search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды

Безобидных прозвищ не бывает

Об этом мы беседуем с доктором психологии, профессором, академиком Международной академии информатизации Борисом ХИГИРОМ.

– Борис Юрьевич, вы известны как автор более десятка книг об именах, отчествах и их влиянии на жизнь человека. Иногда взрослые люди любят брать себе другие имена, с которых они хотят начать свою новую жизнь. А идет все от школы, где часто вместо имен употребляются или фамилии, или прозвища. Как прозвища влияют на детей?
– В большинстве случаев они возникают как вариация фамилии. И у них мало различий с кличкой в криминальном мире. Цель прозвища – насмешка, если не унижение. И последствия ужасны – это ведет к деградации личности. Прозвища дезорганизуют, травмируют ребенка, отрицательно влияют на отношения между учениками. Их получают, как правило, бесхарактерные и незащищенные дети. Например, Миши часто – обаятельные толстяки, но их почти всегда дразнят Бочками, Пончиками и т.д.
– Однако ведь бывают прозвища безобидные, как будто даже ласковые.
– Безобидное все равно отрицательно воздействует, в том числе и неприятным сочетанием звуков. Здесь не бывает хорошего даже наполовину. Разве может, к примеру, производное от фамилии Волков быть благозвучным? Или Коряков? Сама фамилия уже накладывает отпечаток на характер ребенка. А если его к тому же будто бы ласково станут звать Волчара или Корявый, то жестокий характер ему обеспечен.
Если ребенок хромает, прозвище Хромой или Хромоножка неизбежно. То есть, по моему мнению, прозвище – это всегда плохо. Я не думаю, что дети в этих случаях “закаляются трудностями”, страдает их нервная система. Зимние дети – те, кто родился от декабря до февраля, – в ответ могут и сдачи дать.
– Как же с этим бороться? Что могут сделать родители?
– Поменять фамилию, причем и себе тоже. Иначе потом возможны сложные отношения с детьми и у детей.
– А как вести себя педагогу, когда он слышит прозвища?
– Мне кажется, что учителю лучше открыто и спокойно обсудить эту проблему с классом, объяснить, как это травмирует. Ну а уж если у ученика прозвище Шакал, то пора его просто перевести в другую школу. Кстати, лучшее средство для укрепления нервной системы детей – это спорт.
– Прозвища, бывает, и не одно, “приклеиваются” и к учителям. Но дети их дают не всем педагогам. Как вы считаете, почему? Может, у детей просто возникает надобность поиграть в слова, пофантазировать?
– Нет. Я уверен, что они просто чувствуют каждого педагога и понимают, что иной не рожден быть учителем. Он и награждается прозвищем. Вот вроде бы смешная фамилия у учительницы – Тигрицина. Но ее зовут Тигрица, она чересчур строга, а педагог должен быть строгим в меру. Иногда к учителям возникает очень сильное неприятие. Причем некоторые “зимние” ученики могут выражать свой протест, даже говоря учительнице в лицо: “Ты плохая”. И здесь не помогут вызовы родителей в школу.
Наоборот, преподаватель, которого дети любят, зовется или по имени-отчеству, или в несколько сокращенном варианте, но все же уважительно: Марь-Иванна, Евгеньевна, Яков.
– Что же делать учителю, если прозвище все же появилось?
– Есть педагоги, которые могут быть только учеными. Потом, согласитесь, сегодня психология учителя – это его жизненная философия. Ребенка надо уметь заставить слушать себя, говорить с ним так, как это ему необходимо. И прозвище не появится. Но бывает, что учительница не знает ничего о характере ученика, не может назвать ни одной особенности его личности, поведения, не знает, курит ли он, например. Более того – имени не помнит, называет всех по фамилии.
– А как быть, если в классе шесть Наташ или пять Максимов, их ведь надо как-то различать?!
– Да, свою лепту в школьные проблемы вносят и родители. Они зачастую называют родившегося ребенка модным и интересным, на их взгляд, именем, не интересуясь, сколько подобных имен уже существует у малышей того же возраста. Хотя вариантов – сотни. А потом, в школе ребенку не слишком приятно быть Иваном-черным или Иваном-маленьким. Все это влияет на его психику.
Итак, что делать учителю? Да, есть ученики, жестокие к педагогам, какие-то предпосылки для этого уже были созданы. Травмируется психика учителя, дети его перестают воспринимать и могут просто “добить” своим непризнанием. Я бы посоветовал тому, кто слышал присвоенные ему нелицеприятные имена, перейти преподавать хотя бы в другой класс. Дети старше 8-го класса более активны в отношении прозвищ, может быть, выходом станет смена возрастной группы.

Ирина ДЕМИНА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте