Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Профсоюзный репортер

Странички из блокнота

История Петра Сокольвака похожа на сюжет романа. Но все это было на самом деле
Мой профсоюз, №50 от 21 января 2021. Читать номер
Автор:

Много лет у нас в семье хранится блокнот, в котором мой отец Петр Вакулович Сокольвак записал свои воспоминания об участии в Великой Отечественной войне. Я снова достаю эту дорогую для меня вещь и думаю: пора уже моим внукам Косте, Кириллу и Соне узнать о том, что хотел рассказать своим потомкам их прадед. Но меня одолевают сомнения. Сонечка, например, девочка очень впечатлительная, всегда сочувствует чужой боли. Ей уже 14 лет, но еще в прошлом году она читала сказки… А тут придется столкнуться с переживаниями родного человека, прадеда. И вот мы с мужем решили показать историю жизни моего отца в виде театральной постановки. Таким образом, родился спектакль «Концерт в военном госпитале».

Начну по порядку…
Войну отец встретил в своем родном селе Сорокотяженцы Немировского района Винницкой области в июле 1941 года. В это время войска Красной армии отступали. Мимо деревни на восток шли беженцы, красноармейцы, раненые бойцы. За деревней на этот поток людей с тыла напали немецкие захватчики. Завязался бой, который продолжался два дня. Вечером, когда бой стих и немцы ушли дальше, жители деревни пошли хоронить убитых. Все оружие, которое нашли, собрали и спрятали.

Отец раздобыл себе немецкую винтовку и отечественный пистолет ТТ.
Наступила зима 1942 года. Фашисты организовали в селе управу, поставили своих полицаев.

В управе составили списки молодежи для отправки в Германию. В педагогическом техникуме Немирова устроили лагерь для сбора молодежи. Туда этапировали отца и еще несколько подростков-односельчан. Родственникам разрешили передать продукты в дорогу.

Моя бабушка Александра Андреевна Сокольвак принесла яйца, сало и несколько булок хлеба сыну. В одной булке по просьбе Петра спрятала пистолет и патроны. В апреле 1942 года молодежь погрузили в вагоны для скота и отправили по железной дороге в неизвестность.

7 апреля поезд прибыл на станцию Розенберг в Германии. Здесь размещался сор­тировочный пункт. Отсюда распределяли рабочую силу на шахты, заводы, стройки и частным владельцам. А группу в 120 человек отправили дальше. Вечером пленники оказались в городе Глейвиц.

На следующее утро на площади перед клубом открылся рынок, на котором торговали людьми. Цена – 75 марок за человека. К вечеру подростков осталось 5 человек. И на следующий день под присмотром полиции они поехали на поезде в немецкий городок Тост. Там отца забрал огромный молодой немец, немного старше его, и отвел в крайний дом к своему отцу.

Хозяин был инвалидом, он потерял ногу на Первой мировой войне. Воевал старый немец как раз в тех местах, откуда был мой отец, поэтому он понимал украинский язык и говорил по-польски.

Молодого остарбайтера отвели в подвальную комнату, где стояли стол, три старых стула и три кровати. Матрац был набит соломой, сверху лежали старое одеяло и латаные простыни. Весь пол был устлан еловыми ветками. Оказалось, старый немец, которого звали Франц, был начальником городского кладбища, и из веток он делал похоронные венки. Помещение снаружи закрывали на ночь на замок.

Франц дал отцу чистую одежду и вышел. Подросток мгновенно достал «секретную» булку хлеба, вытащил пистолет и спрятал. В эту минуту в комнату зашел хозяин, забрал одежду, облил ее керосином и сжег.

Слуга должен был готовить еду для кур и свиней, кормить их и убирать за ними, перекопать огород, полоть грядки и поливать насаждения. Такую работу он выполнял и дома, потому что был старшим сыном в семье и помогал взрослым. Кормили парня очень скудно. Со временем старый немец и его сын Ганс стали доверять отцу мелкие покупки в городе. Также они посылали его помогать другу Франца, чьи сыновья были на Восточном фронте. Жена друга, Мария, была полькой. Из жалости она подкармливала парня вкусной домашней едой и даже давала кое-что с собой.

В начале лета, возвращаясь из города, отец заметил у дома пятерых мужчин средних лет и немецкого солдата с винтовкой. Мужчины оказались узниками из лагеря военнопленных французов и англичан. Хозяин сказал отцу, что с этого дня остарбайтеры должны работать на заготовке леса и разгрузке угля. Во время перерыва стали знакомиться.

Один из пленных говорил по-польски и спросил отца, откуда тот родом. Отец ответил: «С Украины». Тогда переводчик уточнил: «С какой Украины, русской или западной?», ответ был: «С русской!» После этого каждый из пленных пожал отцу руку и похлопал его по плечу, приговаривая: «Сomrade!»

Потом они угостили его сигаретами и шоколадом. Пленные иностранцы могли выбирать сами: работать им или нет. Жили они в лагере неплохо, продукты и одежду им поставлял Международный Красный Крест, получали даже посылки из дома. Вот и подкармливали русского остарбайтера. Бригада работала на заготовке леса все лето. За это время они очень подружились.

Однажды отец пришел с работы и увидел в своей подвальной комнате новых соседей – девушку Раю и парня Алексея. Рая оказалась землячкой отца, Алексей был из Белоруссии. Вместе работать и жить стало веселее. Но жили по-прежнему впроголодь. Однажды отец нашел в сарае куриную кладку и выпил сырые яйца. Эту «кражу» заметила Рая и доложила старому Францу. Хозяин жестоко избил парня и обратился в полицию. Отец просидел в карцере три дня без еды.

Ближе к осени, в августе, пленные и мой отец работали в лесу. Начался дождь. Их охранник, невысокий немец в очках, не захотел мокнуть под дождем и ушел к леснику в сторожку. Пленные решили воспользоваться случаем и предложили отцу бежать сначала во Францию, а затем в Англию. Все ждали, что он скажет.

Отец долго молчал, а потом ответил: «Если я уйду, то только на Украину. Дороже родного дома, матери и отца ничего нет». Пленные попрощались и ушли. Отец долго смотрел им вслед. Было жаль расставаться с ними, но радостно было на душе, что теперь они свободны.

Охранник вернулся и спросил, где пленные. Отец ответил, что они ушли в лагерь. На следующий день отца доставили к коменданту лагеря. Теперь об исчезновении пленных стал спрашивать офицер. У отца ответ был один: «Они ушли в лагерь». И снова карцер, допросы, побои. Два раза отца выводили на расстрел, палили над головой. Ничего не добившись, немецкий офицер отправил парня к хозяину. В это время отец твердо решил, что обязательно убежит из плена.

С чего начать? С ключа! Дверь подвала на внутренний замок закрывала и в 5 утра открывала Рая. Поэтому изготовить отмычку не составило особого труда.

Однажды, не выдержав мук голода, отец потребовал у хозяина кормить их лучше. За это старый немец опять избил его, а потом отправил в полицию. И снова его ждал холодный и голодный карцер.

Вернувшись к старому Францу, отец увидел нового купленного остарбайтера. Этот парень был старше, ему было 22 года. Звали его Николай. О себе он почти ничего не рассказывал. Позже отец узнал, что Николай был родом из Одессы, учился в юридическом институте, его отец работал в органах НКВД.

В начале войны Николай ушел добровольцем в армию, а под Харьковом попал в плен и был этапирован в концлагерь в городе Розенберг. Потом бежал из лагеря, но был задержан полицией на небольшой станции. Николай притворился безграмотным селянином и сказал, что отстал от эшелона с Украины.

Через некоторое время отец доверился Николаю и рассказал, что у него есть пистолет и патроны и что он хочет бежать. Николай обрадовался и предложил отцу не спорить с хозяином, а работать усерднее, чтобы тот не догадался об их планах.

И опять отцу помогли пленные из лагеря, они раздобыли карту местности. Знакомая полька Мария принесла компас, одежду своих погибших сыновей и еду на первое время. Ночью в конце августа мой отец Петр Сокольвак с другом ушли от старого жадного немца. С этого момента у отца началась опасная, но свободная жизнь. Беглецы передвигались только в темное время суток, старались обходить патрули, и вот, наконец, отец и Николай пришли домой в Сорокотяженцы. А уже следующим утром они направились в лес к партизанам.

С 9 сентября 1943 года отец стал воевать в составе партизанского отряда «За Родину» под командованием Игнатия Афанасьевича Рыбаченко. Отряд в это время насчитывал около 200 бойцов. На этом воспоминания отца заканчиваются.

А дальше после освобождения Киева в январе 1944 года Петр Сокольвак вступил в ряды Красной армии и был назначен в 909‑й артиллерийский полк под командованием Василия Федоровича Абраменко.

7 февраля 1945 года моя бабушка получила извещение о том, что ее сын, ефрейтор Петр Сокольвак, пропал без вести. Вскоре выяснилось, что он находится в госпитале. При форсировании реки Одер в Польше он был ранен, но не покинул поле боя, а продолжал участвовать в сражении.

После лечения отец участвовал в освобождении Чехословакии и боях за Прагу. После Победы вернулся со своей воинской частью в город Чкалов, где и закончил военную службу в звании старшины. Награжден двумя орденами Славы и орденом Красной Звезды.

Эта история легла в основу сюжета театральной постановки «Концерт в военном госпитале», в которой мы решили показать боевой путь моего отца. Роль Петра Вакуловича Сокольвака исполнил мой внук Константин Кременцов. Так правнук встретился с прадедом.

Людмила ДИМИТРОВА, учитель математики, уполномоченный по охране труда филиала Пугачевской средней школы Оренбургского района в селе Паника, Оренбургская область

P.S. Постановку «Концерт в военном госпитале» можно посмотреть по ссылке yadi.sk/i/djVqaH9uabrcBA.


Комментарии


Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt