search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой ОГЭ по русскому языку: как пройти итоговое собеседование Ситуация с 9-летней студенткой МГУ Алисой Тепляковой вновь привлекла внимание общественности Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Международный день объятий, который отмечают 21 января, – праздник не новый, ему 35 лет

Не надобен клад, когда в семье лад

Утверждает губернатор одного из самых богатых регионов страны

– Александр Васильевич, а что вы скажете о своем семейном кредо?

– Издавна в народе говорят: “Не надобен клад, когда в семье лад”. Жива эта народная мудрость в Югории, и для меня она определяет главный подход к семейной жизни.

– В вашей выборной биографии слишком уж лаконично говорится о семье. А нельзя ли об этом узнать поподробнее?

– Для меня наиболее дорого и свято воспоминание о детстве, об атмосфере, царившей в родительском доме. Конечно же, воспитание детей, а нас было четверо – и все мальчишки, требовало от отца и матери большого терпения, крепости души и самоотверженности. И наши родители видели в этом свое главное призвание. Они были простые люди. Несмотря на то, что грамотности им учиться особо не пришлось – отец лишь один день ходил в школу, а на второй она сгорела, – их житейская мудрость и образованность была высочайшей. Можно сказать, что по призванию они были настоящими педагогами. А отец даже не знаю как, но выучился писать каллиграфическим почерком, без единой ошибки. Мама – искусная хозяйка, умело вела дом, создавала уют, несмотря на очень скромный достаток. Родители и привили нам, детям, отзывчивость и доброту не только к близким людям, требовательность и строгость – прежде всего к себе. Они рано приучили нас к труду. Дело и труд – первое, что я вынес из семьи в самостоятельную жизнь. Конечно, трудовой опыт приходит с годами, знаете, как по югорской пословице, “Вырастут детки, доспеют и сметки”.

– А какую главную заповедь вы взяли с собой в жизнь из родительского дома?

– Своих родителей я не могу назвать глубоко верующими в Бога. Но они верили в человека, верили в лучшее и всегда жили для людей. Соответственно народной мудрости “Живи для людей, поживут и люди для тебя”. Но главная заповедь, которую я несу через всю свою жизнь, – это почитание родителей.

– Этому как раз учит Библия, “Почитай отца твоего и мать, чтобы продлились дни твои на земле”.

– Согласен. Поэтому и меня, и жену мою – мать моих детей, конечно же, по-родительски волнует отношение к нам детей. Чтобы и для них упомянутые вами слова не были пустым звуком.

– Вы носите звания почетного и заслуженного строителя России, вы уже не только отец, но и дед, а на семейном фронте удостоились бы таких званий?

– Это вы спросите у моих близких (улыбается). Лично я пожаловаться на них не могу: старший сын получил высшее образование, уже сам растит дочь, подрастает внук, а дочь заканчивает школу, вступает в самостоятельную жизнь. И, как говорится, все вместе – душа на месте.

– А как начиналась ваша самостоятельная жизнь? Кто, кроме родителей, повлиял на ваше воспитание, образование? Какая профессия казалась вам в детстве привлекательнее, к какому идеалу стремились?

– Можно сказать, мне повезло: в детстве у нашего соседа, преподавателя сельхозтехникума, была прекрасная библиотека. На ней я и вырос. Сначала мечтал стать военным, потом геологом… А в итоге стал строителем. И ни минуты не жалею об этом.

– А каким вы были в студенческой семье, как ощущали себя в молодости?

– Это было настоящее братство. Мы жили одной семьей. Студенческая группа 10-15 человек – это действительно одна семья. Такая коммуна. Если кому-то из дома приходил перевод, то шли получать его все вместе. И никто не обижался, если этого перевода хватало на одну ходку в магазин. Занимались спортом, ездили на вузовские олимпиады, много общались. Жизнь казалась приятной и безоблачной. И это было на самом деле так. Позже, после учебы, общежития, конечно, было странновато чувствовать себя одиноким. Без студенческой семьи.

– Но у вас уже тогда сложился свой идеал женщины – той спутницы, с которой вам хотелось бы пройти весь жизненный путь?

– Женщина – это всегда нечто святое. Знаете, как сказал Гете о женском идеале, – это духовное в зримом. Так начиналась и моя дружба с моей будущей женой. Конечно, красивая, конечно, верная… У моей жены много достоинств, а самое главное – она мать моих детей. Вместе прожито уже много лет. Были и небезоблачные дни. Но я должен сказать – дай Бог всем создать такую пару. Может быть, нам помог Всевышний, но и мы сами приложили много стараний для нашего семейного счастья.

– Говорят, что к внукам возникает совсем другое отношение, чем к собственным детям. Это так?

– Правильно. Когда мы с мамочкой родили первенца, она со своей мамой на него смотрела настороженно, боясь лишний раз потревожить. А я же мужчина. Мне было тогда двадцать два. Я взял его, окунул в тазик, стал купать – все как положено. Сейчас, скажу честно, вспоминаю это с ужасом. Я нисколько не кокетничаю. Но со своими сыновьями всегда занимался спартанским воспитанием. Возьму за ногу – видите, пацан какой, и начинаем с ним заниматься физкультурой. Мамочка с бабулей визжат. Но ведь воин растет – все нормально!

Когда Соня родилась, я стал постарше и помягче. Да и девочка все-таки. Но внуки – это все же очень здорово. Ты для них дед, такой авторитет, что-то вроде крепчайшего корня. А с ними – даже как-то оттаиваю после всех проблем и дел рабочего дня.

– А что с вами осталось с детства, от семьи на всю жизнь, а что изменилось со временем во взглядах, в характере?

– Человеческая жизнь – это та же эволюция. Как и полагается, в 13-14 лет я был страшным радикалом и максималистом. Даже бывало так, что со мной просто не хотели иметь из-за этого дела. С годами повзрослел, поостепенился, опыта жизненного набрался, прошла агрессивность. А дальше работа стала портить. Все как в том хантыйском анекдоте: вроде и по лицу ударить надо, да должность не позволяет таким вот образом выяснять отношения. Все это накладывает отпечаток. Сегодня большинство моих эмоций – внутри. Конечно же, я не холодная, бесчувственная машина. Потому что тогда человек становится безразличным. При моей должности, когда тебе люди, можно сказать, вверили свои судьбы, черстветь и заноситься нельзя ни в коем случае. Интерес к жизни, наоборот, должен повышаться, нужно уметь понимать человеческую боль, не бояться помогать людям. Ведь наша жизнь стала предельно жесткой и прагматичной. Но свое сердце на замок закрывать нельзя. Это я несу с собой с самого детства.

– А что больше всего вы цените в других людях?

– Прежде всего порядочность в широком смысле этого слова. А значит, и честность, и преданность, и многое другое. Хотя и понимаю, что в наши времена эти качества не всегда приносят удачу. Но на людях порядочных и держится жизнь.

– А вы себя относите к таким людям?

– Про себя говорить хвалебно не принято, пусть люди скажут. Но если ты чего-то требуешь от других, то как можно самому жить иначе?..

– Встречи, общение с людьми вам дают заряд?

– Особенно когда общаешься с хорошим, интересным человеком. С… внуком, например…

– В жизни человека есть много пройденных дорог и тропочек. А если все хоженое “отмотать” назад?

– Я люблю воспоминания. Но любая жизнь не терпит сослагательного наклонения. А жизнь… – это еще и череда неисполнившихся мечтаний и планов: думаешь потом – и это можно было так сделать, и это…

– И все же, чем сегодня в своей жизни вы больше всего гордитесь?

– Своей семьей, конечно, в первую очередь. Это совершенно очевидно. Дом построил, деревья посадил и еще посажу. Конечно, большое чувство удовлетворения возникает и от того, что сделал для людей. Человек может найти себя только в каком-то действии.

– Хорошо, что вам удалось создать прочный душевный мир семьи, упрочить преемственность поколений, сохранить родительские заповеди. Но семейное благополучие – нынче удел далеко не каждого дома. Всех наших проблем не перечислить. Не вымрет ли так Россия?

– Слава Богу, нам в округе удалось создать такие условия для жизни, что мы сейчас занимаем второе место после Абхазии по приросту населения. Но согласен с вами, что заботиться о самых юных гражданах государству становится все накладнее. И поэтому возникло столько проблем. Но если в каждом регионе к их решению подойдут, как в нашем округе, хотя бы по выделению средств, то, уверяю вас, бездомных и обездоленных будет во много раз меньше. Мне очень импонирует, что тема нашей беседы – это семья.

Меня познакомили с итогами опросов жителей Ханты-Мансийского округа. Среди многих названных жизненных ценностей на первом месте – семья. Значит, я ни как сын, ни как муж, отец и дед не ошибаюсь в роли семьи. А как губернатор намерен и впредь покровительствовать семье, материнству и детству. Главное в нашей жизни – семейное благополучие. Это желание всех людей – иметь собственный дом и лад в семье.

Юрий МИХАЙЛОВ

От редакции

На выборах губернатора округа, состоявшихся 26 марта, А. Филипенко победил с большим отрывом. Поздравляем!

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте