search
main
Топ 10
Президент подписал закон о единых общеобразовательных программах в школах России В школах Дагестана открывают мобилизационные пункты Анзор Музаев: частичная мобилизация не скажется на учебном процессе Российские педагоги начали преподавать в школах Монголии Началась торжественная церемония открытия конкурса «Учитель года» – 2022 – трансляция Открыто Всенародное голосование конкурса «Учитель года России – 2022» В Минпросвещения разработали перечень учебников, которые можно использовать в школах Урок физкультуры: должен ли ребенок присутствовать на занятии, если есть освобождение Стартовало первое конкурсное испытание заключительного этапа Всероссийского конкурса «Учитель года» – 2022 «Учитель года» – 2022: как пройдет финал профессионального конкурса педагогов По 7 уроков каждый день: члены жюри рассказали, как проходят испытания на конкурсе «Учитель года» – 2022 В рамках празднования Дня СПО в России пройдут квесты, профессиональные конкурсы и арт-флешмоб Совфед одобрил «золотой стандарт» для школьной программы В школах и колледжах проходят ВПР: какие работы пишут учащиеся, когда объявят результаты Абсолютным победителем конкурса «Сердце отдаю детям – 2022» стала Елена Стальмак из Санкт-Петербурга Петр Положевец выступил на церемонии открытия конкурса «Учитель года» – 2022 В Подмосковье начали набор на бесплатные двухлетние курсы по программированию для школьников Увеличить количество позитивной информации: состоялось первое заседание совета учителей-блогеров Запрет на мобильные телефоны: как он исполняется в школах Названы имена победителей первого тура конкурса «Сердце отдаю детям»
0

Даже уже и не падчерица

Наука не для избранных, а для всех?

Знаете ли вы, уважаемый читатель, какой учебный предмет (наряду с двумя иными) изучается даже в начальных школах всего цивилизованного мира (во всяком случае на нашей планете Земля) более двух с половиной тысячелетий?

Чем мудрее человек, тем проще тот язык, которым он выражает свои мысли. Фото с сайта fotki.yandex.ru

Не буду мучить догадками: это… риторика. Наука, учебный предмет и, что очень важно, реальная практика (упражнения) в обучении изобретению мысли и речи, публичным выступлениям разных видов и жанров. Причем речи не только продуманной, несущей освещенную душой и знанием необходимую другим мысль, обрамленную Словом и воплощенную в нем, но и действенной во благо, влиятельной и по-настоящему эффективной, а не поверхностно яркой – лишь внешне эффектной; речи, основанной на трех китах – логосе (мысли), этосе (нравственных основаниях оратора) и пафосе (подлинном чувстве). Иными словами, речи не пустозвонной, не краснобайственной, не ради красного словца.

 

Обратимся к истории

Тривиум, как известно, – первая (начальная) ступень образования эллинистической эпохи Средневековья – Греции, Рима и Западной Европы. После завершения начального обучения можно было продолжить образование в тогдашней средней школе и изучать квадривиум (или квадриум). На средней ступени образования к уже пройденным предметам добавляли арифметику, геометрию, астрономию и музыку. При этом школяры не переставали совершенствоваться и в познаниях, и во владении тривиумом. Таким образом, греко-римское образование строилось на изучении названных семи «свободных искусств».

Итак, изучение системы именно гуманитарных наук изначально лежало в основе всяческого регулярного образования. И затем на этом уже заложенном фундаменте гуманитарности (и, как важнейшее следствие, ростках гуманности) возводилось все здание образования и истинной образованности.

 

Почему было незыблемо так?

Один из наиболее емких ответов на этот вопрос более двух столетий назад дал Г.Гегель: «Общий смысл образования состоит в том, что человек делает себя во всех отношениях духовным существом и в этой деятельности раскрывается человеческая разумность в целом». При этом, по Гегелю, образование есть выстраивание Человека.

Практически об этом же более полувека пишет и наш замечательный современник и учитель Шалва Александрович Амонашвили (в том числе и в своей новой книге, опубликованной в «УГ» в 2020 и 2021 гг.).

Каково же значение риторики в системе образования человека?

Наш соотечественник философ Алексей Лосев утверждал, что теория красноречия была рождена практическими потребностями греческого общества, а обучение риторике стало высшей степенью античного образования, воспитательного идеала, названного Пайдейя. (Лосев А.Ф. История античной эстетики. Софисты. Сократ. Платон. – М. : Искусство, 1969, с. 13).

По мнению французского философа Ролана Барта, сама по себе риторика – «это впечатляющая попытка целой культуры проанализировать и упорядочить формы речи, сделать мир языка понятным для ума» (см. об этом: Марченко О.И. Риторика как феномен культуры. – Диссертация… доктора философских наук. – СПб., 2001, с. 218).

Размышляя о месте и роли риторики в комплексе гуманитарного образования личности в начале ХХI века, доктор философских наук Ольга Марченко еще в 2001‑м отметила следующее:

«Риторическое искусство – это искусство практического словесного взаимодействия… Восстановление риторики в системе гуманитарного знания в наши дни можно связать с общим стремлением к гармоничной жизни, человечности, благожелательности и взаимопониманию; утверждением достоинства и ценности человеческой личности.

Риторика предстает метаязыком гуманитарных наук.

Риторическая культура рассматривается как инобытие гуманитарной культуры, не просто ее составная часть, а гуманитарная культура в целом, переведенная в форму речевой деятельности.

Риторика – самостоятельная, многогранная в конкретных своих формах область знаний и мастерства, одна из необходимых образующих культуры как целостности.

Опыт и традиции, теоретические основы и принципы риторики никогда не оставались в пределах того или иного культурного контекста, а развивались, отрицали и обогащали риторику разных времен, делая ее примечательным показателем культурной зрелости общества.

Значимость классических традиций гуманистической риторики, универсальные категории которой задают ценностные ориентации для сознательного (культурного) созидания искусной речи как средства благоустройства общества, совершенствования и духовного обогащения человека.

Риторика объединяет в себе философское, логическое, лингвистическое, психологическое, социологическое знание, создавая обширное и богатое по своему потенциалу культурное единство.

Человеческая индивидуальность и свобода, как нигде, проявляют себя ярко в речевой индивидуальности и речевой свободе. Гуманистическое сознание органически сплетается с риторикой.

Риторика по старшинству диктовала различным видам искусств «надлежащее». Но термин «надлежащее» имеет вообще эстетическое значение: прекрасное и надлежащее – одно и то же» (Марченко О.И. Там же, с. 3, 5, 8, 9, 30, 86, 103).

И со всем этим трудно не согласиться!

 

В чем смысл гуманитарного образования в новейшее время (в том числе и сегодня)?

В статье 26 Всеобщей декларации прав человека, утвержденной ООН в 1948 году, провозглашается ключевая мысль гуманитарного образования: оно «…должно быть направлено к полному развитию человеческой личности и к увеличению уважения к правам человека и основным свободам». В России риторика как учебный предмет фактически со времен еще Древней Руси (с момента принятия христианства) в том или ином виде служила становлению мысли, взращиванию человека по-настоящему разумного и, значит, духовного.

И Россия-матушка от стран, именуемых цивилизованными, вполне себе не отставала: до 1917 года (то есть «до исторического материализма» в его практическом воплощении, как выразился бы тов. О.Бендер) во всех светских учебных заведениях, не говоря уже о тех, где готовили духовенство, – школах, реальных училищах и даже (страшно… приятно вспомнить!) во всех высших учебных заведениях риторику преподавали.

И что характерно (как замечал любимый персонаж фильма «Любовь и голуби»): и власти, в частности тогдашние управленцы образованием, как говорится, в центре и на местах, и обычные люди, в том числе родители школяров, чувствовали в этом настоятельную необходимость, несмотря на иногда грозные для предмета «Риторика» публичные порицания революционеров-демократов (например, В.Г.Белинского), раздавшиеся уже в первой половине XIX века. И тогда риторика выстояла! И во второй половине XIX, и в начале ХХ века жили и творили, в самых разных областях преображая российскую жизнь к лучшему, умом и сердцем желая этого, великолепные риторы! И (опять-таки что характерно) писались и активно использовались в нашей школе (от начальной до высшей) новые учебники и пособия по риторике.

При этом, к примеру, русский язык в качестве предмета, обязательного для обучения, стал преподаваться в школах России с 1849 года, не говоря уже об иных дисциплинах лингвистического и литературоведческого циклов, многие из которых в системе и средней, и высшей школы начали изучаться только в ХХ веке и в том комплексе наук и предметов, которые ныне именуют коммуникативистикой.

Риторика почти сразу после событий 1917‑го была решительно сброшена с корабля современности! Очевидно, тоже как «продажная девка империализма». Вслед за ней благополучно топили на десятилетия в порой цунамических волнах передового новостроя и другие науки и учебные предметы…

Уже почти четверть века Российская ассоциация исследователей, преподавателей и учителей риторики пытается вернуть ее в лоно школы. И был короткий период, когда в какой-то мере это удалось. В 90‑х гг. ХХ века и в 1‑м десятилетии века нынешнего риторика была не только в программах обучения в начальной школе, но и допущена даже в основную и среднюю: было написано и издано много интересных учебников и учебных пособий по риторике для школы.

И ваш покорный слуга (по приглашению И.Г.Димовой) в меру сил старался писать об этом в «Учительской газете» (Аристотелева триада. «УГ» №1 от 09.01.2003 г.; В семерке избранных. Риторика диалога. «УГ» №5 от 04.02.2003 г.), пытался показать необходимость риторики и учителю, и ученику, и школе сегодня (Риторика для учителя: роскошь или суровая необходимость. «УГ» №35 от 28.08.2018 г. и №36 от 04.09.2018 г.).

Но для риторики в современной российской школе недолго музыка играла… Сегодня ее фактически вообще нет ни в программах начальной школы, ни тем паче средней и старшей. И, соответственно, предмет сей и не преподается вовсе…

О том, что «нонеча» властноосознанно, последовательно и порой агрессивно творят с мыслью и Словом и над Словом, по нашему мнению, блестяще пишет Лев Айзерман, чьи циклы статей постоянно публикует «УГ».

Известно, что еще с XII-XIII веков (с периода зарождения британского парламентаризма) в Англии всех говорящих публично людей подразделяли на три категории: те, кого нельзя слушать; те, кого можно слушать; те, кого нельзя не слушать.

Может, кому-то не нужно, чтобы все выпускники российской школы становились людьми, которых можно слушать, хотелось бы слушать? Людьми, которые могли бы сами изобретать смыслонаполненные речи, думать над речами других?

И горько, и горе нам, если риторика в качестве школьного учебного предмета так и останется лежать пропыленной последним российским столетием на задворках отечественного образования, тогда как преподается она во всех иных развитых странах, и не только как дань традиции, но и как наука современная и необходимейшая не для избранных, а для всех! Постараемся, чтобы не осталась риторика нелюбимой падчерицей, выброшенной из дома образования.

Сергей ТИХОНОВ, кандидат филологических наук, доцент, почетный работник общего образования РФ, заслуженный работник образования Ямало-Ненецкого автономного округа

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте