search
Топ 10

Анатомия липецкого опыта

Методический прорыв Константина Москаленко: 60 лет спустя

В начале 1960‑х годов не было в СССР более известного инновационного педагогического опыта, чем липецкий метод, основоположником которого стал видный педагог-гуманист Константин Александрович Москаленко. В центральной прессе регулярно появлялись материалы о небывалых учебно-методических новостях из Липецка, о невиданной результативности работы учителей-новаторов. Их методические находки тогда стали широко известны педагогической общественности и ознаменовали начало нового периода развития отечественной системы образования.

В скромный провинциальный Липецк пришла невиданная всесоюзная слава. Учителя со всей страны непременно стремились попасть на уроки липецких педагогов. Занятия проходили в переполненных классных комнатах, приехавшие учителя сидели на подоконниках и в коридорах.

Энтузиазм просто зашкаливал. Разместить всех приезжавших в гостиницах не было никакой возможности. Учителя спали на матах в физкультурных залах и даже на верстаках в школьных мастерских.

С тех пор прошло 60 лет, и самое время обратиться к осмыслению этого многомерного педагогического феномена.

Константин МОСКАЛЕНКО

 

Педагог и патриот

Основоположником липецкого педагогического опыта, его глубоким теоретиком и практиком был Константин Александрович Москаленко (1917-1984).

Последователи дали яркую и убедительную характеристику этому «подлинному народному самородку, харизматику и альтруисту, лидеру и демиургу». Это «интеллигент, патриот, аналитик, обладавший талантом уникального предвидения педагогики будущего, стратег и тактик, мечтатель и прагматик, он органично объединял в себе все необходимые качества идеала Педагога».

Константин Александрович родился 3 июня 1917 года на станции Хутор-Михайловский Сумской губернии (северо-восток современной Украины). В 1938 году юноша оканчивает 10-месячные учительские курсы по подготовке учителей 5-7-х классов при Воронежском педагогическом институте и начинает педагогическую деятельность учителем средней школы села Евстратовка Россошанского района Воронежской области. В 1941 году он назначается директором Александровской средней школы. Его талант организатора был быстро замечен, и в феврале 1942 года его переводят на должность школьного инспектора роно в Россошанский район Воронежской области.

Еще в детстве Константин Александрович потерял зрение на правом глазу, поэтому от службы в армии был освобожден. Несмотря на это, в середине июля 1942 года К.А.Москаленко добровольцем ушел на фронт и до Великой Победы сражался в действующей армии, в войсках связи. Награжден пятью медалями.

В числе лучших Константин Александрович был удостоен чести участвовать в знаменитом Параде Победы 24 июня 1945 года в Москве. Невозможно оторваться от его фотографии: русоволосый, с правильными точеными чертами красивого лица, в котором ясно чувствуются высокий дух, концентрированное внимание, собранность, гордый взгляд. Он рельефно олицетворял лучшие качества советского солдата-победителя, освободителя Европы.

В послевоенный период К.А.Мос­ка­лен­ко директорствовал, находился на партийной и комсомольской работе, даже работал диктором на радио.

18 декабря 1954 года Константина Александровича назначили заведующим кафедрой педагогики и психологии Липецкого педагогического института. К этому времени им уже была разработана концепция реформирования дидактического процесса на основе изменения традиционной структуры урока. Ее психолого-педагогическое обоснование было воплощено в кандидатской диссертации «Оценка знаний учащихся при закреплении нового материала и ее психологическое значение».

Теперь молодому ученому и вузовскому преподавателю предоставили возможность на практике внедрять его научно обоснованные идеи, уже получившие достаточно широкое признание.

 

Липецкий опыт

В течение последующих пяти лет Константин Москаленко создал и апробировал свою методическую систему на региональном уровне. Ее всесоюзная презентация состоялась в 1959 году в октябрьском номере журнала «Народное образование», в статье «Как должен строиться урок». Именно эта публикация, произведшая оглушительный эффект, и стала началом феномена, получившего название «передовой липецкий опыт».

Замечательно об этом кумулятивном эффекте написал Сталь Шмаков: «Москаленко бросил первый валун в мертвое озеро дидактики, и в стране пошел обвал поисков и открытий в сфере обучения и развития детей. Свидетельствую: именно Константин Александрович Москаленко первым в стране поднял проблемы обучения по-новому и дал целую дидактическую программу, которая была названа липецким опытом».

В последующие пять лет липецкий опыт стремительно, как символ того времени – стартующая ракета, выходит на всесоюзный уровень, приобретая общепедагогическую значимость.

После выступления Константина Москаленко «О совершенствовании урока и методов обучения» коллегия Министерства просвещения РСФСР одобрила липецкий опыт и рекомендовала его к внедрению. В этом же 1962 году в Липецке состоялась мощная республиканская научно-практическая конференция, посвященная опыту рациональной организации урока.

Эксперимент получил широкую поддержку и распространение во всех союзных республиках СССР, а также за границей. И сам новатор, и его кафедра в то время получали очень много благодарственных писем от учителей из всех уголков Советского Союза и из зарубежных стран: Китая, Болгарии, Венгрии и др. Этот период стал судьбоносным для методических и технологических идей Москаленко, наступила фаза их оформления в высокоэффективную дидактическую систему начального обучения.

 

Поурочный балл, пятидневка и «птичий базар»

В начале 1960-х годов окончательно выкристаллизовалось технологическое ядро дидактической системы Константина Москаленко. Ее можно рассмотреть на нескольких уровнях.

Наиболее масштабной была идея перехода начальной школы на пятидневку. Причем дело состояло не в механическом введении двух выходных. Темп усвоения нового материала интенсифицировался для хорошо успевающих детей, и они получали как награду дополнительный выходной. Для детей, отстающих в силу способностей или пропустивших что-то по болезни, учителя в резервный день – субботу – проводили индивидуальные занятия. Ученики очень старались, чтобы заработать этот стимулирующий и почетный дополнительный выходной. Так постепенно полностью преодолевалась неуспеваемость младших школьников.

Валерия Рвачева, одна из преданных и верных друзей и последователей талантливого педагога, свидетельствовала: «Москаленко предложил настоящий фейерверк новых методических приемов и решений, создающих новую мотивацию учения, новую атмосферу работы – радостную, наполненную смыслом и ответственностью».

Самой известной инновацией, своего рода фирменным брендом липецкого опыта стал поурочный балл. Сам Москаленко успешно применял его все 15 лет работы учителем истории в школе, но никогда не знал, что он липецкий. Смысл его в следующем. Сильный ученик обычно делает два-три выступления на уроке. На пятерку он не наработал, а по окончании урока все его достижения обнуляются. Здесь же в тетради плюсами в зависимости от сложности задания фиксировалась и оценивалась любая активность ученика, благодаря чему на уроке создавалась атмосфера личной заинтересованности в получении знаний. В результате по итогам двух-трех уроков каждый ученик зарабатывал пятерку. Подтверждаю, что активность учащихся 5-7-х классов просто зашкаливала. Плюс благодаря индивидуализации обучения резко росла успеваемость.

Полностью модифицировались содержание и форма традиционного урока. В него привносились динамика, темп и интеллектуальная активность. Авторитетная исследовательница липецкого опыта Л.П.Шопина отмечала, что «важное значение придавалось активному началу занятия («зачин урока»). Начиная урок ярко, талантливо, артистично, учитель менял ценностное отношение детей к предмету и процессу обучения. Усиливались мотивация, эмоциональный фон урока. Урок, наполненный счастьем достижения желанного результата, полный игры интеллекта, радостного сотрудничества, проведенный в быстром темпе, отвечал психологическим и физиологическим потребностям растущего организма».

Структурные элементы урока Москаленко включали в себя следующие технологии: работа в группах; ответы с места; интенсивная интеллектуальная деятельность каждого ученика (обучение без расслабления); взаимные доброжелательные проверки учениками работ друг друга; объединение повторения, объяснения и закрепления в единый процесс; обучение детей приемам взаимо- и самоконтроля.

Добавим к этому такие принципы образовательной деятельности, как быстрый темп прохождения материала (учениками за один год свободно усваивалась программа двух лет обучения), творческие работы на каждом уроке, акцент на общем развитии школьников, осознание школьником своей учебной деятельности.

Константин Москаленко внес особый вклад в методику преподавания русского языка. Применялся целый спектр продуктивных технологий и приемов: знаменитое комментированное письмо (ежеурочное комментирование); обучение русскому языку с помощью укрупненных дидактических структурных единиц («пучки правил»); структурное правописание; запись словаря под диктовку одного ученика; чтение вразнобой («птичий базар») и хором (в унисон); активное использование настенных таблиц, опорных схем и раздаточного материала. Все это сделало процесс обучения младших школьников субъектным, личностно значимым и ценностно окрашенным.

 

Практический гуманизм

Подчеркнем, что все эти дидактические, методические положения и технологии были включены в более широкий контекст принципов гуманистической, личностно центрированной, природосообразной педагогики. Базовыми выступали такие гуманные принципы, как трактовка ребенка в качестве целостной личности, умение рассматривать ученика как субъект обучения, снятие всех искусственных преград для развития личности, акцент на развитии воображения младших школьников, единство актов подражания и творчества.

Благодаря всему этому методики Москаленко, противопоставленные рутинному преподаванию, способствовали рождению творческих личностей, которые умели к любому процессу подходить как к интересной задаче, имеющей массу граней, смыслов и аспектов.

В результате благодаря включению резервных возможностей интеллекта многократно повышалось качество обучения. По свидетельству участников эксперимента, такой подход «воспитывал исследовательское мышление, умение видеть актуальное, живое содержание в любом явлении, оттачивались интеллектуальные, познавательные и аналитические способности вместо традиционных репродуктивных. Интенсивная интеллектуальная деятельность каждого, взаимные проверки учеников превращали класс в подобие творческой лаборатории, где развивалось умение отстоять свою точку зрения, формировалась гражданская позиция, складывался целостный взгляд на мир».

Постепенно сложился и образ-идеал москаленковского ученика – это настойчивый, старательный, активный, эмоциональный школьник, который хочет и любит учиться творчески, умеет добывать знания самостоятельно и коллективно. Отметим, что данный набор интеллектуально-нравственных качеств можно в полной мере считать присущим и педагогу-москаленковцу.

Показательно, что Константин Александрович Москаленко в то время получил предложение из Америки разместить в фондах библиотеки Бруклинского университета его книги и полную библиографию трудов как «одного из самых значительных педагогов Советского Союза».

 

Крылья времени

Феномен липецкого педагогического опыта, расцвет которого приходится на начало 1960-х годов, был порожден сложной совокупностью факторов и обстоятельств.

Безусловно, его возникновению и распространению именно как массовой социально-образовательной практики способствовала вся общественно-политическая атмосфера хрущевской оттепели. Этот период маркируется социальным подъемом, демократизацией, воздухом определенной свободы, способствовавшим инициированию и проявлению гражданских инициатив в самых различных сферах общественной жизни и культуры. В советской педагогике это время всплеска общественно-педагогического движения, выразившегося в целом ряде починов, обозначавшихся тогда термином «передовой опыт».

Синхронно с липецким опытом разворачивались такие тоже гремевшие тогда на всю страну передовые опыты в сфере обучения, как казанский, новосибирский и ростовский. Партийно-государственная власть и, соответственно, органы руководства просвещением охотно поддерживали эти опыты и всемерно способствовали их тиражированию. Причем власть использовала эти идущие снизу общественно-педагогические инициативы как фактор борьбы против бюрократии и косности, противопоставляя всегда правого «рядового учителя» консервативным ученым-педагогам и отсталым руководителям образования.

Однако эти процессы имели под собой кроме конъюнктурных вполне объективные образовательные причины. В конце 1950-х система образования по всей стране столкнулась с массовой и очень тяжелой проблемой неуспеваемости, второгодничества, раннего отсева из школы и всегда сопровождающим эти негативные проявления ростом преступности несовершеннолетних.

Партийно-государственная поддержка массовых педагогических починов в центре и на местах как раз и объяснялась тем, что чиновники брались разрешить без каких-то дополнительных финансовых вложений эти сложнейшие в первую очередь социально-педагогические и социально-психологические проблемы. Здесь сказывалась и в целом психологическая атмосфера сознания того времени, выражавшаяся в экзальтированной надежде на чудо, на нахождение какого-то одного простого способа (типа кукурузы) решения фундаментальных проблем.

Конечно, развитие липецкого педагогического опыта, как и других подобных починов и опытов, в то очень креативное время было неотделимо от общей направленности отечественной, в первую очередь психологической, науки на кардинальную гуманизацию, психологизацию и субъективацию прежде всего процесса образования в начальной школе. Синхронно с идеями К.А.Москаленко разворачивался творческий поиск по созданию и апробации новых подходов к начальному обучению выдающихся научных коллективов Л.В.Занкова, Д.Б.Эльконина и В.В.Давыдова, грузинских педагогов во главе с Ш.А.Амонашвили и, конечно, В.А.Сухомлинского.

И хотя липецкий опыт принадлежал к другому измерению, на нем не могли не сказываться эти лавинообразно распространяемые тогда по стране психолого-педагогические инновационные системы. Вместе с тем и сам липецкий опыт в свою очередь, безусловно, конструктивно влиял на научно-творческий потенциал деятельности этих коллективов подвижников-энтузиастов.

И, наконец, среди предпосылок следует отрефлексировать и региональный фактор. В Липецкой области, только что созданной в 1954 году из территорий других регионов, объективно возникала благоприятная атмосфера для инноваций. Здесь не было груза старых традиций обучения, еще не так закоснела бюрократия, только формировались органы управления образованием, складывалась творческая научно-преподавательская атмосфера в Липецком педагогическом институте, подбирались новые талантливые кадры профессорского состава.

Не случайно именно в Липецк в то время приехали и развернули свою творческую деятельность такие замечательные педагоги, как Н.Н.Кузьмин и, конечно, Сталь Анатольевич Шмаков. Деятельность Москаленко в это время поддерживали ректор ЛГПИ Н.С.Перелыгин и заведующий кафедрой педагогики В.И.Журавлев, позднее известный ученый, академик РАО.

 

Противостояние системе

Хорошо известен принцип динамики, когда система находится на пике своего подъема, она оказывается в очень сложной, турбулентной ситуации. В полной мере это положение относится и к образовательной системе К.А.Москаленко.

Напряженный интерес Министерства просвещения в первой половине 1960-х годов к его системе начального образования был обусловлен тем, что ею предполагалось заменить существующую традиционную структуру урока и методику обучения не только в начальной школе, но и на всех ступенях общего образования. С этим была связана и поддержка до поры до времени липецкого эксперимента.

Однако автор системы правомерно считал, что для ее перехода на всероссийский уровень еще нет необходимых оснований, так как учителя не прошли необходимой подготовки для работы по липецкому опыту. В результате во второй половине 1960-х годов Министерство просвещения РСФСР полностью охладело к этой продуктивной образовательной системе.

При объяснении этого явления называют правильные, но все же второстепенные причины. Например, то, что К.А.Москаленко последовательно отметал все предложения высоких министерских чиновников поставить их славные фамилии как соавторов липецкого опыта. Или пеняют на косность образовательных чиновников и ученых, боявшихся всего нового, нетрадиционного.

Наверное, все это сыграло свою деструктивную роль, но, несомненно, здесь повлияли более общие причины и факторы, имевшие преимущественно внешний характер. И обусловлены они были прежде всего тем, что советская система образования не признавала никаких вариативных подходов к разработке и осуществлению общего образования. Ничего в советской школе не могло быть вместе с чем-то, а только вместо чего-то. Если предложенные Константином Москаленко подходы не заменили по всей стране структуру урока и методику работы учителей начальной школы, они были обречены на забвение.

Негативно сказалось и еще одно обстоятельство. В начале 60-х Министерство просвещения РСФСР и региональные управления образования буквально насильно заставляли всех учителей страны, особенно начальных классов, в обязательном порядке работать по липецкому опыту, особенно по поурочному баллу и комментированным упражнениям, независимо от предмета, возраста и степени подготовки учащихся. Естественно, это вызывало внутреннее отторжение у педагогов, поскольку, разумеется, дидактическая система Москаленко не носила универсального характера.

Нельзя не обратить внимания и на то, что охлаждение властей к липецкому опыту синхронно совпало со снятием Н.С.Хрущева и утверждением в стране иной политической парадигмы, в которую творчество снизу уже не вписывалось. Изменилась общественно-политическая атмосфера в стране, и для липецкого опыта уже не было необходимых воздуха и ресурса свободы.

 

Награждение непричастных и наказание невиновных

Подчеркнем, что, несмотря на негативные или пассивные внешние обстоятельства, Константин Александрович всегда упорно, наступательно и действенно боролся за реализацию своих педагогических взглядов и организационно-педагогических технологий. Всем его ярким и талантливым статьям второй половины 60-х – начала 70-х годов присущ пропагандистский и полемичный характер. Имея в своем опыте боевую биографию и крепкую школу партийно-комсомольского работника, глубоко убежденный в правоте, он упорно пробивал свою образовательную систему, хотя лично ему приходилось очень нелегко. Внешним отражением охлаждения к липецкому опыту стало то, что Константин Александрович так и не получил неоднократно обещанного властью звания «Заслуженный учитель РСФСР» (представления трижды отклонялись), которым щедро, как и орденами, и медалями, массово награждали в свое время липецких учителей, осуществлявших под его руководством опытно-экспериментальную деятельность. Поразительно, что награждали всех, кроме автора системы. Но все-таки единственным знаком признания стал полученный в 1966 году к его 50-летнему юбилею орден Трудового Красного Знамени.

 

Сквозь траву забвения

В 1970-е, когда вопрос о широком распространении системы уже не стоял, Константин Москаленко с небольшой группой сподвижников сконцентрировался на обобщении и научном осмыслении результатов липецкого опыта, что нашло свое отражение в подготовке итоговой монографии «Психолого-педагогические основы повышения эффективности урока», название которой было темой так никогда и не защищенной им докторской диссертации.

Продолжалось и проведение семинаров на базе школ, где продолжали работать учителя-москаленковцы. Потенциальное распространение системы на региональном уровне поддерживал сам Константин Александрович, блестяще читая лекции по психологии начального обучения студентам факультета начальных классов ЛГПИ и проводя незабываемые занятия на курсах учителей начальных классов в Липецком ИУУ.

Подчеркнем, что в то время Константин Александрович все же не был трагично одинок, его систему по своей собственной инициативе поддерживали учителя начальных классов нескольких районов Липецкой области. Но явно ощущались ограниченность и тупиковость прежнего подхода – передачи им самим своей методики «из рук в руки». В результате его образовательная система стала стагнировать.

Последний всплеск интереса к липецкому опыту и его автору приходится на конец 70-х. В октябре 1978 года на страницах «Литературной газеты» развернулась и продолжалась почти семь месяцев дискуссия, инициатором которой стал сам Константин Александрович. Основная тема – освобождение субботы для успевающих учеников начальных классов, так называемая пяти­дневка с резервным днем.

Наряду с авторскими статьями самого Константина Александровича, учительницы липецкой школы, а также журналиста и социолога публиковались многочисленные отклики читателей, в том числе газета представила результаты социологического исследования: 2223 человека оценили идею Москаленко на «5», 72 респондента – на «4», 84 читателя – на «3». Высокую оценку концепции пятидневки дали педагоги и медицинские работники. Из 600 экспертов-школьников только трое выступили за сохранение привычной шестидневки.

 

Все остается людям

Однако проверки самого разного уровня продолжались. Москаленко вспоминал, как однажды министерский чиновник искренне сказал ему: «Ехали в Липецк с установкой закрыть эксперимент, но, когда лично увидели его реальные результаты, не смогли пойти против совести». Но в целом Министерство просвещения РСФСР по-прежнему занимало негативную позицию: «Эксперимент запретить, трудов Москаленко не печатать». Педагога-гуманиста обвиняли в изменении государственной программы, необоснованном расширении учебного материала, в создании недопустимых стандартов, в несанкционированном изменении структуры урока.

Константин Александрович, конечно, очень тяжело переживал по сути крах всего, чему отдал жизнь. Лишь недюжинное здоровье и вера в справедливость его дела помогали перенести потрясения. Только две липецкие школы в начале 80-х годов последовательно продолжали работать по его методикам.

К сожалению, на такой тяжелой волне закончился 30 сентября 1984 года жизненный путь этого замечательного учителя учителей и просветителя. Константин Александрович ушел из жизни, оставив свой неповторимый след в педагогической культуре.

По свидетельству его сподвижников, «Константин Александрович все же был счастливым человеком, так как работал с необыкновенной отдачей, жил в профессии столь интенсивно, страстно и ярко, что смог зажечь, перевернуть педагогическое сознание у нескольких поколений педагогов. Это теперь, слава богу, стало престижно объясняться ему в любви. Мы же были живыми свидетелями, какие муки крестные выпали на его долю. Это судьба Прометея, находящего свое счастье в самопожертвовании и не мыслящего для себя иной, спокойной судьбы. А проблемы? Для Прометея они естественная среда жизни. Не было бы «пространства беды» – не рождались бы Прометеи. Именно им присуща черта «если не я, то кто?», именно благодаря им движется прогресс…».

Непреходящее значение

В чем же состоит непреходящее значение липецкого педагогического опыта в реалиях современного российского образования?

К.А.Москаленко – педагог, обладавший чрезвычайно высоким уровнем общекультурного и профессионального развития, рельефно выраженным прогностичным, футурологическим предвидением. Многие выстраданные им элементы авторской методики и образовательной системы успешно воплощены в школьной практике, например пятидневка в начальной школе, хотя, конечно, не в той логике, которую он предлагал. Большинство его методических приемов и технологий за это время стали воистину народными, особенно поурочный балл и комментированное письмо. Их широко применяют современные российские учителя, ничего не зная ни о Москаленко, ни о липецком опыте.

Некоторые его подходы, носящие общедидактический характер, воплощены у продуктивно работающих учителей. Идеями Москаленко успешно пользуются в Польше, Болгарии, Чехии, Словакии, Индии, Аргентине и в других странах.

Поэтому выделим главное в наследии К.А.Москаленко – это созданная и многократно апробированная им целостная продуктивная система обучения русскому языку в начальной школе, которая сейчас чрезвычайно значима. Ее ценность прекрасно понимал сам Константин Александрович. Отвечая на очередные облыжные обвинения, он незадолго до смерти с горечью сказал: «Я русский человек, я 29 лет веду работу, направленную на повышение эффективности уроков русского языка. Могу ли я надеяться, что мои исследования в области преподавания русского языка будут опубликованы в моей стране, которая говорит на русском языке?»

Хотелось бы, чтобы имя замечательного ученого, красота и мощь его личности навсегда сохранились в памяти благодарных потомков как образец высокого служения своей стране и ее прекрасному будущему.

С благодарностью отметим, что в последние годы личность и педагогическое наследие К.А.Москаленко находятся в центре внимания его родного Липецкого государственного педагогического университета имени П.П.Семенова-Тян-Шанского благодаря деятельности ректора университета Н.В.Фединой и проректора И.В.Бурмыкиной.

Наша общая миссия состоит в том, чтобы воплотить в жизнь завещание видного ученого и большого Человека Константина Александровича Москаленко.

Михаил БОГУСЛАВСКИЙ, главный научный сотрудник лаборатории теоретической педагогики и философии образования Института стратегии развития образования РАО, доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент РАО, почетный работник науки и высоких технологий РФ, лауреат знака «Золотое перо «Учительской газеты»-2020

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту