search
Топ 10

Нам нельзя друг без друга

И горечь от общих печальных потерь последнего времени. Вот одна из них – “Учительская газета” уже больше года не приходит в Казахстан. Педагоги опять оказались крайними, их лишили возможности слышать друг друга. Но Евразийский союз, мечта казахстанского президента, уже существует. Это союз педагогический, разрушить который не удастся, видимо, даже самым коварным политикам. И “УГ” в Казахстане по-прежнему считают родной!

Повод для встречи имелся более чем основательный – мощный “десант” на московскую землю казахстанского ректорского корпуса. На московских встречах был подписан целый блок соглашений. Только прямых договоров о сотрудничестве между ведущими вузами Казахстана и России заключено около сорока. МГУ им. М.В.Ломоносова – Алматынский и Карагандинский госуниверситеты, Шымкентский химико-технологический институт – Российский химико-технологический университет им. Д.И.Менделеева, Актауский политехнический институт – Обнинский институт атомной энергетики.

Петр Положевец, главный редактор “Учительской газеты”: Могу себе представить, каких сил все это вам стоило. Рынок на все взвинчивает цены. Только оплата учительского труда не растет. На мертвой точке. Какая сейчас у вас в республике зарплата школьного учителя?

Ережен Мамбетказиев, министр образования Казахстана: Чтобы не запутаться в пересчетах с наших тенге на рубли, просто посмотрите на соотношение: в финансовых организациях получают примерно пять с половиной тысяч тенге, в строительстве – четыре тысячи, наши кадры – около двух тысяч. Снижается уровень жизни, ухудшаются условия труда, постоянные задержки с зарплатой, и вот пожалуйста! Ежегодно чуть ли не сорок процентов молодых специалистов из пединститута не прибывает к месту работы. Особенно в сельскую школу. Многочисленные учительские вакансии – это белые пятна, даже не завтрашней, а уже сегодняшней жизни общества.

П.Положевец: В этих бедах Россия и Казахстан – “близнецы-братья”.

Е.Мамбетказиев: Согласен! Однако Законом “Об образовании” Российской Федерации государство гарантирует выделение финансовых средств в размере десяти процентов национального дохода. Наш Верховный Совет, в чьей компетенции находится решение этого вопроса, активности пока не проявляет.

П.Положевец: Да, у нас в редакции известно, что непростые отношения складываются у первого руководителя казахстанского просвещения с республиканским парламентом.

Е.Мамбетказиев: Говоря по-простому, я – министр опальный. Сейчас меня много бьют за создание региональных университетов. А для меня и для моих коллег эта идея, которая уже, кстати, воплотилась в жизнь в пяти областях республики, – предмет профессиональной и человеческой гордости.

Представьте, что в этом вопросе мы родную нашу Россию опередили. Идею региональных университетов предложил и обосновал еще 240 лет назад сам Михайло Ломоносов, открывая Московский университет. Нынешнему студенту, увы, не легче, чем его далекому гениальному предшественнику, добираться из провинции до крупных центральных вузов. Значит, есть смысл об’единять в областных центрах учебные заведения разных уровней – от детских садов до НИИ.

П.Положевец: У нас в России нынче расстояния покрывать – тоже дело весьма расточительное, и тоже есть горячие сторонники региональных университетов. Хотя возражения оппонентов достаточно серьезны – как бы не расплодилась “второсортная” наука.

Е.Мамбетказиев: Наоборот! Региональный статус создает большие возможности для роста научного потенциала, для поэтапного превращения сначала в государственный, а затем в национальный университет, наиболее приоритетный в системе высшей школы Казахстана. Да что это я обо всем сам вещаю? Пусть мой коллега, Альберт Михайлович Малыгин, скажет. Он – доктор медицинских наук, профессор, ректор Северо-Казахстанского регионального университета.

А.Малыгин: У нас была традиционная основа – педагогический институт. Плюс филиал Карагандинского политехнического в качестве высшего технического колледжа, Институт усовершенствования учителей, пара техникумов. Конечно, об’единение – штука непростая. Даже из чисто человеческих соображений. Каждый руководитель сидел на своем месте, делал дело, имел свою систему в работе… Но нас во многом спасает хороший документ – положение о региональном университете, где подробно разработана управленческая сторона. Высший координационный орган, решения которого обязательны для общего выполнения, – это президиум университета. А президиум, как вы понимаете, – это не один человек. Так что решения принимаются коллегиально. Есть у нас и устав, который определяет наши права и обязанности, ректорские в том числе.

Об’единившись, мы общими усилиями обогатились. К примеру, у филиала Карагандинского политехнического кафедра философии, и у пединститута. Но вторая гораздо мощнее, и философы попросту об’единились. Или колледж. Он по нашей системе должен давать неполное высшее образование, первую ступень. Однако там теперь введены курсы, которые раньше читались только в институтах. Работают в колледже и общеуниверситетские кадры.

П.Положевец: А как чувствует себя казахстанский студент в политике? У нас, например, социологи провели анкетирование среди студентов, и картина примерно такая: 5% поддерживают различные экологические, благотворительные движения и партии, 5% – за демократов, за коммунистов – 3%, “жириновцев” – 1%. Можно сделать вывод, что российское студенчество в стороне от политики.

Е.Мамбетказиев: У нас тоже. И честно говоря, я такую ситуацию только приветствую. Как говорил герой одного известного фильма: “Дело надо делать, господа, а не маралом кричать”. Студент должен учиться, тратить свое золотое время на насыщение мозгов интеллектом, знаниями. Никаких политических баталий в студенческих аудиториях!

Альберт Малыгин, ректор Северо-Казахстанского университета: Да, охотников на молодые души и умы находится сколько угодно. Тут вам и проповедники различных националистических, новомодных культовых течений! Но борьба за студентов нами может вестись только в одном направлении – молодым нужно создавать условия для жизни с нормальными человеческими интересами.

П.Положевец: Ни в Америке, ни в Англии в университетах нет никаких политических партий. Зато масса клубов по интересам. Я за четыре месяца учебы в Оксфорде это ясно понял. Там только клубов по интересам целых семьдесят – от любителей горного спорта до почитателей какого-то поэта ХVI века. Причем обходятся без спиртного, ну максимум пиво! Главное – общение, нормальные молодежные “тусовки”.

А.Малыгин: Конечно, нам до Оксфорда далеко, но есть два народных театра, студенческий клуб.

Е.Мамбетказиев: А между тем и у этого вопроса есть немалая практическая подоплека. Обычно тот, кто студентов хочет склонить на сторону своих политических интересов, выдает разного рода обещания, в том числе и материального свойства.

Абай Айтмухамбетов, ректор Кокчетавского пединститута: С одной стороны, это так. С другой… Честно скажу, в своем пединституте я не видел голодных студентов. Хотя стипендии, конечно, крошечные. Крутятся, от родителей из села получают подкормки.

Е.Мамбетказиев: Все это так, дорогие коллеги, но вопрос студенческого бытия необходимо ставить на государственную основу. Я сейчас всерьез работаю над проектом образовательного кредита, ставлю эту проблему перед Кабинетом министров. Кредит должен состоять из двух частей – возвращаемой и погашаемой. Если выпускник получил диплом с отличием, его долг государству будет автоматически считаться погашенным. Или такая распространенная ситуация – положил в карман учительский диплом, а школу обогнул стороной. Будь тогда добр, верни государству все затраты.

П.Положевец: Как это делается в Америке – если поступаешь на службу в полицию, школу или больницу, вообще освобождаешься от выплаты кредита.

А.Малыгин: Плохой учитель школе не нужен, а для хорошего есть еще один путь – поднять престиж и финансовую стабильность. Особенно в условиях организации регионального образования. Если школа – полноправный суб’ект университета, то школьный учитель может получить звание доцента, преподавать и в классах, и в студенческих аудиториях.

П.Положевец: Хорошая мысль! Но мне бы хотелось еще поговорить вот о чем. Насколько остро стоит у вас в республике национальный вопрос? Слава Богу, в Казахстане тихо, и все же… Ведь уезжает славянское население…

Е.Мамбетказиев: Я уверен, что в основном люди уезжают по экономическим причинам. Среди них, кстати, и казахов немало. Правда, я уверен, что жизнь надо налаживать дома. А для большинства наших славян Казахстан и есть родной дом. Вот вам педагогический аспект национального вопроса – у нас девяносто процентов обучения идет на русском языке. Говорю это не в качестве положительного аргумента – здесь, разумеется, свой перекос. Но такая вот констатация.

А.Айтмухамбетов: У нас в педагогическом студенты обучаются на пяти языках – на казахском, русском, немецком, английском, польском. И что важно – по признаку интереса к языку, не по национальности. Поляки, а их много проживает у нас в области, внуки тех, посланных в 30-е годы, учатся на казахском. Казахские ребята с удовольствием осваивают польский, едут на учебу в Варшаву, Вроцлав, Люблин. У нас отличные контакты с тамошними педвузами, языковыми школами.

Два года назад начали интересный эксперимент. Выделили десять мест на факультете казахской филологии для ребят, окончивших школу на русском языке. Первый год на эти места пришла только казахская молодежь. На второй год образовался конкурс, и в итоге половину мест заняли поляки, немцы и русские.

А как мы всем нашим многонациональным миром отмечаем Рождество, Наурыз, Пасху! Это надо видеть! Приезжайте, сами убедитесь.

П.Положевец: Ездить нынче дорого! Но очень хочется, а главное – это всем нам так сегодня нужно!

Е.Мамбетказиев: Мы должны быть вместе, что бы ни творилось на нашем политическом небосклоне. Нам нужны общие высокие идеи. Особенно педагогике. Как воздух. Как живая энергия. Одна из таких идей, постепенно обрастающая плотью, – Свободный евразийский университет. Его проект получил поддержку на межпарламентской ассамблее стран – участниц СНГ. Обучение будет вестись на казахском, русском и одном из иностранных языков. Пятьдесят молодых людей – казахстанцев, россиян, граждан других стран, приехавших на учебу в Алматы, выберут себе учебные дисциплины, профессоров, сроки обучения.

Дай Бог, чтобы все получилось, как замышляется. Очень хочется увидеть наконец рядом с собой совершенную модель будущего устройства мира, свободного от предрассудков, границ и прочей суеты, принижающей человека.

Ирина ДИМОВА, Светлана СИНИЦКАЯ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте