Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Труд учителя измерить невозможно. Как же тогда рассчитывать зарплату?

Учительская газета, №31 от 4 августа 2009. Читать номер
Автор:

Рамонский район в Воронежской области самый северный, граничит с Липецкой областью, но рамонцы про свое географическое положение шутят так: живем между Москвой и Воронежем. Доля правды в этом есть уже хотя бы потому, что федеральная трасса М-4, соединяющая столицу с южными курортами страны, делит живописный Рамонский район практически на две части, как раз между реками Дон и Воронеж. Жители областного центра курортом считают саму Рамонь, и многие мечтают, выйдя на пенсию, купить домик где-нибудь среди дубов, недалеко от реки, и еще желательно, чтобы видны были зубцы башен замка принцессы Ольденбургской…

Два с половиной года назад в Рамонь на должность руководителя районного отдела по образованию, спорту и молодежной политике был назначен один из самых молодых управленцев области Юрий Иванович КОМНАТНЫЙ. Сюда он вместе с семьей переехал из Калачеевского района, где сначала работал учителем географии и биологии, а победив в 2002 году на областном конкурсе «Учитель года», стал директором сельской школы.

– Юрий Иванович, чем вас встретил Рамонский район?

– Новой работой и новым кругом общения. Так получилось, что в это время началось введение новой системы оплаты труда. С сентября 2007 года учителя стали получать заработную плату по-новому. Сразу пришлось, как говорится, вступать в бой – много непонятного, все надо выяснять, адаптироваться.

Были и свои плюсы. Например, оптимизация на территории района уже прошла. Из 28 школ осталось 16, поэтому на сегодняшний день если что-то и будет оптимизироваться, то только в смысле изменения статуса – средняя школа станет основной или основная начальной.

– Как проходила оптимизация?

– Пример с Рамонским лицеем – самой крупной школой района, в которой учатся чуть более тысячи детей. Расстояние до ближайших сел, например до села Березово, около трех километров. Было принято решение: в Березове в здании школы сохранить детский садик, а школу присоединить к лицею. Есть автобус, на котором дети ездят в лицей и обратно. В селе Айдарово школа была закрыта, потому что до ближайшей, более крупной, в поселке ВНИИСС (Всероссийский научно-исследовательский институт сахарной свеклы) около двух километров, и дети ходят туда. Но здание бывшей Айдаровской школы не пустует, там тоже сейчас детский садик и сельская администрация.

– Было много вопросов по Князевской школе, которую даже хотели закрыть. Что с ней сейчас?

– Она имеет статус девятилетней. По большому счету эта школа должна быть начальной – в ней нет и 40 детей. Но там прекрасное большое здание, и в ближайшее время статус школы меняться не будет. В дальнейшем при процедуре аккредитации Рособрнадзором будет определяться, соответствует ли современным требованиям уровень знаний учеников. Если школа подтвердит свой статус и получит аккредитацию, она будет работать дальше. Старшеклассники в Князево тоже есть, но учиться они ездят в село Комсомольское на школьном автобусе.

– Если оптимизация началась еще до того, как вы возглавили образование в районе, то НСОТ стали внедрять уже при вас. С какими проблемами столкнулись?

– Сама мысль о том, что учитель должен получать заработную плату по итогам своего труда, и гораздо большую, чем раньше, правильная. Но как определить и чем замерить этот самый результат, никто еще не придумал. И все понимают, что труд учителя измерить невозможно. Определить, правильно ли учили и воспитывали человека, можно лет через 20 после окончания школы. Казалось бы, ученик в вуз не поступил, окончил техникум, а то и вовсе нигде, кроме школы, не учился, но воспитал прекрасных детей, честно трудится, и его дети стали достойными членами общества. Хорошие знания дала школа? Хорошие были у этого человека учителя? Думаю, да. С моей точки зрения, количество отличников или двоечников не может быть критерием оценки работы школы или учителя. Но, с другой стороны, как-то нужно определять уровень, по которому платить, это и нашло отражение в НСОТ. По ней большую часть заработной платы учитель получает стабильно, а до 30 процентов сама школа распределяет для стимулирования учителей. И вот тут проявляется специфика каждой школы. В одних все происходит спокойно и безболезненно, обычно там, где сплоченный коллектив и директор пользуется авторитетом. А там, где директор не обладает должным авторитетом или коллектив слишком большой, возникают различные споры по методике распределения и размерам стимулирования. Во все это приходится вклиниваться, разбираться.

Практически сразу выяснилось, что в школах огромное количество должностей, по которым люди получают зарплату, но четкого функционала, а то и смысла в этих должностях не было. Например, в одной из сельских школ с наполняемостью менее 50 человек числились два гардеробщика, в другой маленькой школе – двое рабочих, хотя чем они занимались, непонятно. А ведь эти ставки оттягивают часть зарплаты у других членов коллектива. Поэтому мы занялись оптимизацией штатного расписания. После чего сами школы увидели, что количество денег, обусловленное числом учеников, после оптимизации штатов не уменьшилось, а зарплата стала больше.

Хотя, конечно, самое главное здесь – не перегнуть палку, не переусердствовать, чтобы оптимизация не отразилась на качестве учебного процесса.

– Во многих районах «оптимизировали» психологов, вожатых и библиотекарей. У вас тоже?

– Очень многое зависит от численности учеников. В районе 16 школ, и только в Рамонском лицее более 1000 детей, да еще в школе №2 около 300. Остальные школы небольшие – 50-100 человек. И в таких условиях невозможно по штатному расписанию выделить целую ставку психолога или социального педагога. Ведь это определяется количеством классов-комплектов. Поэтому возникает вопрос: зачем на полставки социального педагога держать специального человека, если, как выясняется, в этой школе, к примеру, учитель-словесник имеет неполную нагрузку? Проще ему доплачивать за выполнение обязанностей того же социального педагога.

– То есть в штатном расписании должности социального педагога не остается?

– Нет, но функцию его выполняет один из учителей.

– А если он сначала согласится, а потом откажется, сославшись на отсутствие такой должности?

– Мы заключаем с ним договор, в котором прописаны все условия, надо только заранее все продумать и оговорить. Особенность нашего района – очень большое число пенсионеров и людей пенсионного возраста. За счет того, что они уходят на пенсию, более молодые переходят из вожатых и социальных педагогов в учителя, получают часы, но при этом не перестают выполнять и свои бывшие функции, получая за них доплаты.

В условиях маленькой школы у социального педагога нагрузка 0,25 ставки и зарплата в чистом виде менее двух тысяч рублей. Мы просто не найдем человека на такую работу. Кроме этого, есть требование Департамента образования о соотношении педагогических и непедагогических работников в школах, его тоже нужно приводить в соответствие.

– В следующем учебном году НСОТ остается?

– Переход однозначно состоялся. А с 1 января 2010 года на НСОТ будет переведена вся социальная сфера. Отшлифовать эту систему, устранить имеющиеся шероховатости, конкретизировать, что такое фонд доплаты и что такое премиальная часть, или даже изменить эту систему возможно. Но то, что возврата к Единой тарифной сетке не будет, это ясно. Люди привыкли к НСОТ, адаптировались к ней.

– Учителя довольны?

– Если взять количество денежной массы, которую получает Рамонский район в целом в месяц на заработную плату учительства, это выглядит так: в 2007 году сумма составляла 3,5-4 миллиона рублей, а сейчас поднялась до 7 миллионов в месяц. Валовое количество денег на зарплату возросло. Но если взять конкретно каждого учителя, то здесь есть диспропорция. Во главу угла ставится число учеников в классе, и понятно, что если в классе 5-6 детей, то зарплата педагога не столь высока, как хотелось бы. Таких учителей мы защищаем: если человек по НСОТ получает меньше, чем прежде по ЕТС, мы ему доплачиваем. Но в тех школах, где большое число детей, например, объединены в классы-комплекты, учитель получает больше. У нас ведь в «А» классе может быть 7 учеников, а в «Б» – 12, и это сделано якобы для того, чтобы создать многопрофильность в школе. Но как можно вести об этом речь, если всего 19 учеников! По нормам в сельской местности в классе должно быть не менее 14 человек, в городской – не менее 24. На сегодняшний день по Рамонскому району средняя зарплата учителя составляет около 8,5 тысячи рублей. Некоторые получают по 17-18 тысяч, у них приличная нагрузка и большая наполняемость в классах.

Значительно улучшилось материальное положение директоров школ. С введением НСОТ они заинтересованы в увеличении зарплаты своих работников. Ведь оплата директора зависит от средней зарплаты учителей в школе. Мне, как управленцу, проще общаться с директором, который получает нормальную зарплату, и проще добиться выполнения моих требований. А, например, в 2007 году, до новой системы, у директоров зарплата была чуть ли не самая низкая во всем педколлективе: они сидели на «голой» директорской ставке, которая по 15-му разряду составляла около 4 тысяч рублей. А работающий в этой же школе учитель высшей квалификационной категории (14-й разряд), имеющий полторы ставки, получал в пределах 6 тысяч. Сейчас ситуация изменилась: зарплата директора зависит от средней по учреждению, плюс директорский коэффициент, плюс муниципальная комиссия распределяет квартальную стимулирующую часть для директоров. В итоге в среднем директор сельской школы получает около 10 тысяч рублей.

– Юрий Иванович, если говорить о материальной базе школ, об обеспеченности оборудованием, здесь есть какие-то изменения к лучшему?

– Перед нами поставлена задача: каждый ученик на территории Российской Федерации должен обучаться в равных условиях. То есть школьник в городе Воронеже, в поселке Рамонь и в какой-нибудь малокомплектной сельской школе должен работать с тем же оборудованием и сидеть за теми же партами. Пробирки, реактивы, приборы должны быть одинаковы в школах Русской Гвоздевки и города Воронежа!

И действительно, в последние годы большой объем средств направлен на выравнивание этих диспропорций. Сейчас наш район получил по комплексному проекту модернизации образования более 1 миллиона 600 тысяч рублей на оснащение школьных столовых, выполнение противопожарных мероприятий и оборудование медицинских кабинетов. Еще более миллиона 200 тысяч рублей из областного бюджета и 600 тысяч из районного пойдут на закупку электроплит, вытяжек и холодильников для школьных столовых.

Татьяна МАСЛИКОВА

Фото автора

Рамонь,

Воронежская область


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту