотографией), музыка, танец, литература, театр, кино (с телевидением) – 9, но все условно. Никакой кинематограф и тем более телевидение не могут заменить театра. На сцене прямо перед вами развертывается акт творчества, все происходит только для вас, и это сопереживание актера и публики увлекает больше, чем любое изображение на экране. Социологи установили: творческая активность человека выше, если он ходит в театр. У школьника – выше успеваемость.

Профессия учителя – это искусство. Но учителю труднее, чем актеру, так как он выходит перед аудиторией, которая настроена на определенный лад и не всегда готова воспринимать его мастерство. Образование – это не только усвоение определенного комплекса знаний, но умение самостоятельно творчески мыслить, чутко реагировать на все, происходящее вокруг тебя.

В фильме «Расписание на послезавтра» мы видим и великолепную театральную игру учителя литературы (в исполнении Маргариты Тереховой), и профессиональную режиссерскую работу этого учителя: войдя в новый для себя математический класс, стремясь привлечь внимание будущих Лобачевских и Ландау, она читает:

Я теперь скупее стал в желаньях,
Жизнь моя, иль ты приснилась мне?
Словно я весенней гулкой ранью
Проскакал на розовом коне.

Да, театральная педагогика не является волшебной палочкой, не могут сразу вырасти мотивация, наладиться эмоциональная атмосфера и проявиться творческая инициатива. Чудес не бывает. Но системное и осмысленное обращение к театральным практикам, к личной импровизации способно привести к открытию себя и другого.

Ольга БАБУШКИНА, учитель русского языка и литературы школы №1002

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту