Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Азовский круг. Путешествие на велосипеде вокруг моря

Учительская газета, №49 от 2 декабря 2003. Читать номер
Автор:

Так называлась велосипедная научно-спортивная и эколого-этнографическая экспедиция «Учительской газеты» и ряда украинских периодических изданий, посвященная году России в Украине. Руководил велопробегом наш постоянный автор литератор и этнограф Владимир Супруненко. Он проехал около двух тысяч километров вдоль Азовского побережья.

Вокруг Азова с ветерком проехали велосипедисты. А еще – солнцем и дождями. Всего этого было с лихвой. Все испытали и все выдержали путешественники. И привезли с собой множество интересного материала. Это прежде всего велосипедно-«путешественный» опыт, который будет полезен туристам, любителям ближних и дальних велосипедных прогулок. Как преодолеть водную преграду? Как на ветру разжечь костер? Как обойтись без палатки, защитив себя от ливня? На эти и многие другие вопросы могут ответить участники этой по-своему уникальной «азовской кругосветки». Вокруг Азовского моря много интересных природных и исторических объектов. Владимир и его спутник побывали почти на всех азовских косах, посетили заповедную Хомутовскую степь, лотосовую плантацию на Кубани, поднялись на грязевый вулкан на Тамани, проехали вдоль самых живописных на Азове казантипских бухт, промчались по знойной Арабатке, обследовали остров Бирючий, побывали на родине знаменитых путешественников…

В гостях у Конюхова

А точнее у родителей всемирно известного путешественника. Это экзотическое сомбреро он привез матери из Южной Америки. Родители Федора Конюхова и его брат Виктор живут в селе Атманай Акимовского района Запорожской области (до этого жили в селе Чкалово Приазовского района, где сохранился дом в котором родился знаменитый путешественник). Марии Ефремовне уже 86 лет. Однако она так резво забралась по шаткой лесенке на чердак, чтоб угостить нас вялеными бычками, что ей и шестьдесят дашь с натяжкой. Ждет не дождется старушка своего беспокойного сына, который, по ее словам, с детства «воду варит». Однако Федор редкий гость в родных местах. «Если и приедет, – говорит Мария Ефремовна, – то внезапно, как снег на голову свалится. Не любит, чтоб ждали, готовились. И не сидится, и не спится ему под нашей родительской крышей. Все на волю рвется. Даже ночевал в лодке посреди лимана. Говорит, что привык к волнам… А то созвал местную пацанву и заставил бутылки пластиковые, которые рыбаки вместо поплавков используют, по берегу собирать. Навел, в общем, порядок…» Тяга к странствиям, охота к перемене мест в крови у многих из нас, подумал я. Не всем, однако, дано услышать зов заморского ветра. Может, это и хорошо, что не всем?..

Берега Азова подарили миру другого известного путешественника – Георгия Седова. В селении Седово, что расположено на Кривой косе, на рыбацком хуторе родился знаменитый полярный исследователь. На большой географической карте, что висит на стене мемориального музея в северных широтах, я насчитал пять синих точек. Мыс на Земле Франца-Иосифа, два залива и пик на Новой Земле, архипелаг на Северной Земле, остров в Баренцевом море, бухта на острове Вайгач – все они названы именем Седова. И всего одна синяя точка на юге. Рядом с теплым рыбным Азовом, на Кривой косе…

От памятника Георгию Седову дорога привела на «стрелку». Так седовцы называют оконечность косы. Здесь территория регионального ландшафтного парка «Меотида». Одна из крупнейших колоний черноголового хохотуна. Белые птицы бегают по отмелям, парят над теплыми лагунами. Я стою на краю косы. Слева и справа – море, впереди – море. Ощущение новой дороги. Нового неизведанного пути, начертанного моими именитыми азовскими земляками.

Бутылочная тара для… бычка

Скудеет наше самое рыбное в мире море. Далеко в прошлом баснословные уловы осетровых, калкана, судака, кефали, хамсы. В Бердянске установлен памятник бычку-кормильцу. Скептики утверждают, что так дело дойдет до того, что придется подобные «похоронные» почести отдавать и тюльке. В Азовском центре ЮгНИРО (Южного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства и океанографии), который возглавляет молодой энергичный директор Леонид Изергин (кстати, огромное спасибо ему за помощь в проведении нашей экспедиции) уверены, что возрождение рыбного запаса возможно в том числе и при условии создания искусственных нерестилищ. Во многих странах строительство таких нерестилищ (их называют еще «рифами») поставлено на индустриальную основу. Для сооружения искусственных рифов часто используются автопокрышки. Лет пятнадцать назад я писал о бердянских ихтиологах, которые «разрабатывали» рифовые сооружения из автопокрышек в районе Обиточной косы. Сегодня ученые проводят эксперименты с другими материалами и конструкциями.

Специалист центра Вячеслав Мирошников продемонстрировал мне нерестовый модуль «Ромашка». Он состоит из шести пластиковых бутылок с обрезанными донышками, которые посредством цементного раствора (им заполняется чашечка из той же пластиковой бутылки) соединены в своеобразный «цветок». Легкое, прочное и удобное жилище для рыб. Главным образом бычков. Самки охотно откладывают икру на пластиковой поверхности. На одном модуле умещается до 200 тысяч штук икринок. А учитывая трехкратную генерацию икры за вегетационный период (с мая по сентябрь), одна «Ромашка» является инкубатором для более полумиллиона икринок. Выживаемость икры достаточно высока, так как икра и самец, стерегущий ее, надежно защищены от хищников. Кстати, самец-сторож самого распространенного на Азове бычка-кругляка, выполняя охранную функцию, из серого становится черным. Это его брачный (рабочий!) наряд. Рыболовам-любителям не стоит усердствовать в вылове «кочегаров» и «негров». Лучше всего черных трудяг-самцов осторожно снять с крючка и выпустить обратно в море. Тем более что на вид они не совсем аппетитны.

Расцветут цветочки – созреют и ягодки. Установка «ромашковых» (можно применить и другие конструкции) рифов вблизи азовских кос напротив тех мест, где расположены базы отдыха, будет способствовать рекреационному освоению побережья. В районе нерестилищ можно будет даже организовывать платное любительское рыболовство почти круглый год. Еще один плюс изобретения: использование пластиковой тары позволит решить экологическую проблему загрязнения моря и берегов, которые превратились сегодня в бутылочную свалку.

В степи Хомутовской…

Степь и море – хоть и две взаимоисключающие, однако равновеликие стихии. Мы удалились от моря почти на двадцать километров, чтобы побывать в знаменитой Хомутовской степи – степном ковыльном чуде Приазовья. На азовских пляжах ощущаешь полынное дыхание степи. В хомутовских балках азовский ветер треплет седые чуприны ковылей, морщинит скорбные лица каменных баб. И на море, и здесь в степи – разговор с вечностью. С облаками, звездами, птицами. Разговор на равных.

Почти тысячегектарная заповедная Хомутовская степь (Хомутово – село, расположенное километрах в пятнадцати от райцентра Новоазовское) раскинулась на левом берегу Грузского Еланчика и изрезана в сторону реки многочисленными балками. Когда-то здесь была так называемая Хомутовская табунная толока, которая принадлежала Области Войска Донского и использовалась как пастбище для молодняка лошадей. В двадцатых годах прошлого столетия тут был организован один из первых в Приазовье заповедников. Для ученых Хомутовка, в которой насчитывается более тысячи высших видов растений, – природный эталон для изучения степных почв, флоры и фауны и установления оптимальных условий сохранения девственных степей Приазовья. Для населения близлежащих сел (Хомутово и Самсоново) заповедная степь – это чистота и покой, чабрецовое благоухание «живой» степи, ароматный мед, какого, пожалуй, нигде в Приазовье не сыщешь. Правда, случается, что в села и гадюки заползают, и волки зимой забегают. Ученые это соседство приветствуют, селяне вынуждены с ним мириться. Однако и те и другие прекрасно понимают, что законы Природы превыше суетных дел человеческих и «справедливее» бумажных параграфов.

…Степь и море. Мы – на меже, между ними. Или на краю? Именно об этом думалось наедине с каменным истуканом. Мне. А, может, и ему…

Там, где цветет лотос

…По узкой протоке-«стежке» можно было продвигаться, только используя четырехметровое весло-шест. Наконец тростниковый коридор закончился, и мы вышли к удивительно светлому и чистому продолговатому озерцу. Оно было покрыто большими листьями, среди которых на тонких «балетных» ножках покачивались остроконечные бутоны. Лотос еще не зацвел, однако нам повезло: отыскали один-единственный полураскрывшийся цветок. Это сулило удачу.

Удивительна судьба некоторых растений. О них слагают красивые легенды, они становятся символами государств, их не устают воспевать поэты, чтобы им поклониться, паломники проходят тысячи километров. Таков лотос. Встретить этот дивный цветок можно и у нас в Приазовье. Вот конкретный адрес для любителей заморской экзотики: Краснодарский край, Приморско-Ахтарский район, селение Садки. Как попало сюда это удивительное растение?

В 1938 году молодой ботаник из Астраханского заповедника Сергей Троицкий привез в кубанские плавни орешки лотоса. Однако не сразу удалось вырастить под азовским небом редкий цветок.Только в 1952 году он расцвел. С тех пор на берег кубанского Азова каждый год приезжают сотни туристов, чтобы полюбоваться дивными розовато-желтоватыми цветками лотоса. Приехали вот и мы. И первый вопрос егеря (малолетний сын его на следующий день отвез нас на лодке к лотосовой плантации) был о том, не привезли ли мы случайно из Бердянска косилки для тростника. Он наступает на водоемы. Иные протоки-«стежки» так им заросли, что через них уже не пробиться к лотосу ни туристам, ни егерям. Нам все же это удалось. Увидели цветок-легенду (его лепесток до сих пор хранится у меня в блокноте). Посидели-помолчали в позе лотоса в плавневой дикой тишине…

Ванна в кратере вулкана

Низкие пологие холмы на Таманском полуострове на первый взгляд ничем не примечательны. Да и местность вокруг довольно уныла и однообразна. Кажется, не было здесь никогда древнего неспокойного Понтийского моря, легендарной цветущей Фанагории, Тмутараканского княжества. Такое впечатление, что даже ураганы и смерчи обходят этот край стороной. Но почему местное население так странно называет безобидные таманские холмы грязевыми сопками, гнилыми горами, «пыхтунами», «блеваками» («бюльваками»)? Дело в том, что холмы эти не что иное как вулканы. Они продолжают проявлять свой норов до сих пор. В семидесятых годах прошлого столетия, например, на вершинах гор-близнецов, что назывались Цимбалами, закипела, забулькала черная жижа, вскоре «закапризничала» сопка Гнилая, возле станицы Голубицкой в результате вулканической деятельности в море образовался целый остров.

Сопка на южной окраине станицы Ахтанизовская издалека и вблизи выглядит, как самый настоящий классический вулкан. Горка, правда, невысокая. Нам даже удалось закатить на ее вершину велосипед. Посидели над кратерным блюдом, понаблюдали, как пузырится, а потом с характерным утробным чмоканьем булькает в нем грязь. Склоны сопки вокруг кратера были покрыты потрескавшимися грязевыми подтеками. Старая казачка баба Вера Рак, чей дом стоит почти у подножия сопки, рассказала нам, что дети баловались, бросали в кратер разную дрянь, так сопка «обиделась» и одно время перестала «блювать». Потом опять заработала. Побывали мы и возле вулкана Тизда. Он расположен неподалеку метрах в ста от моря рядом с селением За Родину. Вулканической горы уже давно здесь нет. Остался один кратер, заполненный синевато-серой, как утверждают, целебной жижей. В грязевой купальне до полусотни черных тел. Так, наверное, выглядит чертов кагал. А от автобусов спешит все новый и новый туристский люд, жаждущий нырнуть в кратер. Кстати, вулканические сопки есть и в Украине. Представляют они собой крохотные «плюющиеся» грязью озерца и называются Булганакской группой грязевулканических сопок. Находятся эти вулканчики-«пыхтуны» неподалеку от Керчи в верховьях Булганакской балки. Это километрах в трех на север от села Бондаренково (кстати, раньше оно называлось Булганак – «грязный», «мутный»). Наш путь вдоль Азова пролег и через эти места…

Крепость Арабат

Бирюзовое море и белая дорога, а между ними мощные трехметровой толщины стены, оплавленные солнцем камни, на которых застыли зеленые ящерицы, под стенами глубокий ров, над которым вздымается вал, поросший сухой, местами выгоревшей травой. Это, пожалуй, единственная сохранившаяся на Азовском побережье крепость. Расположена она на южном крымском конце Арабатской стрелки (кстати, тюркское слово «арабат» означает «предместье» или производное от «рабат» – пограничный пункт, крепость; некоторые исследователи, правда, в названии Арабатки видят «араба-йол» – «путь для арбы»). Мимо не проедешь. Ни сегодня, ни тем более в старину. Крепость построена турками, которые в пятнадцатом веке вторглись в Крым и подчинили своей власти Крымское ханство. Крепостные стены возводились (в семнадцатом веке) не на пустом месте. Утверждают, что тут существовали укрепления еще во времена Боспорского царства.

В 1771 году крепость штурмом была взята русскими войсками. В ней некоторое время содержался гарнизон, который успешно отражал атаки англо-французских войск во время Крымской войны 1853-1856 годов. После войны надобность в крепости отпала. Военный люд покинул ее, и в крепостной двор за строительным материалом стали наведываться рыбаки из возникшего рядом с крепостью хуторка Арабат. Однако заморские гости строили на совесть – крепостные стены не поддались ядрам, не смогли одолеть их и кирки азовских рыбарей.

…Я стою на глинистом бугре, возвышающемся над одним из фортов (собственно, вся внутренность крепости сегодня представляет собой бугристый холм, приподнятый над стенами). По белой дороге тащится арба времени. На его страже стоит древняя крепость.

Маяки Азова

Мы побывали почти на всех азовских маяках. Самые приметные и значительные маячные сооружения расположены на косах. Им уже не один десяток лет. Первым крупным маячным сооружением на Черном и Азовском морях был деревянный Белосарайский маяк, который вырос на соседней с Бердянской Белосарайской косе в 1811 году. Ныне это изящная белая башенка с чистым и уютным внутренним двориком. Смотритель маяка старый морской волк Виктор Максимович Андросов «угостил» нас несколькими оригинальными местными рыбацкими рецептами. Вот как, например, готовится «хризантема». Крупная рыба (судак, пиленгас) разделывается и режется на квадратики так, чтобы мясо оставалось на шкурке. По мясу делаются глубокие надрезы вдоль и поперек. После жарки (в большом количестве масла) кусочки становятся похожи на цветочные бутоны. В нынешнем году одно из старейших сооружений Бердянска – Нижний маяк, находящийся на Дальней косе, – отмечает свое 165-летие. Увы, этот архитектурный памятник доживает последние месяцы. Уже принято решение его демонтировать, а рядом воздвигнуть новое маячное сооружение. Начальник Нижнебердянского маяка Яков Федирко уже больше тридцати лет (с 1971 года) вместе со своей маячной командой каждый день после захода солнца включает огонь маяка, который виден в море за 15 миль. А вообще при маяке его семья живет уже почти 60 лет.

Побывали мы и у самого старого на Азове маячника. Начальнику маяка на острове Бирючем Павлу Петровичу Волобуеву уже почти восемьдесят лет. Смотрителем маяка он работает с 1969 года. Вместе с ним несет маячную службу его сын Виктор. Заповедный остров Бирючий периодически заливает водой. И маяк превращается в своеобразный спасительный клочок суши. Для людей и для животных. Кстати, олени и лани приходят на водопой прямо к маяку, где из скважины течет вкусная пресная вода.

Крепость построена турками на совесть, не сломать…

Это не скорбь, это грязь. Лечебная

Азов – город доброжелательный и гостеприимный


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту