Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Василий Подерягин, народный учитель СССР, директор Шелаевской школы, с. Шелаево, Валуйский район, Белгородская область: Начальная школа развивает, а старшая – калечит.

Дата: 03 ноября 2011, 12:52
Автор:

В самом раннем детсадовском возрасте детей водят в школу на экскурсию, чтобы поближе познакомить их со школой, походить по ее просторным коридорам, побывать в спортивном и актовом залах, посидеть за интересными книжками-малютками в библиотеке. Дети с удовольствием путешествуют по большому школьному «кораблю». И вот наступает долгожданный день 1 сентября. Готовятся к нему по-особенному. Все, что есть лучшее из одежды и обуви у детей и родителей, надевают, словно спешат на свидание влюбленные. Спешит и маленькая Лиза.

Начальная школа, пожалуй, самая прекрасная пора в школьной жизни. Обращение учителя с детьми идет только через уменьшительно-ласкательные суффиксы в именах. Лизонька,  Ванечка, Игоречек, Машенька. Если у ребенка что-то не получается, учитель внушает ему надежду и приходит на помощь. «Ничего страшного, Лизонька, все у тебя получится. Ты ведь очень способная девочка. А ну-ка, а ну-ка, еще разок. Вот видишь, и получилось», – внушает ребенку учитель. В период начального обучения у детей особенное чувство любви к школе. Тут и здоровая детская конкуренция, еще не научились списывать друг у друга работу. Так как в начальном звене в расписании в основном по четыре урока в день, то вторая половина дня отдана детям для развития способностей и талантов, для занятий по интересам. Детям предоставлен широчайший спектр возможностей попробовать себя в музыкальном развитии, в спортивно-хореографическом направлении, в художественно-эстетическом, в моделировании и конструировании, в театральном и прочих направлениях развития. Через систему дополнительного образования и кружковую работу учителя выявляют таланты и способности детей на ранней стадии развития, помогают ребенку развиваться как личности. Дети с удовольствием занимаются в кружках, студиях, спортивных и художественных школах, в филиалах районных станций туризма, юных натуралистов, в домах детского творчества. Но вот наступает 1 сентября для пятиклассников. Лиза по привычке бежит встречать за порогом школы свою первую учительницу Елену Васильевну, забыв о том, что она уже не ее вторая мама. Теперь у нее появляется классный руководитель, порой вовсе не знакомая учительница. Хорошо, если в школе есть система преемственности, когда будущий классный руководитель, учитель-предметник, уже со 2-3-го класса систематически посещает уроки в начальном звене, общается с детьми, организует коллективное шефство своего класса над малышами, совместные мероприятия, походы, экскурсии и т. д.  Но такая работа далеко не везде и не всегда на должном уровне. Среднее звено (5-8-е классы) в нашей школе, на мой взгляд и по опыту, является самым сложным и тревожным. Сложность его заключается в том, что на детей наваливается куча предметов, гора домашней работы… Тревожным этот период учебы является потому, что именно в это время 12-15-летние дети часто остаются один на один с улицей или какой-то компанией сомнительного склада. Дети (хоть и школьники, но они дети) в этот период что былина в поле – куда ветер дует, туда и клонятся. Это в начальном звене у них была вторая мама, учительница, она же классный руководитель. Детки были под ее присмотром, знали свой класс-аудиторию на все четыре года обучения. А теперь многое в жизни изменилось, причем очень резко. Классный руководитель заглянет в лучшем случае с утра и пригласит их после уроков в свою аудиторию, да и то не каждый день. Она сама, этот классный руководитель, бегает по классам, давая уроки по своему предмету. Дети всей школы, словно на Курском вокзале нашей столицы, мотаются по учебным кабинетам, не имея своего класса-аудитории, как это было в начальном звене. Кажется, из хороших намерений и побуждений ввели кабинетную систему. В кабинете сосредоточен весь набор учебно-методической литературы, пособий, технических средств, направленных на повышение качества знаний учащихся и развитие их умственных способностей. И это действительно очень удобно для учителя и, естественно, помогает детям в развитии интеллекта. Но есть и другая сторона медали в кабинетной системе. Дети нередко опаздывают на уроки, потому что не успевают за перемену пробежать по этажам, чтобы попасть в нужный кабинет, часто впопыхах настраиваются на работу, теряя драгоценные минуты организации урока. Это и многое другое выбивает школьника из его привычного в начальной школе ритма жизни. С каждым годом учебы увеличивается количество уроков в неделю, растет объем содержания учебного материала, учебникам с картинками и иллюстрациями уступают место «голые» параграфы, читать которые не всегда интересно. Объем домашних заданий возрастает. Каждый учитель-предметник старается видеть в своем ученике непременно хорошиста или отличника, потому требует от каждого дополнительных усилий в работе, чтобы его воспитанники выглядели с каждым разом все лучше и лучше. С повышением качества знаний, то бишь оценок «4» и «5» в классе у преподавателя, растет стимулирующая часть зарплаты по балльной шкале оценки работы педагога. И моя бедная Лиза бьется изо всех сил, чтобы не подвести учителя физики. Хотя в физике она и не очень разбирается. Но в ущерб любимому занятию хореографией она усердно «грызет» ненавистный закон Гука. Все меньше и меньше остается у Лизы свободного от уроков и дополнительных занятий времени, чтобы развивать свои способности музыкального и хореографического направления. Некогда теперь ходить на занятия вокального кружка, бросила заниматься в хореографической студии. В 9-м надо серьезно готовиться к ГИА в форме ЕГЭ. Сколько же страха нагоняют эти две аббревиатуры на бедную Лизу! Интересно, как сдавали экзамены те, кто придумал ГИА и ЕГЭ? Откуда у них такой талант  к изобразительству по процедуре экзаменов в школе? Чтобы добавить Лизе адреналина и отнять у нее часть здоровья, Министерство образования и науки и еще одна дополнительная контора в виде ЦОКО придумали инновацию в процедуре экзаменов – возить детей по школам района и области на сдачу экзаменов. С каждым годом нарастает волна предметов, которые Министерство образования и науки считает необходимыми для полного развития школьника. Причем их количество растет вместе с объемом текстов в учебниках и необходимым набором стандартных знаний, умений и навыков. Зато снижается количество часов в неделю на тот или иной предмет. Сократили русский язык, математику, физику, химию, биологию, историю Отечества до 1-2 часов в неделю. Кого мы растим и воспитываем? Отводим на изучение иностранного языка по 3 часа в неделю. А дети (особенно в сельской школе) как не могли свободно общаться на иностранном языке (знаю ситуацию за 46 лет педагогического опыта), так и не научатся, пока не поживут в этих странах хотя бы год. Нужна соответствующая среда обитания, чтобы дети научились элементарному общению на иностранном языке. Или по крайней мере специализированная школа или класс, где не три часа иностранного языка в неделю, а все шесть. Да еще и с хорошо знающими этот язык специалистами. И мечется бедная Лиза от предмета к предмету. А вал все растет, растет и к 11-му классу превращается в цунами. А она еще до конца не определилась точно, куда пойти учиться дальше. Нет гарантии успешной сдачи ЕГЭ, потому как не знаешь, на каком каверзном вопросе подловят тебя в КИМах (контрольно-измерительные материалы). А сам процесс сдачи экзаменов, в чужой школе, в чужих аудиториях, при чужих людях (для детей это не учителя, а надзиратели),  чем-то напоминает режим спецприемников. В туалет – под пристальным оком сопровождающего. Из личных вещей – пропуск на экзамен – паспорт, ручка. Пять дней уходит на то, чтобы ЦОКО обработал результаты ЕГЭ по русскому языку и столько же по математике. В каком напряжении находятся выпускник, его родители и учитель, которому не доверили принять экзамен  у своего ученика! Пять дней не могли успокоить Лизу, которая плакала, оттого что ей показалось, что она неправильно поставила крестик-ответ в тестовом задании… У Лизы хороший результат. Но какая неизлечимая душевная травма нанесена ей нашими чиновниками от образования! Какими же униженными и оскорбленными чувствуют себя миллионы российских учителей, как возмущаются родители, боясь за здоровье своих детей! И все это ради того, чтобы миллиарды рублей взять из бюджета страны, области, района на проведение ГИА и ЕГЭ. А коррупция еще больше расцвела. Стобалльников по русскому языку на ЕГЭ больше всего там, где родным языком является далеко не русский язык. Вот вам исключительно честные и неподдельные результаты, которые ожидали от ЕГЭ. Теперь нужны дополнительные средства для установки видеокамер по школьным аудиториям, коридорам и туалетам, чтобы зоркий глаз ЦОКО все видел и доложил президенту страны об успехах в модернизации образования вообще и по результатам ЕГЭ в частности… Когда-то на встрече с выпускниками моего первого выпуска по случаю 30-летия окончания ими школы я спросил у них: «Что вам больше всего запомнилось из школьной жизни?» Мнение было единодушным. Запомнились походы и экскурсии на грузовом автомобиле в город-герой Севастополь. Про уроки никто не вспомнил. Вспомнили добрых и требовательных учителей, труд на полях школьной производственной бригады, экзамен вспомнили как само собой разумеющееся. Тогда поступали в вузы и техникумы без ЕГЭ… Что будет вспоминать моя ученица, моя бедная Лиза, спустя 10-15 лет?


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt