search
Топ 10

Александр Зимин: За качество образования должен отвечать директор школы…

Александром Зиминым, председателем Департамента образования Пермской области, мне удалось поговорить уже накануне отъезда, до поезда оставалось часа полтора, не больше, и было жаль практически на полуслове расставаться с интересным собеседником. Оказалось, Александр Леонидович закончил филологический факультет в Пермском педагогическом. А до этого успел поработать в поселке Усть-Нытва учителем истории. Потом его жизнь была больше связана с высшей школой: вначале ассистент в Пермском пединституте, потом аспирантура в Москве и работа в Читинском институте старшим преподавателем.
С 1991 по 2000 год Александр Леонидович был ректором Соликамского госпединститута, а в должности председателя департамента он совсем недавно – с февраля 2001 года…

Успела я также узнать, что любимый писатель Зимина – Владимир Маканин, жаль только, что сейчас работа отбирает практически все время и читать художественную литературу Александру Леонидовичу некогда…
– Александр Леонидович, в каждой области есть свои достижения. В чем, на ваш взгляд, вы преуспели?
– Для нас главное – доступность качественного образования, поэтому была создана система мониторинга качества на всех его уровнях – от детсада до вуза. Мы хорошо поняли одну простую истину – бессмысленно давать натянутые аттестаты. Нам удалось также сохранить стабильной всю нашу образовательную сеть, даже в самые трудные времена ни одно учебное заведение НПО и СПО не было закрыто.
Мы можем гордиться нашей патронатной службой, детские дома и интернаты не в состоянии дать ребенку семейное тепло и любовь. Поэтому мы стараемся, чтобы дети-сироты жили в семьях. Хотя в материальном плане ребенок в детском доме у нас не обижен – на каждого приходится по 4 тысячи рублей в месяц. Согласитесь, такой доход на одного человека в учительской семье немыслим.
Одно из наших серьезных достижений – региональные учебники – “География Пермской области”, “Писатели Пермской области”, хрестоматии “Родное Прикамье”…
– Как идет модернизация образования в вашей области, Александр Леонидович, и как лично вы относитесь к грядущим переменам?
– Сейчас прежде всего нужно задуматься о серьезном обновлении содержания образования, иначе идея 12-летки просто погибнет. Согласитесь, можно сделать обучение и 28-летним, ведь еще ни один учитель-предметник не сказал, что у него много часов. А сколько предметов “стучатся” в школы – экономика, политология, социология. Поэтому особый упор мы делаем на профильность обучения. До 10-11-го класса вполне достаточно дать химические, физические и прочие представления.
Да, еще одно из важнейших наших приоритетов – это использование информационных технологий. В Пермском региональном институте педагогических информационных технологий 90 процентов слушателей – учителя-предметники. Им особенно важно знать, что такое информационные технологии и как их использовать на своем уроке. Ученые нашего ПГТУ создали электронные учебники, на них, кстати, написано – подлежат распространению только на территории Пермской области. Я убежден – электронные информационные средства могут порою помочь учителю, тому, кто отстал. Знаете, когда говорят, что компьютер заменит учителя – это невероятная глупость, компьютеризация школы предполагает наличие сильного учителя, и его роль только увеличится с наличием компьютера. И при этом компьютер не только его помощник, но и мощный стимул, заставляющий повышать свой уровень. Ведь если раньше ученик вынужден был учителю верить на слово, то теперь всегда сможет его проверить с помощью компьютера.
– Александр Леонидович, 63 процента ваших школ – сельские. Как будет идти там профилизация? Какова ваша позиция: маленькие сельские школы закрывать или не закрывать?
– Организовать качественный учебный процесс в огромном количестве сельских школ мы сейчас просто не в силах, для этого нужны кадры, помещения, спортзалы, медиатеки, актовые залы, оборудование. Все это изрядно обветшало, так как долгое время просто не было денег обновлять. Поэтому идет оптимизация сети всех образовательных учреждений в Пермской области. И тут может быть два варианта – либо закрыть школу, либо сделать ее структурным подразделением другой большой школы, то есть мы делаем большую базовую школу, куда и переводим 10-11-е классы. Тем более мы не сможем обеспечить профилизацию в каждой сельской школе, даже в городских это не везде получается. Возможно, в селах мы перейдем к идее так называемого волостного учителя – педагог будет ездить по селам, работать в каждом по два-три дня, в это время упор будет делаться на его предметы.
– А как быть с начальной школой? Неужели малышам нужно будет за 10-15 километров ездить в любую погоду?
– Тут я с вами согласен: начальную школу мы должны как можно дольше сохранять. Но давайте реально посмотрим на вещи – начальная школа – это один учитель. Он либо есть, либо его нет. В концепции модернизации российского образования есть очень хорошая идея: школа – учительский дом. Зачем нужно здание школы, если в ней всего три ребенка: один в первом классе, другой во втором и в третьем. Дети могут приходить к учителю домой и там заниматься. При этом учитель получает полностью всю заработную плату, необходимые канцелярские товары, компьютер. А теперь подумайте, сколько денег мы тратим на коммуналку в школе. Даже если там один ученик, кроме учительницы, есть еще уборщица, а у нее тоже хоть и мизерная, но зарплата. Оптимизация предполагает, что мы должны сделать такую гибкую систему, когда за качество отвечает не чиновник, не управление образования, а конкретный директор школы. И именно он определяет, какую школу нужно закрывать. С подвозом ребят проблем не должно быть, у нас должна заработать подпрограмма “Школьный автобус”.
– Александр Леонидович, в вашей области не так давно принят закон “Об образовании”. Вы были в чем-то недовольны федеральным?
– Мы рады, что у нас появился свой закон “Об образовании Пермской области” по одной простой причине – мы уточнили в нем некоторые общие позиции федерального закона конкретно для Пермской области, ведь у нас есть национальные татаро-башкирские районы, а два района приравнены по своим условиям к северным. Одно из важнейших наших направлений – превалирование воспитания над обучением. Особое внимание уделяем патронатным семьям. Кроме того, с 1 января 2002 года введена в силу 32-я статья. В ней идет речь о дополнительном материальном обеспечении педработников. Молодые специалисты при поступлении на работу отныне получают пособие в размере восьми должностных окладов, а все учителя, уходящие на пенсию, – пособие в размере трех должностных окладов. Те, кто удостоен государственных наград, каждый месяц имеют 25-процентную надбавку, за отраслевую награду 15-процентную. На четверть к ставке увеличится и зарплата педагогов, аттестованных на высшую категорию.
– Извечная проблема для руководителей Департамента образования – кадровая. А как у вас обстоят дела?
– Ситуация с кадрами у нас, и к счастью, и к сожалению, стабильная. Но именно эта стабильность приводит к их колоссальному старению. Не хватает, как и везде, учителей английского, выпускники инязов, как по волшебству, где-то растворяются, не доходя до школы. Мы пытаемся этот процесс регулировать, но вы знаете: родители настроены на изучение в основном английского, а не, скажем, немецкого или французского.
– А что с молодежью, не идут в школы?
– Основные наши поставщики педкадров – Пермский классический университет и Пермский педуниверситет, а также Соликамский пединститут. В общем, из вузов до школы доходят 50, а иногда и меньше процентов. Но у нас сохранились еще 10 педучилищ и колледжей по области, оттуда учителями идут 90 процентов. Кроме того, 447 ребят из села, поступая на первый курс, заключают договор, по нему они обязаны вернуться в свои родные места. Они поступают по целевому конкурсу. С городскими ребятами им все-таки тяжело тягаться.

Светлана Руденко
Пермь

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте