Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Учитель под надзором,. или За спорами о деньгах забыли о достоинстве

Учительская газета, №40 от 6 октября 2015. Читать номер
Автор:

Учитель самый опасный человек. Почти враг народа. Не конкретный педагог, а учитель вообще. На кого еще можно повесить всех собак? Плохо работает, плохо воспитывает…

Я и сам сознаю несовершенство наших педагогов. И возмущен тем, что творится в школе. Писал об этом. Однако позицию «во всем виноват учитель» вряд ли можно считать верной, ведь в чисто негативном перехлесте нетрудно будет дойти и до мысли о том, чтобы вообще оставить школу без учителей. А там, глядишь, и вовсе школы закрыть. Ведь с санитарно-эпидемиологическими нормами у нас тоже не везде все в порядке. Если ничего нет, тогда и опасности никакой не существует. Как поется, «если у вас нет жены».Страсть «надзирать и наказывать», которая обуяла многих наших общественных деятелей, в последнее время приняла характер одержимости. Поэтому недавнюю инициативу Виктора Панина, председателя комитета Общества защиты прав потребителей образовательных услуг, заменить традиционную аттестацию педагогов сдачей ЕГЭ с последующим обнародованием результатов, то есть, по сути, своего рода прилюдными порками, можно рассматривать как один из примеров такого рода эпидемии.С другой стороны, нарушений у нас всегда много, поэтому нет ничего удивительного, что чисто медийная персона, которой является Виктор Панин, подобно многим поддерживает стойкий интерес к себе простейшим путем – путем спекуляции на них. Собственно, иначе и нельзя оценить его инициативу. У нас теперь уже это все стало классикой. Возникает проблема, и всегда находится депутат или общественный деятель, член какого-нибудь комитета, который стремится подкрепить свой авторитет за счет шума вокруг трудностей и недостатков. Летом, кстати говоря, пока многие были в отпусках, уже была сделана попытка замахнуться на учителей с точки зрения их здоровья. Один из депутатов предлагал проверять педагогов на туберкулез каждые три месяца. А еще раньше, если память не изменяет, была инициатива о психологической проверке на педофилию.Здесь заход с точки зрения компетентности педагогов. И опять, как водится, со стороны людей, самих не обладающих достаточной компетенцией. Наблюдая не первый год за появлениями Виктора Панина на экране телевизора, я всякий раз задаюсь вопросом: а когда и как он стал большим специалистом в сфере образования? Где это произошло? В Рижском высшем военно-политическом училище или, может быть, в бизнес-школе, которую он прошел в нулевые? Он работал в образовательных учреждениях, руководил органами образования, он автор научных работ по теории и методике обучения и воспитания?В профессионализме и компетентности инициатора ЕГЭ для учителей основания сомневаться есть. И не только по причине отдаленности его собственной образовательной траектории от вопросов педагогики и организации системы образования, но исходя из сути данного нововведения.ЕГЭ предлагают в качестве основной формы проверки знаний педагогов. Уже само это предложение странно. Во-первых, потому что оно исходит из уст человека, который никогда не был безоговорочным сторонником данной формы контроля. Во-вторых, оно демонстрирует непонимание того, что аттестация педагога имеет тотальный, целостный характер, она оценивает все аспекты его деятельности как преподавателя, а не просто знаниевую компоненту. Виктор Панин, похоже, не имеет представления о том, что значимой для учителя является методическая подготовка, и именно искусство преподавания является определяющим в формировании качества знания. В-третьих, мотивируя введение процедуры ЕГЭ для педагогов борьбой с формализмом, Виктор Панин предлагает заменить существующую систему аттестации еще более формальной процедурой. Педагог должен знать больше ученика, больше программы – эта аксиома известна любому выпускнику педвуза. Здесь же дается откровенный карт-бланш на ограничение себя рамками учебной программы. Учителей у нас много, и учителя бывают самые разные, к примеру, педагоги начальной школы. Им, что, будет обязательно владеть предметом на уровне начальной школы? А что делать с преподавателями технологии, изобразительного искусства, музыки, физической культуры? Проверять без скидки на специфику преподаваемого предмета? Тогда какое это все имеет отношение к профессиональной аттестации? И какого подъема качества подготовки, связанного с преподавателем конкретной дисциплины, здесь можно будет ожидать?К сказанному можно добавить еще и то, что хорошо известно многим практикам от образования: прямой связи между хорошей сдачей ЕГЭ и глубокими знаниями по предмету нет. Ну и опять же тот, кто хорошо владеет предметом, необязательно успешно его преподает.Министерство образования и науки говорит последние годы о необходимости разгрузить преподавателя от всего, что не относится к учебной деятельности. Грядет борьба с бюрократизмом. А наши депутаты и общественные деятели так и норовят добиться обратного. Бегать на диспансеризацию и разного рода тестирования, готовиться к собственному ЕГЭ, а тут еще и акция «Тотальный диктант» нацеливается на время педагога. Когда заниматься вопросами обучения?Работа с кадрами – это обязанность любого учреждения, любой организации. Это их прерогатива. Общество должно следить за тем, как это происходит с точки зрения результатов, но что нужно предпринимать, если дела обстоят плохо, – это уже повод для профессионального заключения и продуманных, системных действий. А ведь зачастую приходится разводить руками по-сталински: «других педагогов у нас нет». Но одной только плетью их не выведешь.У нас много и долго одно время говорили о престиже учителя. О том, что это место малопривлекательно. Но за спорами о деньгах вновь забыли о достоинстве. Справка об отсутствии судимости, которую с недавних пор у нас требуют нести из органов внутренних дел, – это уже сама по себе унизительная процедура. Установка видеоаппаратуры в классах и аудиториях сделала возможной постоянную тотальную слежку за педагогами. Но маховик раскручивается дальше. Теперь вот ЕГЭ. Что на очереди?Кирпичик за кирпичиком выстраивается система постоянного унижения человеческого достоинства, система тотального недоверия не только к учителям, к педагогическому вузу, который их выпускает, к отделам образования, к директорам, к завучу, которые их принимают на работу. Мнение профессионального сообщества, его способность к саморегуляции и самоконтролю игнорируется и подвергается сомнению.Глядя на все это, хочется спросить: кому захочется ходить все время под надзором, кто будет стремиться попасть в школу? Свободный человек в таких условиях жить не может, не может он в них и формироваться.​Михаил СПИРИДОНОВ, преподаватель философии, Новокузнецк


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту