search
Топ 10

ТЕМА

Мнение

Вакуум надо заполнять. Но с умом

Сейчас это самая актуальная социальная проблема. Мы имеем почти сформировавшиеся два слоя населения – нищих и “новых русских”. Это еще не классы – у них нет общих интересов, одинаковых целей. “Новые русские” – страшно разрозненные группы, массы людей, которые объединены корпоративными, финансовыми, криминальными интересами (к тому же они страшно политизированы – это ужасный недостаток!). Такие группы не содержат в себе стабильности, а обществу она так необходима. Идет постоянная борьба на уничтожение корпорации корпорацией, политических групп, оппонентов…

А нищие – это люмпен-пролетариат, не имеющий никакой собственности, даже, очень часто, личной. Он тоже чрезвычайно разрозненый, полиморфный. Нищие, как и “новые русские”, – неоднозначная, неоднородная масса. Они также политизированы, у них такие же корпоративные интересы, они враждуют. Но их объединяет то, что они асоциальны, то есть они за бортом нашего общества. Бомжи – это социальная категория, это уже серьезно. В одном из сибирских городов есть партия бомжей, которая будет выдвигать своего депутата в Думу! Она до смеха политизирована. Но если взять бомжа и работника бюджетной сферы, граница между ними очень маленькая. Ничтожная! По сути дела, все работники бюджетной сферы в настоящее время в социальном отношении бомжи. Они получают 1/10 от элементарного прожиточного минимума. Другое дело, что бюджетные организации всякими правдами и неправдами стараются добыть деньги.

Пока именно эти два слоя держат общество. Это та корочка – сверху, снизу, которая держит вакуум. Потому что внутри нет самого главного – нет “среднего класса”. А коль у нас государство провозгласило частную собственность как ведущую, должен быть класс, который будет держать, стабилизировать общество. Иначе подпорки могут мгновенно рухнуть и произойдет, как показывает история, социальный коллапс. Общество просто рухнет, перестанет существовать. Для того чтобы этого не произошло, о чем сейчас говорят на самых высоких уровнях, нам нужно создать “средний класс”, средний слой мелких собственников, мелких производителей. Кстати, такая попытка была на заре перестройки. В 90-м году у нас в Москве пытались создать частных производителей пошивочных мастерских, ремонтных ателье, булочных, художников, промыслы пытались привлечь… Тяга к этому была чрезвычайно сильная.

А торговля с лотков! Это тоже была частная инициатива. Но опять же – рэкет, никуда не денешься. И криминальный, и государственный (налоги). Неизвестно, что сильнее. “Среднему классу” перекрыли кислород. Хотя все понимают, что вакуум надо заполнять. А где этому учиться? Система ПТУ разрушена донельзя. На что она может существовать, когда академическая и вузовская системы разрушены, все народные промыслы в бедственном положении? Гжель расплачивается с рабочими товарами. У завода вообще все можно купить за бесценок. А на Западе как она ценится! Или еще пример. В 60-е годы в СССР вывели особую породу горбатых коров, которые мало едят и производят много жирного молока. Их выводили десятилетия путем скрещивания. Сейчас ферма (находится она в Снигирях) не может себя прокормить. Вынуждена часть земель сдать под карьер. А местная власть занимается натуральным рэкетом: половину прибыли за карьер ферма должна отдавать в местные органы власти. Вот пример так называемого “процветающего” фермерства. Совершенно нет условий.

У нас нет производителей. Все эти красивые магазинчики, мастерские, которые должны были подходить под категорию “среднего класса”, держатся трудом обыкновенных наемных рабочих. Хозяин, как правило, один и часто находится за границей. И у всех торгующих фруктами на морозе обычно где-то рядом хозяин. Чаще всего торгуют наемные рабочие из стран СНГ, которые бесправны, – без жилья, без документов… Это современный вид рабства. Или “челноки”. Они могли создать определенный процент “среднего класса”. Но и с “челноками” покончили с введением государственной таможенной пошлины. Раньше “челноки” торговали тем, что привозили сами, а теперь торгуют те же наемные рабочие, а привозит все хозяин. Даже эта попытка народной трудовой инициативы была подавлена…

Но, я думаю, государство и общество выправятся, если появится “средний класс” частных собственников путем создания мелкого и среднего бизнеса. Только тогда исчезнет слой люмпен-пролетариата, который всегда был симптомом и символом грядущих социальных взрывов. Когда масса люмпенов перерастает до критической, происходят революции. А у нас эта масса стремительно увеличивается.

Кирилл УХТОМСКИЙ, профессор социологии

Формирование “среднего класса” в России и содержание профтехобразования

“Нашей долговременной политикой будет создание “среднего класса”, – заявил Борис Ельцин еще в сентябре прошлого года во время посещения выставки товаров, производимых малыми предприятиями Орловской области.

27 февраля президент посвятил свое радиообращение формированию в России “среднего класса”. Он подчеркнул, что “самая надежная основа стабильности в стране” и “основная цель реформ” – создание мощного слоя “обеспеченных, уверенных в себе людей”. Президент выразил убеждение, что в российских условиях “поддержка малого бизнеса особенно необходима”, однако из-за трудной ситуации с бюджетом этот сектор “не может рассчитывать на солидную материальную помощь со стороны государства”. Государство, по его словам, “может и должно защитить предпринимателей от произвола чиновников, упростить и снизить налоги, помочь с кредитами”.

Но, несмотря на актуальность вопроса, в российской политике и науке, на мой взгляд, нет четкого определения и понимания, что такое “средний класс”. Отсюда нет и четкого понимания, каково его происхождение. Тем более – в чем связь его формирования с системой начального профессионального образования. В Государственном комитете РФ по поддержке и развитию малого предпринимательства сотрудники недоуменно пожимали плечами: “Малое предпринимательство развивается, если есть деньги, финансовая хватка, если не душат налоги и рэкет… При чем здесь профессиональное образование?”

Ответ я получила в Управлении начального профессионального образования МО РФ и Московском комитете образования. Правда, отвечая на мой вопрос, их представители назвали лишь один путь формирования “среднего класса” – через малое предпринимательство – и один конкретный адрес – московский профессиональный лицей ? 331. Если же рассматривать понятие “средний класс” более широко, то и спектр его подготовки, его происхождения гораздо шире и охватывает не только систему начального и среднего профессионального образования, но и высшего, и систему курсов, переподготовки и так далее.

Определяющее значение, по мнению большинства моих собеседников, и на это делается основной упор в изучении и освещении проблемы, имеет экономическая ситуация в стране, и в частности налоговая система. Новый налоговый кодекс, о котором столько говорится в прессе, должен выправить ситуацию. Налоги должны быть ниже, система – проще, а основные лазейки уклонения от налогов ликвидированы.

Несомненно, вызывает интерес и взгляд на проблему “среднего класса” социологов. Мы уже привыкли рассматривать “средний класс” исключительно как положительное явление. Но если вдуматься, и в истории Европы, и в истории двух американских континентов все происходило именно так, как пишут авторы, – и утверждение “среднего класса”, и его расслоение, и приход к власти фашизма. Но эта сторона проблемы в России исследована мало.

Итак, я постаралась представить различные аспекты первой части вопроса. Что же касается второй его части – связи между формированием “среднего класса” в России и содержанием профтехобразования, – она в нашей стране совершенно не изучена, и сегодняшней публикацией мы фактически открываем данную тему.

Наталья САВЕЛЬЕВА

Программа развития профессионального образования Москвы на 1997-1998 годы нацелена на переориентацию содержания профессионального образования с подготовки кадров для индустрии (что было долгие годы преимущественно в нашей системе) на подготовку кадров, которые в дальнейшем составят “средний класс”, – для малого бизнеса и предпринимательства. Мы называем это ремесленничеством. Вообще терминология достаточно сложна.

Ремесленничество – это самое интересное

В Германии под “ремесленничеством” понимают производителя или же малое предприятие по оказанию услуг (связанных с изготовлением и выпуском продукции), то есть это малое производство, не индустрия. Мы понимаем “ремесленничество” так – это производитель, работающий в сфере заказчика. А это значит, что выпускник-ремесленник, кроме своей специальности, обязан владеть элементами предпринимательской деятельности: маркетингом, менеджментом и так далее.

Ремесленничество – на сегодня самая интересная проблема в Москве. Мы, Комитет образования и профлицей ? 331, сотрудничаем с Палатой ремесел Дюссельдорфа и взяли за основу содержание их ремесленничества. Совместный германо-российский проект утвержден на правительственном уровне. В программе много аспектов. Но это именно подготовка российского “среднего класса”. В этом году ожидается первый выпуск. Но рынок труда пока не сформирован, и мы сейчас придумываем, как наших выпускников трудоустроить. Скорее всего, создадим бригаду малого ремесленного предприятия с поддержкой на городском правительственном уровне с тем, чтобы нам еще создать образцовую модель ремесленного предприятия для городского хозяйства.

Наши выпускники – это неиспорченные ребята, обученные на современных технологиях, владеющие очень широко своей профессией. Помимо профессии они владеют дополнительными знаниями – основами предпринимательства, умением рекламировать свою продукцию, работать с бухгалтерскими документами, то есть это не просто рабочие. Это специалисты, общающиеся с заказчиками.

В основном в Москве происходит переориентация индустриального производства, столь привычного для нас, на построение модели столичного города, похожего на все мировые столицы. Города, занимающегося торговлей, туризмом на достойном уровне. Мы-то всегда готовили рабочих! Но такое количество рабочих московскому городскому хозяйству не требуется. А вот новое явление – малые предприятия, в том числе и торговые – будет развиваться. Повторю, мы должны готовить кадры, умеющие работать в сфере заказчика.

Программа правительства Москвы создана на основе уже имеющихся городских программ. Это преобразование Москвы в международный туристический центр, поддержка и развитие ремесленничества и развитие малых предприятий. Массового перепрофилирования пока нет – идет создание образцов. По этим новым профессиям пока нет ни стандартов на федеральном уровне, ни методического и кадрового обеспечения. Имея образцы подобных учебных заведений, можно тиражировать наш опыт, перепрофилировать учебные заведения страны.

Конечно, для этого нужны деньги. Часть мы собираемся взять из городских программ, которые я вам называла, но также мы широко используем фонды. Есть и запланированные затраты, деньги нам должны предоставить.

Фонды такие: Московский фонд занятости населения (он должен создать рабочие места в мастерских, учреждениях профессионального образования по новым направлениям), Московский городской фонд молодежи, АО “Московский комитет по науке и технологии”, благотворительный детский фонд “Помощь детям”. Мы намечаем вместе создать образцы и разработать методическое и педагогическое обеспечение с тем, чтобы затем в каждом округе часть учебных заведений перепрофилировать (полностью или частично) на новые профессии, востребованные городом.

Елизавета ЛОКОТНИКОВА, зам. начальника управления профессионального образования Московского комитета образования

P.S. Рассказ о московском профессиональном лицее ? 331 читайте в одном из следующих выпусков “Профи”.

Актуальное интервью

Что такое “средний класс”, не знает никто…

Даже Ирина ХАКАМАДА?

– Скажите, Ирина Муцуовна, существует ли определение “среднего класса” и что вбирает в себя это понятие?

– Термин появился из западной социологии, а вообще, что такое “средний класс”, на самом деле не знает никто. Это понятие шире, чем мелкое предпринимательство. Например, менеджеры высокого уровня, то есть управленцы крупных финансовых предприятий или корпораций (не собственники, а управляющие!), будучи наемными работниками, принимают главные решения, относятся к высшему уровню “среднего класса”. Существует еще и градация по уровню доходов…

К “среднему классу” относятся врачи, учителя, художники… – все, кто имеет независимые профессии. Люди, которые не работают по найму, по контракту на крупном предприятии, где определены тарифные сетки и квалификация и доходы которых превышают определенный уровень. С этой точки зрения у нас уже есть “средний класс”. На самом деле большинство работающих на акционерных предприятиях часто очень долго не получают зарплату из-за взаимной задолженности, но при этом видно, что все они имеют какие-то доходы – это так называемая скрытая занятость, о которой не объявляется. Но они нанимаются на соответствующие мелкие предприятия. Формирование “среднего класса” уже началось, но надо, чтобы он стал солидной прослойкой в обществе, которое принимает на себя основную функцию по реализации главных направлений экономической деятельности. Потому что, работая на себя, представители “среднего класса” работают на общество, являются стабилизирующим фактором – политическим и социальным. Они создают рабочие места, обеспечивают индивидуальную творческую деятельность, переквалификацию людям. Потому что они гибкие, эти мелкие предприятия, – быстрее приноравливаются к рынку в зависимости от изменяющегося спроса и могут создавать такие индивидуальные продукты, которые в стандартном варианте крупные предприятия производить не могут, – у них слишком высокие затраты, а спроса такого нет.

Жилищно-коммунальные реформы предполагают постепенный переход на систему государственного заказа.

Государство передает эту функцию, оплачивает ее по минимуму – то, что оно может оплатить; остальное доплачивается на рынке. С этими функциями в качестве частных компаний справляются небольшие предприятия. Что такое коммунальные услуги? Это огромное количество мелких профессий в области починки и установки сантехники, ремонта домов…

А второе направление – обучение ремесленным профессиям. Это для того, чтобы, если не начинать собственного бизнеса (для этого должны быть финансовые задатки!), найти себе рабочее место на мелких фабриках, в ремесленных мастерских, небольших магазинах. Для того, чтобы производить соответствующие виды продукции, за которые не берутся крупные предприятия, потому что, повторю, в массовом стандартном количестве их продукция успеха не имеет.

– Есть ли такие профессиональные училища и профлицеи, которые справляются с задачей подготовки “среднего класса”?

– Они есть, но держатся с большим трудом за счет неимоверных усилий добровольцев, желающих сохранить традиции, прежде всего в сфере традиционных русских ремесел – Палех, Жостово, Гжель, Павловский Посад… Они реализуют индивидуальные произведения искусства. Училища при предприятиях существуют самостоятельно, готовят себе смену и в ремесленных артелях… Профессиональное образование – один из ключевых элементов системы образования. Оно готовит работников будущего. Но на самом деле конкретно про училища я ничего не знаю.

У малого бизнеса – большое будущее

Cегодня мы делаем серьезную попытку в создании малого предпринимательства. Предприятие считается малым, если на нем работают не более 15 человек. В прошлом году мы разработали программу подготовки в наших образовательных учреждениях представителей “среднего класса”. Пытались создать 30 (по всей России) региональных центров. Если человек по профессии скорняк, он имеет право создать мастерскую по пошиву. И парикмахер, и автослесарь могут открыть свое дело. Программа предусматривала выделение целевым назначением из фонда поддержки малого предпринимательства 100 миллиардов рублей, но деньги не были выделены. И программа провисла.

Период первоначального накопления сейчас прошел. Появились крупные магазины. Обратите внимание, как резко уменьшилось в Москве количество коммерческих киосков. Попробуйте сейчас создать маленький магазин! Вас “акулы” не пустят! А ведь страна только тогда будет жить нормально и богато, когда будет нормально развит “средний класс”. Когда мы пытались ввести институт индивидуальных частных предпринимателей, это была попытка создания “среднего класса” – людей, владеющих частной собственностью, позволяющей им создавать услуги либо производственного характера, либо сервисного. С небольшим коллективом они могли бы реально приносить пользу обществу и доход себе.

Чем больше будет представителей среднего бизнеса, тем лучше стране. Но у нас пока произошло разделение на два класса – нищих и супербогатых. А “среднего класса” нет. Поэтому ничего и не получается. В советское время зарплату обязаны были выплачивать за счет бюджета, а “среднее” предприятие должно само отвечать за свое существование, самостоятельно зарабатывать деньги. Но условий для этого нет, потому что не развита кредитная система для того, чтобы организовать первоначальный капитал.

Система начального профессионального образования должна реально (как и система среднего и высшего образования) дать возможность получить знания для организации собственного дела. Правда, к нам в основном приходят 15-16-летние, после 9-го класса. Естественно, из них подготовить малого предпринимателя достаточно сложно в силу отсутствия у них жизненного опыта. Поэтому в принципе система на сегодняшний день осуществляет переподготовку взрослых и дает им новые профессии. Наша система, наш уровень более значимы для подготовки мелкого производителя, чем для специалистов со средним специальным или с высшим образованием. Особенно с высшим – там другая ментальность, другие жизненные ориентиры…

Евгений БУТКО, начальник управления начального профессионального образования МО РФ, член коллегии, доктор экономических наук

Идеалисты, ау!

Hе успели остыть перестроечные восторги, как мы вновь оказались в старой колее лжи и цинизма. Если царизм кичился незыблемостью, а советское государство подавляло идеологией, то нынешняя власть, начав с необходимого разрушения коммунизма, остановиться никак не может. Реалии сегодняшнего дня не случайны, и теперь бессмысленно списывать их на коммунистическое семидесятилетие.

Бросив все на произвол судьбы, потеряв ориентиры, нынешние правители погнались за новыми химерами – частной собственностью, приватизацией, прибылью. Но предлагаемый рыночный набор – не панацея от всех бед, это лишь необходимый инструмент для построения материального мира. Уничтожив государство, которое нас душило, новая власть ничего в сущности не предложила взамен. Мы почти обескровлены. И, едва встав с больничной койки после коммунистического карантина, не можем сразу же стать здоровыми и сильными. Промышленность, созданная трудом многих поколений, большей частью разрушена, а в другой части служит обогащению немногих, присваивающих себе богатства, принадлежащие всем. Отхватив самые лакомые куски, они безжалостны к соотечественникам, предоставив многим право умирать с голода, а наиболее деятельным – единственный шанс для выживания, заставив действовать в подпольной экономике.

Потеряв прежнюю хватку, государство впервые позволило людям создавать неподконтрольную власти экономику. Пока эта новая экономика – уродливое дитя, и все ухищрения в ней работающих направлены или на выживание, или на бессмысленное накопление. И все же столь непривлекательная, но свободная экономика, существующая независимо от государства, – главный позитивный итог случившегося.

Если оценивать и прошлое, и настоящее, то мне кажется, что в истории России не было времени, когда человек, в ней живущий, мог бы настолько принадлежать себе. Сама же власть, узаконив обстоятельства, при которых миллионы людей можно назвать преступниками, по сути противостоит интересам народа, не позволяя развиваться самым активным.

Но время безоглядных разрушений заканчивается, и мы должны создать такие условия, при которых творческое начало, данное человеку Богом, сможет раскрыться в России в полной мере. Творец не может не созидать, и значит, только самореализация каждого – путь к спасению. Это мое глубочайшее убеждение, если хотите, та новая идея, которую мы ищем.

Люди деятельные, желающие работать, – наше реальное будущее. Только их трудом, умом, энергией может быть создано национальное государство, которым можно будет гордиться. Действительно свободная экономика произведет селекцию, и те, кто достиг успеха в собственном деле и преодолел материальные искушения, придут в элиту управления, осознавая свою государственную деятельность как служение нации. Мы шли в тупик, а мир двигался вперед, и, чтобы догнать его, само государство должно приобрести новое качество, когда практики-идеалисты идут к нему на службу.

Александр ПАНИКИН, генеральный директор российского концерна “Панинтер”

Цитата

Линия на построение нормального либерального капитализма в России…жизненно нужна стране, но у нее пока еще очень узкая социальная поддержка. Разговор о том, что в России нет “среднего класса”, – это ерунда. В России есть “средний класс”, и на самом деле он быстро растет. Но этот “средний класс” еще очень мал. Он в ограниченной степени понимает свои собственные классовые интересы. Он – объективная база поддержки курса либеральной экономической политики, потому что именно ему нужны стабильность и равные правила игры.

Олигархия не хочет и не будет играть с ним по общим правилам. “Средний класс” никогда не получит тех рычагов влияния на власть, которые имеет олигархия. С другой стороны, “среднему классу” совершенно не нужны революции и беспорядки. В этой связи консолидация “среднего класса” и понимание им своих классовых интересов – это база для надежды в борьбе за стабильную Россию.

Но…ситуация такова, что нынешней политикой мы пытаемся сейчас создать эту базу. Однако эта база пока еще слабая и размытая и недостаточна для того, чтобы придать этой политике жесткую необратимость.

На мой взгляд, нет ничего более важного для создания нормального “среднего класса”, чем налоговая реформа. Сегодня для нас ведь беда вот в чем. Огромная часть “среднего класса” не является налогоплательщиком. Это из-за того, что налоговая система устроена абсурдно: если ты платишь налоги, то ты неконкурентоспособен. Поэтому налоги в России платит меньшинство. А значительная часть “среднего класса” не воспринимает себя в роли налогоплательщика. Но ведь на самом деле база нормальной политики – это не просто “средний класс”, а “средний класс”, который является налогоплательщиком…

На мой взгляд, создание достаточно простой, прозрачной налоговой системы, которая гарантирует права налогоплательщиков и предусматривает разумные по своей величине налоги, а также обеспечивает их уплату, – это, может быть, самое важное, что необходимо сделать для создания “среднего класса” в России.

Егор ГАЙДАР

“Русская мысль”, N4190, 1 октября 1997 г.

Мнение

Мещанский рай

… Обыватель окончательно провозгласил себя “нормой” и нацепил антинаучный, но благопристойно выглядящий ярлык “средний класс”, услужливо подсунутый буржуазными “учеными”. Возникло нечто вроде “Цивилизации Среднего Класса”.

“Цивилизация Среднего Класса” – это и есть тот самый “мещанский рай”. Классовые и социальные конфликты в нем отчасти сглажены, отчасти замалчиваются. Большую часть политического спектра накрывают “центристы”. Традиционные политические различия стерлись, термины утратили определенность и былое значение. “Левые” почти неотличимы от “правых”. “Средний класс” Запада поддерживает “качество жизни” за счет ограбления транснациональными корпорациями стран “третьего мира”.

“Цивилизация Среднего Класса” – с ее средним уровнем жизни, среднего качества “культурой”, основанной на центризме политической жизни, – вполне естественно довольствуется буржуазной “представительной демократией”… Ведь “представительная демократия”, как мы помним, – это не власть лучших, а власть себе подобных, то есть посредственностей. То, что за кулисами этой системы стоит крупный капитал, который и есть подлинная власть, посредственность, естественно, не осознает, на то она и посредственность (а если и осознает, то старается об этом не думать и не вспоминать).

Н.Бирнбаум еще в 1969 году, то есть тогда, когда многим консерваторам казалось, что “Америка стоит на пороге революции, хаоса и анархии”, показал, что весь “радикализм” “среднего класса” – миф и все, чего хочет “средний класс”, – это улучшить (или сохранить) “благоприятные условия своей жизнедеятельности” за счет государства.

Россия сегодня переживает глубочайший за последние полвека экономический кризис, страдает от социальной и политической нестабильности, население страны страдает от хронического недопотребления основных продуктов питания. В СССР действительно существовал своеобразный эрзац “среднего класса” – широкий слой интеллигенции массовых профессий, служащих и управленцев нижнего и среднего звена, высококвалифицированных рабочих с высшим образованием и т.п., но этот советский “средний класс” был именно эрзацем – ни по своему экономическому положению (в системе общества и в процессе материального производства), ни по социальным, ни по психологическим характеристикам он со “средним классом” развитых стран не совпадал. Российские политики и политологи, поголовно дети представителей этого эрзаца “среднего класса”, судя по всему, не осознают кардинальной разницы между западным “средним классом” и его советским заменителем. Но дело не только в этом. Даже существовавший в СССР эрзац “среднего класса” в результате экономических реформ последних лет стремительно исчезает, если уже не исчез как массовое явление.

Для России показателен пример Латинской Америки. “Средний класс” в латиноамериканских городах серьезно отличается от классического “среднего класса” развитых западных стран. …Еще в 60-е годы А.Уайтфордом зафиксировано наличие в городах Латинской Америки трех разных “средних классов”, которые он назвал “потребительским средним классом”, “бедным средним классом” и “некультурным средним классом”. Подобную картину можно обнаружить сегодня и в России. В столице и крупных портовых городах достаточно широко представлен ориентированный на западные стандарты жизни и частично связанный с иностранным капиталом “потребительский средний класс”, в крупных провинциальных городах, университетских центрах – “бедный средний класс” – утратившая имущественный статус, но не утратившая формальный социальный статус и соответствующие ему претензии научно-техническая интеллигенция и интеллигенты массовых профессий (учителя, врачи и т.п.); наконец, во всех крупных городах широко представлен “некультурный средний класс” – нижний слой быстро разбогатевших коммерсантов, чиновников, уголовных элементов – недостаточно богатых, чтобы полностью соответствовать имиджу “новых русских”, но уже заметно отличающихся от основной массы населения.

Есть, однако, одно существенное различие между “бедным средним классом” в Латинской Америке и России: в Латинской Америке “бедный средний класс” существует в условиях относительной социальной стабильности, постоянно, из поколения в поколение, себя воспроизводя. В России “бедный средний класс” в условиях быстрых экономических изменений в значительной степени оказывается не способен воспроизводить себя, частью маргинализируясь, частью пролетаризируясь, частью коммерциализируясь. Молодежь “бедного среднего класса” не наследует, таким образом, поголовно статус своих родителей, в значительной степени стремится приобрести иные социальные статусы, в том числе и неожиданные (уход в уголовный мир, эмиграция и т.п.). Говоря иначе, неясны перспективы существования самого “бедного среднего класса” в России.

Александр ТАРАСОВ, социолог

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте