search
Топ 10

Актуальный разговор

Пастырь не может идти на поводу у грешников

Человек – культура – образование

Окончание. Начало в # 46.

Как известно, самый отрицательный результат – тоже результат. И он еще раз подтверждает, что выход искать необходимо. Я думаю, что пришло время сделать следующий и, очевидно, решающий шаг по отношению к проблемному обучению. Сегодня оно остается не больше, чем игрой с известным одному (учителю) и неизвестным другому (ученику) искомым. Это та же вопросно-ответная форма, только ее модернизированный вариант.

Вывод третий – необходим постепенный переход от репродуцирования знаний к постановке учебных задач всего обучения и каждого учебного предмета.

– вполне соответствовало самим общественным отношениям, представлениям о назначении и месте образования в обществе, об авторитете старшего и подчиняющегося ему младшего. Если мы действительно хотим воспитать человека, способного не только отвечать на вопросы, но и ставить вопросы, нам прежде всего нужно обратиться к проблеме –

Кто задает вопросы

и кто на них отвечает?

Если учитель спрашивает, а ученик отвечает, то сколько бы мы его, школьника, ни переубеждали, он уверен, что учится он только для того, чтобы получить необходимую отметку, именно отметку, а не оценку своих знаний. И как бы мы ни лукавили, сложнейшая проблема востребованности знаний в сознании ребенка сводится к тому, что вся его деятельность необходима для того, чтобы ответить и получить оценку – желательно, конечно, получше, но если тройка, то и она гарантия от приставаний родителей, а поскольку общее состояние , то сохранение видимости образования стало вполне узаконенным.

Пятиклассник сделал в диктанте двенадцать ошибок и получает законную тройку. – возмутится профан, не знакомый с распоряжением руководителей нашего образования о : все ошибки (хоть три десятка) на одно правило – это одна ошибка. Вот так… Или написал десятиклассник сочинение на двойку, учитель, изловчившись, ставит рядом с ней в журнал тройку за с грехом пополам рассказанные наизусть два четверостишия, и все в порядке – можно за полугодие ставить .

Следуя моде бросать камни в прошлое, мы взяли в сегодня из него худшее, забыв о бесценном, без чего нет и не может быть полноценного обучения: о чувстве ответственности, о порядке, о том, что за отметкой хоть что-то да стоит – то, что на канцелярско-школьном языке называется учетом знаний. Когда я как-то принес в Министерство образования проект ученического дневника, в котором папа, мама, школьник и учитель сразу могли бы обнаружить, какие темы и как усвоил ребенок, на меня посмотрели как на человека, не знакомого с правилами игры, – как это можно даже подумать о том, чтобы разрушить иллюзию благополучия, чтобы все заинтересованные стороны узнали скорбную правду. Вот правду-то они как раз и не заинтересованы узнать.

Разумеется, школьная отметка – лишь показатель неблагополучного положения дел в образовании. Сегодня, когда во власти победили убежденные троечники – и, похоже, победили надолго, может быть, все эти рассуждения вообще не имеют никакого смысла, но уж поскольку вы, любезный читатель, к троечникам не принадлежите, то давайте подумаем над самым существенным, ради чего я и пригласил вас порассуждать о судьбах отечественного образования.

Я все время говорю о бедах нашей школы, хотя глубокий и ясно осознаваемый кризис поразил сегодня, пожалуй, всю мировую образовательную систему, самые разные национальные системы образования. Поэтому на то, чтобы подглядеть и скопировать что-то спасительное у так называемых цивилизованных народов, нам, по этой странной логике нецивилизованным, рассчитывать не приходится.

Убежден, что наша система образования до сих пор в тех сферах, которые зависят непосредственно от нее самой, остается лучшей в мире. И думать о ее совершенствовании нам нужно самим. А такие горизонты открываются – как это у нас всегда было: не в научных институтах и не на конференциях, а в обычной средней общеобразовательной школе. Так что северокорейский принцип – рассчитывать на собственные силы – в системе нашего образования вполне оправдан.

В последнее время в школах, где уже давно не полагаются на науку, самостоятельно осваивают разработку учебных проектов. По большей части такие проекты носят краеведческий или узкоспециальный характер. Думается, если эту работу удастся расширить и, главное, систематизировать, то появится надежда на коренное изменение в самом существенном – в осознанном отношении школьников к обучению.

Речь идет не о новых революционных потрясениях. Речь идет о постепенном движении к осмысленным и принятым всеми заинтересованными сторонами принципам обучения. Речь идет о том, чтобы образование перестало быть формальным, лишенным конкретных предметных и высоких жизненных и культурных целей.

Никто в данном случае не призывает от отказа от изучения традиционных . Но это изучение не должно быть самоцельным. Оно должно служить не только и не столько , но его организации. Никто не говорит об отказе от исследовательской учебной деятельности. Но исследование должно быть подчинено творчеству, проектной работе школьников. Никто не говорит о пренебрежении языками отдельных дисциплин. Но необходимо выделить общие для всех предметов способы познания. Никто не посягает на суверенитет каждой отдельной дисциплины. Но необходимо и делегирование образовательному .

Не будем объявлять проектную программу панацеей от всех бед. Слишком дорого нам стоят идеи, оказавшиеся однодневками. Но, думается, возможность постепенного, обоснованного и подготовленного создания школьных проектов гарантирует серьезный успех в интегрировании знаний и умений.

На мой взгляд, сегодня уже можно предложить три основных крупных проекта, в которые бы могли в той или иной мере включиться все учителя конкретной школы, все ее ученики.

Прежде всего речь идет о проекте , который, кстати, успешно проводят и Ассоциация . Этот проект позволил бы адаптироваться школьнику к действительности, нравственно оценивая ее, и одновременно создал бы ситуацию реальной востребованности и интегрирования знаний и умений, их использования по истории, граждановедению, географии, литературе, русскому и иностранному языкам. Знание, далекое от непосредственных жизненных интересов ребенка, применяется к решению учебных задач на вполне конкретном окружающем его повседневном материале. Обычаи греческого полиса и римское право, политическая система Киевской Руси и Великого Новгорода, волчья стая, человек в и споры разночинцев, дворян в , деятельность таможни и защита собственного товаропроизводителя и т.д. – все это осмысляется в контексте современной действительности.

Привлекательность и реальность учебной проектной деятельности в том, что она постепенно и органично накладывается на традиционную систему обучения, учитель ею овладевает, не отказываясь от того, что он десятилетиями делал в классе. В проект включаются поэтапно те предметы, которые содержательно и кадрово обеспечены в конкретной школе. Учитель не только выступает в своей обычной роли на уроке, но предстает перед детьми в новой привлекательной роли.

Но проектная деятельность не просто накладывается на обычную систему, а может ее существенно и видоизменять. Можно на уроке биологии или географии поставить вопрос – какие растения характерны, допустим, для Франции? И такой или подобный ему вопросы ставятся перед учениками, которые, увы, в эту самую Францию не собираются и грустно смотрят на унылые за окном класса. А можно и по-другому:

Можно на уроке истории спросить об отличиях президентской республики от парламентской, а можно попросить старшеклассников обосновать выбор политической системы в российской Конституции девяносто третьего года и ее соответствие национальным традициям и требованиям времени. При таком обсуждении проблем власти и человеческого сообщества вне зависимости от его масштабов выясняются самые простые и злободневные вопросы функционирования школы, взаимоотношений классного руководителя и учеников, распределения обязанностей и прав власти – классного руководителя и директора, необходимости учитывать мнение учеников, создание выборных ученических институтов и т.д.

Можно, прочитав с детьми Льва Толстого, попросить их рассказать о том, как они поняли повесть, но можно, например, сначала дать написать этюд , а потом уже показать пятикласснику, что он не одинок в своих размышлениях, что задолго до него о том же, по сути, думал и писал Толстой в главе повести, посвященной похоронам матери героя. И это становится предметом серьезного обсуждения, когда дети взрослеют буквально на глазах. Нельзя требовать совестливого отношения к жизни, не объяснив, что такое совесть, что такое муки совести, что такое общественное мнение и как оно влияет на поведение человека. Что может быть злободневнее в наше время, когда стыд и общественное мнение воспринимаются как понятия архаичные и попросту ненужные? Хотя дети-то, именно дети, понимают, что это совсем не так.

Отмечу, кстати, что проектная деятельность школьников может хоть в какой-то мере повлиять на жизнь общества в целом. Может быть, как здесь, открытие ребенка о том, что стыд в мире существует, заставит прозреть его родителей. И так – круги по воде, глядишь, дойдет и до наших политиков, повседневно подтверждающих правило, что нравственность и политика . И они если и не изменятся, то хоть задумаются об этом, может, хоть детей-то устыдятся… Впрочем, понимаю, здесь я уж хватил лишнего, слишком размечтался.

Второй из возможных проектов – экологический проект . Этот проект аккумулирует знания и умения по естественным и точным, гуманитарным и эстетическим дисциплинам, краеведению, нравственные аспекты образования. По существу, все предметы школьного образования. Экология здесь понимается в самом широком смысле, раздвигая традиционные биолого-химико-географические рамки. Проект может иметь центростремительный характер: в начальной школе ученики обращаются к очевидным и зримым процессам в природе и в ее переустройстве, а чем дальше, тем больше перед ними открывается глобальный характер влияний на конкретную местность, на ее флору и фауну. В экологических подходах на первый план выступают центральные для образования вопросы – и . Это формирует, может быть, основное общеучебное да, пожалуй, человеческое умение – умение планировать деятельность, учитывая все возможные факторы в динамике их взаимодействия, прогнозировать реальный результат.

Здесь, как в любой проектной деятельности вообще, черновая работа по каждому предмету воспринимается как необходимая для решения интересных задач, связанных с проектной деятельностью. Поэтому при такой постановке учебного процесса значительно легче решается вопрос о поддержании постоянного интереса школьников к тому, что очень трудно сделать интересным и творческим.

Совершенно новые горизонты проектной деятельности открывает использование компьютеров при внедрении проектной деятельности в школе. Ученики привыкают к тому, что использование компьютеров и электронных сетей – это образ жизни, мышления, деятельности. При достаточно широком распространении школьных проектов возможны связь и взаимодействие школ по общим межшкольным проектам. Шире – компьютерное моделирование процессов, варьирование различных путей для достижения определенной цели может стать основой формирования сознания человека, способного максимально использовать возможности технологического века. В этом, к сожалению, мы серьезно уступаем зарубежным системам образования.

И, наконец, третье направление проектной деятельности – культуролого-этнографическое. Все модные разговоры о ментальности, о диалоге культур, об укорененности и всемирности остаются разговорами ровно до тех пор, пока наш ученик не узнает, как без единого гвоздя строится изба, не научится сам строить таким дедовским, вернее, прадедовским способом. Только пережив, именно пережив родную культуру в живой ее соотнесенности с мировой, можно стать патриотом, настоящим гражданином Отечества, полноправным гражданином мира.

Проект не ограничивается школьным пространством. Он должен стать явлением в обустройстве – строительстве и реанимации культурных объектов. Как заманчиво, например, создание школьных кузниц, гончарных и ткацких мастерских, строительство традиционных изб или служб. Естественно, каждый предмет может быть задействован в этой работе: здесь и расчет стропил и освещенности помещения, и описание интересующего объекта в художественной литературе, и произведения народного творчества, и рецепты красителей, которыми пользовались наши предки.

Вы можете спросить – кто все это будет воплощать в жизнь?! Убежден, что настоящая переподготовка учителя лучше всего проходит в совместной работе с учениками. Тем более что речь идет не о предметной переподготовке, а о внедрении новых технологий.

Таковы, на мой взгляд, три основных общешкольных проекта, где ученик выступает как человек общественный, естественный, культурный. Если кто знает какие-то другие области, в которых растет и проявляется человек, пусть он продолжит наши размышления.

Я же в заключение отмечу, что каждый ученик участвует в каждом из этих проектов в зависимости от собственных способностей и склонностей в большей или меньшей мере, но обязательно во всех трех. Это и есть, по сути, реальное, повседневное соединение школьного, дополнительного и предпрофессионального образования. Это и гарантирует, как говорили в достославные времена, . И ведь правильно говорили!

Александр КНЯЖИЦКИЙ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте