search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Гурманы отметят необычный праздник – Международный день эскимо, которому исполняется 100 лет

Бирюлево криминальное. Мигранты не готовы жить по законам чужой страны, а власти – защищать ее коренное население

Бирюлево – жилой район на юге Москвы, рассеченный железной дорогой, насыщенный промзонами и гостеприимно приютивший несколько градирен – символ индустриального развития. Самый обычный район, среднестатистический. С присоединением к Москве новых территорий Бирюлево становится чем-то вроде географического центра Большой Москвы, хоть завтра Кремль переноси.

Район мог быть вполне тихим, спальным, благоприятным для жизни, но бурное экономическое развитие столицы привлекает огромные массы мигрантов. Когда концентрация пришлого населения в городе достигает определенного процента, начинается неконтролируемый местной властью рост уличной преступности. За два последних десятилетия, прошедших с момента отмены жесткой социалистической прописки, Москва приняла миллионы приезжих: и россиян, и граждан бывших союзных республик, и даже экзотических иностранцев вроде вьетнамцев, китайцев, нигерийцев и т. п. Среди них, по сообщениям СМИ, сотрудники МВД обнаруживают даже граждан Сирии, разыскиваемых на родине правоохранительными органами.Немало мигрантов нашли приют на территории Бирюлева. Как они туда попали? Как обычно. Приехали трудиться на овощебазе. Платят там немного, но дома работы совсем нет. Кругом разворачивается настоящая жизнь, ездят роскошные автомобили, возвышаются современные красивые здания, по тротуарам ходят женщины… Женщины, про которых дома рассказывают много заманчивого… Попробуй пристать дома к симпатичной соседке – ее родственники быстро приведут тебя в чувство. Или голову отрежут. А в Москве все можно. Любая женщина, так называемая Наташа, спит и видит, как бы познакомиться с «джигитом». Вот она… идет… по тротуару: «Дэвушка! А ка-ак тибя заву-ут? Вот, даже головы не повернула. Нет, этого прощать нельзя! Потом… кровь у нас, джигитов, горячая…»Беда в том, что мигранты пытаются жить в привычной комфортной для себя атмосфере по обычаям, которые чужды коренным жителям. В свое время, в кошмарные времена социализма, врачи-физиологи установили, что работать вахтовым методом среднестатистический мужчина может не более 15 дней – потом ему нужна будет женщина. Можете себе представить, чтобы современный хозяин, нанимающий гастарбайтеров, предоставлял им две недели отдыха после двух недель работы, чтобы работник мог поехать домой и прийти в себя? Как говорится, слава богу, не при социализме живем, а в свободном мире… Кроме того, люди, приехавшие в Москву в поисках работы и лучшей жизни, в пажеском корпусе или в институте благородных девиц не обучались и книжек по этикету не читали. Возникают столкновения бытового характера и та неприязнь, которую со временем москвичи распространяют на всех «понаехавших». В свою очередь мигранты нередко демонстрируют открытое пренебрежение элементарными правилами цивилизованного поведения. Ссылаясь на «горячую кровь» и традиции ношения огнестрельного и холодного оружия в родных краях, гости столицы готовы в любую минуту применить это оружие или забить стаей до смерти за «неправильное» слово, за «косой» взгляд. А дальше все происходит по Владимиру Высоцкому: «…и кто кого переживет, тот и докажет, кто был прав, когда припрут!». Или диаспора выручит. Или родные и близкие выкупят.Удивительно, но в ходе освещения эскалации бирюлевского конфликта в новостных телепрограммах право высказать свое мнение было предоставлено и тем, кому обычно выпадает роль безмолвных статистов – местным жителям. Одна женщина за другой говорили о наболевшем: страх за свою жизнь, честь и здоровье, страх за жизнь, честь и здоровье близких. Одну девушку, возвращавшуюся с работы, нападавший «гость столицы» жестоко избил на ступеньках своего дома – чудо, что жива осталась. Другую девушку насильник схватил за горло в лифте дома… Счастье, что у нас еще остались неравнодушные мужчины, которые на отчаянный крик о помощи выскочили на лестничную площадку и отбили жертву. Одна история страшнее другой, хотя кто-то из чиновников скажет: «Радуйтесь, ведь вас не бомбят… чего же протестовать-то». Не похоже, чтобы все эти женщины были сплошь заведомыми расистками и националистками. Скорее они напоминали нормальных людей, до предела измученных страхом. Просто выплеснули то, что копили годами, не зная, к кому обратиться со своими бедами.В дежурной части полиции на жалобу, что после 9 часов вечера на улицу выйти опасно, местным жителям ответили с дежурным полицейским юморком: «А что вам делать в темноте на улице? Сидите дома». Те, кто заходил по делам в дежурную часть, сразу узнают знакомую ситуацию. Дежурная часть полиции – это место, где налогоплательщики-избиратели традиционно мешают своим навязчивым присутствием полицейским заполнять важные документы с отчетами по борьбе с преступностью. Попробуйте произнести что-либо невинное типа: «К кому обратиться, мне нужна справка…», и подтянутый майор с проседью и забинтованным пальцем (бандитская пуля?) привычно и устало ответит: «Не знаю». Быстро, ясно, по-военному четко… Если повезет, конечно. Если же вы по жизни несчастливый, то, прежде чем майор обратит на вас внимание, пройдет добрых полчаса. И не вздумайте возмущаться – посадят охладиться и подумать в «обезьянник» часа на два. Остается только поблагодарить за совет сидеть вечером дома, за доброту и за то, что не убили на месте. Можно также попробовать отыскать участкового, но их в Москве не хватает, телефонов их никто не знает, сами они указать свои телефоны, например в подъездах, стесняются, в комнатках со смешным названием ОПОП они не сидят… По крайней мере тогда, когда вы туда приходите или когда совершается очередное преступление. Так что участковые – тоже не выход.Вроде бы совсем недавно специально для нас, вечно недовольных жизнью, страна затратила большущие деньги налогоплательщиков на переименование бывшей «коррумпированной милиции» в «неподкупную полицию». Нам объяснили, что «иначе нельзя», что справиться с коррупцией по-другому не получится. Надо переименовать! Сказано – сделано. Теперь у нас полиция, а полицейские значительно увеличили дистанцию до граждан-налогоплательщиков, видимо, чтобы последние не попытались подкупить их. Что делать? Хоть обратно переименовывай! Никак не хотят новоявленные брюсы уиллисы спасать не то что демократическую цивилизацию, а даже обычных граждан, платящих налоги, на которые содержатся силовые структуры, в том числе и МВД.В сетевых новостях промелькнуло сообщение, что настрадавшиеся от криминального беспредела жители Бирюлева организовали отряды самообороны. Достойна восхищения мгновенная реакция кого-то из чиновников из властных структур: «Молодцы граждане! Помогают полиции!» Однако отряды самообороны больше похожи на жест отчаяния людей, которые хотят прекратить криминальный беспредел рядом со своим домом, но на полицию не надеются. Ведь борьба с преступностью – это не их работа. Это они трудятся за тех, кто вооружен, защищен законом, снабжен формой и удостоверением, обучен и тренирован, и главное – кто должен получать (и получает) деньги за охрану общественного порядка, но кто этот порядок охраняет как-то своеобразно. Охраняет так, что жителям приходится после работы собираться группами и патрулировать улицы города. При этом закон такие отряды не охраняет, оружия им государство не дает, а если кто применит свое собственное (охотничье, травматическое), то станет преступником. По закону. Так чего тут радоваться-то? От нужды это, от бессилия власти, от нежелания государственных чиновников работать. Самое страшное в такой ситуации – потеря веры в государственную власть. Люди перестают верить, что получат защиту в правовом поле, а вернуть доверие ой как сложно.Как гражданам поверить, что полиция может защитить их, если все заинтересованные стороны – силовики, депутаты, министры, даже почтальоны – имеют право на хранение и ношение личного короткоствольного огнестрельного оружия? Зачем им дано такое право? Видимо, они тоже не доверяют родной полиции. Для недоверия есть и иные причины. Стоило базарным мигрантам пробить голову сотруднику правоохранительных органов (кстати, молодец – честь, хвала и здоровья ему), пытавшемуся задержать насильника на Матвеевском рынке, как моментально заработала вся государственная машина: сняты нерадивые начальники, отданы под суд предположительно коррумпированные полицейские, которые стояли и смотрели, как избивают их коллегу, а городская власть приговорила все рынки типа Матвеевского к закрытию. Вот что значит политическая воля. Такое ощущение, что с обычными гражданами эта машина работает только в сериале про «ментов» или при громких убийствах вроде бирюлевского. В другое время, как всегда, убитый мешает составлять отчеты и портит статистику.Конечно, меры приняты. Уволен начальник соответствующего ОВД (так вот кто мешал декриминализации Бирюлева Западного), закачалось кресло под руководителем УВД ЮАО. Городские власти вырабатывают ряд мероприятий по ужесточению режима регистрации мигрантов. Вопрос: что мешало уволить, поменять, выработать и т. п. заранее? Убийца 10 лет жил в Москве, «бомбил» (что для частников уже запрещено) на машине, пил, был агрессивным и вспыльчивым (ясное дело – «кровь горячая»), был половозрелым, и основное – был иностранцем. Десять лет, нарушение за нарушением. Выходит, государственная машина элементарно не выполняет своих функций, а граждане России вынуждены платить за это своими жизнями.Никто не будет отрицать – националистические элементы участвуют во всех волнениях подобного рода. Стоит только напомнить, что националистически настроенные политики и избиратели – реальность нашего политического спектра. Если вы считаете, что они не правы, то что мешает вам открыто доказать свою правоту? Противодействуйте политикам-националистам не словами, а делами. Делами, нужными жителям города, тогда и националисты останутся в микроскопическом меньшинстве. Если же к ним тянется кто-то из избирателей, то они предлагают что-то, что власть не дает, от чего власть отмахивается. Судя по сообщениям СМИ, в ночь на понедельник для предотвращения возможных беспорядков пришлось задействовать чуть ли не всю московскую полицию. Такая сила нужна, если противодействие предполагается оказывать не кучке хулиганов, а большой группе недовольного населения. А ведь это избиратели… Против чего протестуют эти люди? Против криминала на улицах города. Разве это расходится с планами городских властей?Прежде всего необходимо упорядочить миграцию, в том числе и трудовую. Если иначе нельзя, то надо вводить визы. Время, когда можно было сохранять безвизовое пространство для граждан бывшего СССР, закончилось. В отношении стран Балтии и Грузии визы введены уже относительно давно, и ничего страшного не случилось. Если ФМС и МВД не могут эффективно контролировать ту массу мигрантов, которая живет в наших городах сегодня, то надо или увеличить численность личного состава, или не пускать в страну лишних мигрантов. Говорят, численность полиции превышает численность Российской армии. Вряд ли дальнейшее увеличение полицейского аппарата было бы целесообразным и разумным шагом. Значит, надо ограничивать въезжающий поток иностранцев.Вторым шагом по поддержанию правопорядка в столице должна стать беспощадная борьба с «резиновыми» квартирами. Не хотят участковые бороться с этой напастью? Пусть становятся бывшими участковыми. Все равно толку от них нет. И вообще ряды полиции пора почистить от людей, относящихся к своим обязанностям халатно. Невзирая на лица, связи и погоны. Следует лишать лицензий и бизнеса те фирмы и предприятия, которые пользуются незарегистрированной рабочей силой. Иначе через десять – пятнадцать лет все ближнее зарубежье окажется в Москве, а жители города будут выдавлены из него. Для этого нужны законы? Нет проблем. В Москве находятся аж две думы – Госдума и Мосгордума. Почему до сих пор «резиновые квартиры» все еще не объявлены вне закона? Кому это выгодно?Проблемы миграционной политики активно обсуждаются властями. Ситуация в Бирюлеве вскрыла проблемы, которые сегодня волнуют все общество; необходимо очень серьезно пересмотреть миграционную политику, заявила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Пора серьезно ужесточить миграционное законодательство. При формировании квот, которыми занимается миграционная служба, все заявки работодателей должны строго анализироваться: все ли сделано для того, чтобы вакантные рабочие места могли заполнить жители нашей страны? Квота иностранной миграции должна быть просчитанной, обоснованной, гласной и публичной. Валентина Матвиенко призвала установить минимальный размер оплаты труда для мигрантов. Кроме того, работодатели должны предоставлять работникам пусть скромные, но все-таки сносные условия проживания – общежития или съемные квартиры, считает глава верхней палаты парламента.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте