Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
В российских школах второй иностранный язык является необязательным
Крайнее слово: топ-5 раздражающих выражений в русском языке
Глава «Сириуса» заявила о необходимости расширения программ повышения квалификации для учителей
От 50 копеек до 2,5 рублей: циничные премии за стаж выплатили учителям Костромского колледжа
Сергей Кравцов заявил о намерении Минпросвещения разбираться с проблемой готовых домашних заданий
В Общественной палате предложили законодательно закрепить право родителей выбирать форму обучения
Минпросвещения готово рассмотреть вопрос о введении в школах пятидневки
В ОмГПУ работают над созданием новой методики преподавания математики в школах
Руководитель «Сириуса» заявила, что большинство спортсекций для детей от 6 лет должны быть бесплатными
Сборная России завоевала второе место на Международной олимпиаде по математике
В российских школах второй иностранный язык является необязательным Крайнее слово: топ-5 раздражающих выражений в русском языке Глава «Сириуса» заявила о необходимости расширения программ повышения квалификации для учителей От 50 копеек до 2,5 рублей: циничные премии за стаж выплатили учителям Костромского колледжа Сергей Кравцов заявил о намерении Минпросвещения разбираться с проблемой готовых домашних заданий В Общественной палате предложили законодательно закрепить право родителей выбирать форму обучения Минпросвещения готово рассмотреть вопрос о введении в школах пятидневки В ОмГПУ работают над созданием новой методики преподавания математики в школах Руководитель «Сириуса» заявила, что большинство спортсекций для детей от 6 лет должны быть бесплатными Сборная России завоевала второе место на Международной олимпиаде по математике

Виктория Молодцова, Москва: Геннадий Ягодин предложил стране программу свободы и ответственности в образовании.

Дата: 06 января 2015, 20:09
Автор:

Сегодня Москва простилась с Геннадием Алексеевичем Ягодиным – ученым, педагогом, членом-корреспондентом РАН, который вошел в историю страны как выдающийся министр образования СССР. Он был убежден – нужно отпустить поводок запретов, пусть школа…

сама выбирает, как учить.

Многие годы Геннадий Ягодин успешно занимался наукой, точнее – химией редких металлов, общими проблемами физической химии, основал одну из научных школ по кинетике экстракционных процессов. В науку он шел, что называется, упорно и целеустремленно. Сын учителей математики и физики села Большой Вьяс Пензенской области он был круглым отличником, поступил в Московский химико-технологический институт имени Дмитрия Менделеева (ныне РХТУ), после его окончания в 1950 году остался в аспирантуре, а после защиты кандидатской диссертации стал преподавать в родном вузе. На секретном физико-техническом факультете Ягодин изучал технологии атомной промышленности (они тогда были новы и несовершенны), трудился в закрытом Челябинске-40, стал автором полутора сотен различных изобретений, 10 из них были внедрены в производство и дали весомый эффект. Его стараниями были усовершенствованы важнейшие процессы в атомной, химической и некоторых смежных отраслях промышленности, технологии, например, Ягодин предложил способ разделения изотопов и родственных элементов, попутно немало сделав для фармацевтики, производства стройматериалов и моющих средств, утилизации отходов сельского хозяйства. После защиты докторской диссертации Геннадий Алексеевич стал профессором, заведующим кафедрой, деканом инженерного физико-химического факультета, заместителем генерального директора Международного агентства по атомной энергии в Австрии, где работал в течение трех лет. Вернувшись из Вены, Геннадий Алексеевич возглавил МХТИ, создал там единственную в России кафедру промышленной экологии, позже уже в РХТУ был инициатором и активным участником образования первого в стране инженерного экологического факультета, а затем кафедры и Института проблем устойчивого развития, внес большой личный вклад в научно-педагогическое обеспечение подготовки инженеров-технологов, специализирующихся в области рационального использования вторичных ресурсов, а также инженеров-экологов.

23 года потребовалось для того, чтобы выпускник МХТИ стал его руководителем, но это был не просто путь к административной должности, это была школа, как сейчас бы сказали, менеджмента, которая давала Ягодину бесценные практические управленческие знания, поэтому, наверное, нет ничего удивительного в том, что ученого и управленца заметили – в 1985 году он был назначен министром высшего и среднего специального образования СССР, первым министром, назначенным Михаилом Горбачевым после прихода того к власти. Наверное, неслучайно, что именно во время перестройки Ягодин стал министром высшего и среднего специального образования: этому времени перемен и демократизации нужны были Интеллигенты, понимающие, что и как нужно менять в подготовке кадров высшей квалификации. Через три года в стране создали Государственный комитет по народному образованию СССР, объединив министерства высшего, среднего образования, просвещения и Комитет по профессионально-техническому образованию, вот тут страна на самом высшем уровне оценила значимость Ягодина для перестройки всего отечественного образования – первый президент СССР Михаил Горбачев назначил Геннадия Алексеевича председателем Государственного комитета СССР по народному образованию. И перестройка началась.

Геннадий Ягодин довольно быстро собрал свою команду в Гособразовании, теперь трудно сказать, угадывал ли он, какие кадры нужны для этой команды, или точно знал, но его первыми заместителями стали Феликс Перегудов и Владимир Шадриков, и еще несколькими заместителями – люди уважаемые, своей предыдущей деятельностью доказавшие, что готовы все силы, знания, опыт отдать делу, которому служат. В тогдашнем Гособре начинали те, кто потом стали значительными фигурами в отечественном образовании, в коллегии работали такие мощные общественные деятели, как тогдашний секретарь ЦК ВЛКСМ Людмила Швецова, которые помогали в определении запросов общества на качественное образование.

Это было удивительное ведомство, в котором собрались еще не известные стране, но позже ставшие лидерами в своих направлениях работы молодые ученые. При Ягодине в стране возникли психологические службы, социологические опросы, новые учебные планы, программы развития и многое другое. Психологов в школы привел тогдашний главный психолог Гособразования, а ныне директор ФИРО Александр Асмолов, дефектологией занимался нынешний директор Института коррекционной педагогики РАО Николай Малофеев.

Когда нынче назначают очередного министра образования, страна не устает удивляться тому, что он снова из высшей школы и практически не знаком со средней. Приход Ягодина на пост председателя Гособразования из системы высшего образования тогда никого не озадачил – сын сельских учителей не понаслышке знал школьные проблемы и со знанием дела обсуждал их с учителями СССР. Но он понимал и другое – без ученых и педагогов невозможно лишь за счет административного ресурса изменить в лучшую сторону отечественное образование, наверное, поэтому и собрал лучшие силы во Временный научно-исследовательский коллектив «Базовая школа» (ВНИК «Школа») под председательством тогдашнего научного сотрудника Академии педагогических наук СССР Эдуарда Днепрова. Заслугой Геннадия Ягодина стало то, что этот коллектив был свободен в создании новой концепции развития отечественного образования. То, что началось во времена Гособразования СССР, дало импульс для создания современной модели школьного, высшего, среднего специального, дополнительного образования, которая сегодня приобретает все новые и новые черты. К концу лета 1988 года ВНИК, состоявший из авторитетных ученых-педагогов и педагогов-практиков, подготовил проект нового устава школы и концепцию развития образования в СССР. В декабре на Всесоюзном съезде работников народного образования эти документы Геннадий Ягодин представил на обсуждение, их одобрили делегаты – учителя, преподаватели, управленцы, ученые, общественные и политические деятели. Одним из первых нововведений Ягодина стал изданный летом 1988 года приказ №540, разрешавший переводить из класса в класс и даже выпускать с аттестатом учащихся средней и старшей школы, которые не успевали по одному или более предметам. При Геннадии Алексеевиче было введено свободное посещение лекций, отменена военная подготовка для девушек-студенток, из вузовских программ исключили устаревшие общественно-политические дисциплины, университеты получили автономию. На Всероссийском съезде работников народного образования, созванном по его инициативе вместе с «Учительской газетой», Геннадий Ягодин обнародовал свое мнение о реформировании школы. Он считал, что нужны: – переход к государственно-общественной системе народного образования,от остаточного – к приоритетному финансированию, от финансовой закрепощенности школы – к ее экономической самостоятельности, – создание Всероссийского совета по народному образованию, – как первейшая задача школы – развитие личности ребенка, – отказ от привычного деления уроков в начальной школе – они должны быть интегрированными, – в средней школе – погружение в культуру, науку, понимание их внутренней логики, – одинаковая программа для всех на 75-80 процентов, остальные 20-25 нужно отдать на откуп школе, – на третьей ступени школы помимо обязательного курса необходимо дать учителю возможность включать в программу по своему усмотрению тех писателей и поэтов, знакомство с которыми для юношества он считает необходимым; – выпускных экзаменов достаточно четырех, пусть у одного будет оценка по физике в аттестате, у другого – нет; – избавить школу от переполненных классов и плохих учителей, а профессионалам повысить зарплату, – пересмотреть обществоведение, новейшую историю, естествознание, – оставить блок обязательных предметов и разные типы школ: физико-математического уклона, гуманитарного, профессионального, – отпустить поводок запретов, пусть школа сама выбирает, как учить. Это была программа свободы и ответственности, с которой не все были согласны.

В 1989-1991 годы Ягодина и его ведомство яростно критиковали как сторонники реформ, так и их противники. Одни считали, что демократизация образования идет недостаточно быстро, другие – что все идет к развалу советской школы. Позицию Гособра нужно было все время объяснять, увеличивая количество его сторонников. Ягодин умел так объяснить предлагаемое и планируемое, что в него начинали верить даже те, кто был далек от проблем и перспектив образования, а те, кому они были близки, становились единомышленниками председателя Гособра. В те годы Геннадий Алексеевич очень много общался с журналистами, считая, что идея становится материальной силой, если овладевает массами, что тут у СМИ самые широкие возможности помочь тем, кто эти идеи предлагает. Ягодину можно было напрямую (без волокиты и посредничества пресс-секретарей, без заблаговременного представления вопросов и последующего визирования готовых материалов) задать любой вопрос и рассчитывать на полный и честный, а самое главное, компетентный ответ. Геннадий Алексеевич удивительно точно выстраивал свои взаимоотношения с представителями СМИ. На его пресс-конференции и встречи, короткие брифинги после заседаний коллегий собиралось рекордное количество журналистов, которые после встречи с Ягодиным становились людьми, осведомленными не только в общих проблемах образования, но и в тех конкретных шагах, которые предпринимала команда Ягодина. Журналисты эти работали не только в больших газетах и журналах, но даже в многотиражных газетах, которые (что удивительно!) Геннадий Алексеевич читал внимательно, это позволяло ему узнавать о мнениях в педагогических и научных коллективах. Может быть, поэтому все его выступления перед любыми коллективами были точны, полны конкретных проблем и предложений для их решения.

Журналисты поддерживали Геннадия Алексеевича, а он как мог всегда поддерживал журналистов, с особым уважением относился к педагогической прессе. Опираясь на широкую сеть педагогических изданий, Гособразование могло обсудить многие проблемы, привлечь педагогическую общественность к выработке идей по реформированию системы образования, поддержать министра, подсказать, посоветовать ему нечто очень важное. Надо сказать, что особые отношения у председателя Гособразования СССР были в те годы с «Учительской газетой». Геннадий Алексеевич помнил, как его родители – сельские учителя – в течение многих лет выписывали «УГ», как педагогические коллективы воспринимали материалы, публикуемые в ней, как газета изучала мнение учителей и влияла на их мнение. Сотрудничество газет и Гособразования было деловым и плодотворным. Не случайно, именно «Учительская газета», не задумываясь, встала на защиту Геннадия Ягодина, когда вдруг возникла ситуация возможного освобождения его от должности, которую создали консервативно настроенные чиновники и партийные бюрократы. В течение 1991 года Ягодина три раза отправляли в отставку: в апреле и июле это пытался сделать премьер-министр Виктор Павлов, а в августе – ГКЧП. Ягодин все три раза сохранил пост, но не сохранился СССР, а затем и Гособразование СССР.

В 1991 году Геннадий Алексеевич стал ректором-организатором Международного университета в Москве, который возглавлял в течение 10 лет. С ним из Гособразования в университет ушли многие талантливые члены его министерской команды, работа по выработке идей, которые бы улучшили отечественную систему образования, продолжалась.

Для Ягодина это было завершение чиновничьей карьеры, но продолжение карьеры научной и педагогической. До последних дней жизни Геннадий Алексеевич оставался профессором МХТИ, директором Московского музея образования, активно занимался программами экологического образования школьников.Признанный ученый в области химии и химической технологии неорганических веществ, автор более 600 статей, обзоров, учебников, учебных пособий и монографий, опубликованных в разных странах мира, он стремился решать экологические проблемы на Земле, развивать систему экологического образования, создавать в стране новое отношение к окружающей среде обитания человека, воплощать в жизнь идеи устойчивого развития. Не случайно в течение многих лет Ягодин читал курс «Проблемы устойчивого развития» для студентов Института проблем устойчивого развития, экологического и педагогического факультетов РХТУ им. Д.И.Менделеева, а в Высшей школе наук лекции об окружающей среде. При поддержке московских Департамента образования и Департамента природопользования и охраны окружающей среды под научным руководством Геннадия Ягодина была организована подготовка учителей-организаторов экологического образования для школ Москвы.

У Геннадия Алексеевича Ягодина было много творческих планов, и он рассчитывал их реализовать, ведь его родители были долгожителями. Не все планы ему удалось воплотить в жизнь, но остались многочисленные ученики и есть надежда, что их деятельность станет продолжением многих дел их Учителя.

Журналистский коллектив «Учительской газеты» выражает глубокое соболезнование семье, родным, близким, коллегам Геннадия Алексеевича Ягодина.

Фото Виктории Молодцовой


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt