search
Топ 10

​Война глазами москвичей

Я живу в Москве. Москва – красивый город: шумный, яркий, деловой. Так много людей – все бегут, спешат, решают какие-то проблемы. А рядом с нами тихо и незаметно живут те, кому мы обязаны спокойной жизнью, полными магазинами, чистым небом над головой. Я сейчас говорю о ветеранах. Как часто мы забываем о них… А ведь они многому нас могут научить – научить примером своей жизни, как надо трудиться, как надо любить свою Родину.

Война – это страшно! Но нам не понять всю трагедию войны, мы знаем войну только по фильмам, книгам и рассказам на уроках истории. А  ветераны были на войне, прочувствовали войну, как говорится, на своей шкуре.Наша школа тесно сотрудничает с Советом ветеранов Ново-Переделкино. Мы часто приглашаем ветеранов в гости, устраиваем концерты, интересные встречи. Недавно ученики и учителя нашей школы провели акцию «Тепло детских рук». Многие из нашей школы присоединились к акции. В чем же она заключалась? Для наших любимых ветеранов мы сами связали к зиме теплые шарфы, варежки, носочки. Ведь ветераны – это уже старенькие бабушки и дедушки, они часто мерзнут, а в наших подарках им будет тепло.Нам очень нравится разговаривать с ветеранами. Они много нам рассказывают о войне. Меня интересует, как жили люди во время войны в Москве, особенно мне интересно, как жили дети. С этим вопросом я обратился к Александре Тимофеевне. И вот что она мне рассказала: «Я коренная москвичка. Когда была объявлена война, мне было всего 11 лет. На второй же день войны Москву начали бомбить, но не фугасными бомбами, а зажигательными. Я жила на Новорязанской улице, в доме №16, училась в 63-й школе. Школы в городе закрыли,  все дети и подростки объединялись в отряды, залезали на крыши домов и сбрасывали специальными щипцами бомбы вниз или тушили их песком. На крыше каждого дома стояли ящики с песком. Выпускники 10-х классов сразу после выпускного вечера шли на фронт, а мы, дети, оставались в городе. Во время войны, когда ребенку исполнялось 10 лет, он становился иждивенцем. Ему по карточке полагалось всего 300 граммов хлеба. А ведь это так мало! Нам так хотелось есть! А по рабочей карточке давали целых 500 граммов хлеба. Поэтому я сначала пошла работать на Казанский вокзал. Там мы разгружали составы с бревнами. Я не могла уехать из Москвы. Город объявили на осадном положении 20 октября 1941 года. Значит, надо было работать, надо было выживать… Мой папа работал на заводе имени  Калинина токарем, его не взяли на фронт из-за травмы. Когда мне исполнилось 12 лет, папа привел меня работать на завод. Я была очень маленькая, едва доставала до станка, мне под ноги ставили большой ящик. Но я работала и получала свои 500 граммов хлеба. Работали мы сутками, а в свободное время ходили сбрасывать бомбы. Тревогу объявляли очень часто, мы спали одетыми, так как приходилось за ночь раз десять выбегать из дома по тревоге. А еще помню –  на углу нашего дома стояла торговая палатка. В ней уже давно никто не торговал – нечем было. И тут однажды в палатку привезли зеленые помидоры и стали раздавать их без талонов. Выстроилась такая огромная очередь! Вдруг без предупреждения появился в небе вражеский самолет и начал поливать очередями из автоматов. Было очень страшно, люди в панике метались, пытаясь спастись, а фашист все стрелял и стрелял…»Слушая Александру Тимофеевну, я заметил, как бережно она собирает крошки хлеба со стола. Да, как мы безобразно относимся сейчас к хлебу, и как ценили каждую крошку его во времена детства Александры Тимофеевны!Игорь Новиков, ученик 8-го класса школы №1437

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту