search
main
Топ 10
В новый год – по-новому: с 1 сентября жизнь школы уже не будет прежней Разрушаем мифы: флешку можно вытаскивать небезопасно, а заклеивание камеры не спасет от слежки Штраф в 40 тысяч рублей заплатит завуч екатеринбургского лицея из-за скандального танца выпускников Польза и вред кабачков: стоит ли включать этот овощ в свой рацион Год на год не похож: грядущие изменения в школах глазами молодого учителя Минпросвещения России: «Профессия учителя становится с каждым годом все престижнее» Отец самой юной студентки МГУ Алисы Тепляковой сообщил о будущем пополнении в семье Медовый Спас: что нужно знать о меде и как выбрать настоящий Врачи перечислили причины летального исхода среди вакцинированных от ковида В Минпросвещения России утвердили состав Совета учителей-блогеров На какие стипендии могут претендовать российские студенты в 2022 году Танго с Иосифом Бродским, или Песни перелетных людей В Омской области выявили рост заболеваемости энтеровирусом среди детей Нехватку учителей и дебюрократизацию в школах обсудят осенью члены Общественного совета при Минпросвещения Ученые из Австралии раскрыли тайну образования континентов В Госдуму внесли инициативу о пособиях для школьников и студентов-очников Диетологи призывают поставить лишний вес к стенке Жителей Северного полушария в ночь на 12 августа ожидает звездопад Эксперты рассказали, как выбрать ребенку первый смартфон Ученые подчитали, когда погаснет Солнце – ответ обнадеживает

Первую «Открытую дискуссию» посвятили детям с особыми образовательными потребностями

События на конкурсе «Учитель года России-2013» происходят стремительнее, чем меняется погода. Вчера пятерка победителей выполнила конкурсное задание III тура – вместе с министром образования и науки Российской Федерации приняла участие в «Круглом столе» образовательных политиков». А ведь сама пятерка была названа только позавчера вечером, а утром того понедельника, когда прозвучали имена победителей, еще шло испытание II тура «Открытая дискуссия». Предлагаем вашему вниманию рассказ о первой дискуссии.

Наталья Савицкая, ведущая рубрики «Образование» в «Независимой газете», а в прошлом – учитель иностранного языка, обсуждала с конкурсантами вопросы обучения детей с особыми образовательными потребностями в обычной общеобразовательной школе. Первой «пятерке» участников предстояло выяснить, к чему приведут нас эти столь модные сегодня идеи «равенства и братства»: к небывалому доселе прорыву и торжеству гуманизма или к очередным неразрешимым проблемам?

Перво-наперво решили определиться, а кого вообще считать людьми «с особыми образовательными потребностями». После недолгого совещания пришли к выводу, что это не только дети, чье здоровье не позволяет им наравне со сверстниками учиться в полную силу, но и ребята одаренные, иногда, по словам дагестанского историка Ахбердило Ахбердилова, «чересчур талантливые».

Юлия СЕМЕНОВА, учитель английского языка, Свердловская область:

– А дети мигранты, почему мы их сбрасываем со счетов? Приезжие с Кавказа, из Средней Азии, в Екатеринбурге сегодня много выходцев из Вьетнама. Они не говорят по-русски, им сложно вдвойне.

Елена ТАРАС, учитель английского языка, Ханты-Мансийский автономный округ (Югра):

– Не стоит забывать и о тех, ребятах, кто попал в непростую жизненную ситуацию. Например, у ребенка проблемы в семье. Естественно, учитель в своей работе должен это учитывать.

По меткому наблюдению модератора, современная государственная система необычайно увлечена поиском лидера: рейтинги школ, мониторинги эффективности вузов и, если уж вкладывать деньги, то исключительно в лучших из лучших. Так, может, учителю последовать примеру государственной машины и бросить все свои силы на первых учеников, обеспечив себе славу педагога, у которого, что ни ребенок, то стобалльник или победитель олимпиады?  Конкурсанты шутку не оценили.

Дмитрий НОВИКОВ, учитель информатики, Тюменская область:

–  Представьте, что вы мать и у вас, допустим, шестеро детей. И лишь один из них явный лидер – яркий, талантливый. Вы готовы всю свою жизнь посвятить ему одному, а другим детям и внимания меньше уделять, и любить их вполсилы, и кормить хуже и игрушки покупать поплоше?

Раз уж речь зашла об одаренности как об «особой потребности», решили выяснить: где талантливым детям место – в специализированных школах, как изнеженным орхидеям в теплицах? Или они, подобно горьковскому Данко, должны вести за собой друзей из обычных общеобразовательных школ? Эта часть дискуссии, как ни странно, оказалась наиболее жаркой. Мнения впервые по-настоящему разделились.

Юлия СЕМЕНОВА:

– Я сторонник «интеллектуального заражения», а, значит, если у меня в классе появляется талантливый ребенок, сделаю все, чтобы он не ушел в специализированное учебное заведение. Посмотрите, как это работает: я интеллектуально «заражаю» лидера, и теперь он, носитель этой «интеллектуальной бациллы», заражает ею всех остальных. В итоге уровень класса стремительно растет. Мне одной с этим не справиться, просто не успеть. К тому же дети охотнее потянуться за ровесником, чем за старшим. Вот, как это работает: когда-то я взяла новый класс, абсолютно бесперспективный, уровень – нулевой, прилично учились там один-два человека. Через несколько лет я выпустила 12 медалистов, 4 лауреатов президентской премии талантливой молодежи, победителей всероссийской олимпиады школьников. А все потому, что когда одна небольшая группа детей стала подтягиваться, они начали конкурировать между собой, а остальные пустились за ними вдогонку.

Ахбердило АХБЕРДИЛОВ, учитель истории, Республика Дагестан:

– Почему так плохо, безрадостно работали некогда русские крестьяне? Их сдерживала община. Они хотели самостоятельности, свободы, но община держала его, не давала взлететь. Так и с одаренными детьми: они должны учиться среди равных, в специализированных учебных заведениях. Их талант в простой школе полностью реализован быть не может.

Дмитрий НОВИКОВ:

–  Это выбор ребенка. Если мой ученик скажет: хочу учиться в школе при МГУ или при Новосибирском университете, я не буду его держать. Поезжай – и учись. А решишь остаться – будем работать. Но лишать человека выбора нельзя.

Елена ТАРАС:

–  Большинство детей обучаются в обычных школах, у нас в районе, например, других просто нет. И это вопрос совести учителя – дать ребенку не меньше, чем он получил бы в специализированном учебном заведении. Как это реализуется у нас в школе: в понедельник я дополнительно занимаюсь с олимпиадниками. Не за деньги, а просто потому, что понимаю: я им нужна. Во вторник ко мне приходят ребята, которым помогаю с исследовательской деятельностью. В среду –  те, у кого после урока остались вопросы, пробелы, непонимание. Одним словом, и в общеобразовательной школе ребенок должен иметь возможность полностью реализовать свой потенциал.

Дмитрий КОЛЕНЕЦКИЙ, учитель физической культуры, Вологодская область:

– Практически в любой школе в одной параллели есть и сильные, и обычные, среднестатистические, и слабые классы. Такое «кастовое» деление, на мой взгляд, ведет к серьезным воспитательным недоработкам. Нужны разноуровневые классы. Только в них можно говорить о воспитании в детях терпимости и толерантности.

В финале разговора конкурсанты и их модератор вскользь коснулись проблем собственно инклюзивного образования. С грустью признали, что большинство российских школ к нему не готово: ни морально, ни материально.Фото Оксаны Родионовой

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте