search
Топ 10

В Финляндии не существует понятия «социальное сиротство»

В Петербурге с официальным визитом побывала Уполномоченный по правам ребенка Финляндии Мария Кайса Аула. Официальный визит был организован Генеральным консульством Финляндии и Уполномоченным по правам ребенка в Санкт-Петербурге. Около года назад петербургский омбудсмен Светлана Агапитова побывала в Финляндии, где ей показали и рассказали о том, как работает финская система защиты детей. Теперь детский Уполномоченный пригласила свою финскую коллегу посмотреть на петербургский опыт работы с детьми, по тем или иным причинам нуждающимся в помощи государства.

В течение двух дней Мария Кайса Аула в сопровождении Светланы Агапитовой, побывала в спецшколах, приютах и центрах помощи, встретилась с вице-губернатором Ольгой Казанской и председателями комитетов городской администрации, рассказала о своих впечатлениях в прямом эфире «Эха Петербурга» и ответила на вопросы журналистов в ходе итоговой пресс-конференции.

Как оказалось, больше всего госпожу Аулу поразило отношение воспитателей спецшкол к своим подопечным. Как заметила финский омбудсмен, люди искренне хотят помочь этим ребятам, причем видят свою задачу не только в том, чтобы научить их чему-то. Воспитатели хотят, чтобы подростки смогли исправиться, стать самостоятельными людьми и достойными членами общества. Также финский омбудсмен отметила практику развития творческих способностей и освоения различных ремесел в мастерских спецшкол. В Финляндии тоже есть такая практика, но в Петербурге это гораздо лучше развито и финнам есть чему поучиться. Впечатлило госпожу Аулу и оформление помещений в спецшколах. Они ей показались яркими, живописными, наполненными зеленью и цветами. В то же время, Мария Кайса Аула обратила внимание на некоторые различия, существующие в «детской» сфере России и Финляндии. Самое главное из них заключается в том, что в Финляндии не существует понятия «социального сиротства». Сиротой считается несовершеннолетний, у которого нет мамы и папы. Такая процедура, как «лишение родительских прав» также не предусмотрена законодательством. Родители, чьи дети изъяты, все равно сохраняют свои права и могут восстановить семью, устранив претензии социальных служб. Основания же для изъятия ребенка из семьи, в принципе сходны с российскими: угроза здоровью детей, злоупотребление алкоголем или наркотиками, девиантное поведение подростка, психические отклонения родителей. И всё же, в отличие от России, изъятие ребёнка из семьи в Финляндии – это не наказание, не репрессия, а мера для его защиты. И в детское учреждение, где максимальное количество мест – 24, ребёнок попадает не на всю жизнь, а на 2-3 года в среднем. Закон в Финляндии обязывает социальные службы поддерживать связь между ребёнком и родителями. Также есть существенные различия и в работе детских уполномоченных. Мария Кайса Аула пояснила, что задача Уполномоченного по правам ребенка в Финляндии – влиять на те органы, которые, принимают решения по делам детей. «Но мы не рассматриваем единичные случаи, не рассматриваем отдельные обращения, к нам не приходят жалобы от семей, от детей на неправильное обращение, – пояснила госпожа Аула. – Этими вопросами занимается и финский парламент, и другие организации. Мы же рассматриваем ситуацию в Финляндии в общем». Разумеется, не обошлось без вопросов о нашумевших конфликтах в российско-финских семьях. В Финляндии порядка 1200000 детей, и примерно 10000 из них имеют российские корни. Случаи, которые муссируют СМИ, единичны. Как заверила Мария Кайса Аула, никакого предвзятого отношения социальных служб Финляндии к россиянам нет. А искаженное отражение действительности связано с тем, что соцслужбы не имеют права давать комментарии по конкретной ситуации отдельной семьи. Этим пользуются заинтересованные личности и преподносят информацию в выгодном им свете. По словам финского омбудсмена, в судах Финляндии решение принимается независимо от того, российский или финский ребёнок. Закон для всех един. А во главе угла – права и интересы ребёнка. То, как понимают в России защиту детей в Финляндии, является серьезной проблемой. Ущерб от недостоверной информации Мария Кайса Аула видит в том, что русские семьи, проживающие в Финляндии, боятся социальных служб и не обращаются к ним за поддержкой в случае возникновение проблем. Это в свою очередь приводит к усугублению ситуации в семье. – Не всем известно, что решение об установлении опеки над ребёнком против воли участников дела, то есть опекунов и ребёнка, достигшего 12-летнего возраста, может быть принято только административным судом. С другой стороны, финское законодательство не предусматривает возможности лишения родителей родительских прав ввиду установления опеки над ребёнком. Нужно давать российским семьям верные сведения и, прежде всего, о том, что в Финляндии хорошая служба социального обслуживания, – считает госпожа Аула. – Нужно, чтобы люди не боялись просить помощи.

Фото Ольги Максимович

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту