search
Топ 10

Мы посоветовались, и я решил… Издание учебников – государственное ли это дело?

Вопросы без ответов.
Если бы лет пятнадцать назад у любого из нас спросили “что такое учебник?”, мы бы долго подбирали слова, чтобы объяснить заведомо всем известное: “Ну… это книга, по которой дети учатся, то есть учебное пособие”. Сегодня первый встречный на улице с ходу ответит: “Дорогое удовольствие!” И будет прав.

Учебное пособие или средство для наживы?
Вы никогда не задумывались, почему нас до сих пор грызет лютая обида на того, кто впервые заподозрил человека в родстве с обезьяной, зато практически любое сравнение с хищными животными нам чрезвычайно льстит? Конечно, приятно ощущать себя гордыми, сильными, главными. Тем более что по звериным законам проще жить.
Как хищник бежит на запах крови, так человек спешит на запах золота. Стоит появиться отрасли, позволяющей делать большие деньги, как предприимчивый люд тут как тут. Сбивается в стаи и грызет чужих. Иногда до смерти. Так было с газом, с нефтью, с драгметаллами. Теперь, слава Богу, и до книжек дошел черед.
Особенно есть чем поживиться в производстве школьных учебников. Ведь без любовных романов и “чернушных” детективов жить трудно, но можно. А вот стать образованным человеком, не имея необходимой для этого учебной литературы, просто немыслимо. И кто же из родителей пожалеет энную сумму денег на учебники для любимого чада? Только вот сумма получается очень уж кругленькая, не каждому папе по карману.
Сегодня некоторые учебники стоят до ста рублей, несмотря на то, что их себестоимость не превышает и пятнадцати рублей. Куда уходят остальные восемьдесят пять рубликов – вопрос, конечно, интересный, но очень дерзкий, и задавать его настоятельно не рекомендуется. Поэтому давайте просто подсчитаем, во что обходится семье покупка школьных учебников, если каждому ученику ежегодно нужно не менее десяти-пятнадцати учебных книг. А если в семье не один ребенок, а двое-трое? А если учесть, что детей еще нужно кормить, одевать, да и культурное развитие тоже не последнее дело.
В столице, где заработная плата значительно выше, чем на периферии, родители еще в состоянии обеспечить ребенка необходимым набором книг. В провинции же это под силу далеко не всем. И, увы, приходилось видеть детей, выпрашивающих на пару часов у одноклассников, скажем, “Литературу”, чтобы выучить стих. Ведь снабжение учебниками детей из неимущих семей на льготной основе – во многих регионах лишь красивые слова на белой бумаге. О каком качественном обучении может вообще идти речь? Но кого нынче волнует “слеза младенца”, когда на белом свете есть вещи и покруче, и посильнее.

Документальный детектив
Заглянем на рынок учебной литературы. Вот где зрелище! Голливуд отдыхает. Кино можно сделать, как сейчас говорят, “убойное”. Есть ведь на что посмотреть. Учебники сегодня не выпускает только ленивый. Издательств расплодилось больше, чем авторов учебной литературы. И не важно, что их типографии не способны печатать качественные учебники, что содержание книг порой заставляет прослезиться мало-мальски грамотного человека. Бог с ним, с ребенком, у которого от такого чтения сломается зрение и сдвинутся мозги не в ту сторону. Зато выгодно, зато деньги!
А денег хочется всем. Бой двух гигантов – “Дрофы” и “Просвещения” – потихонечку сходит на нет, потому что приходится отбиваться от укусов мелких, но многочисленных издательств. Конечно, от таких укусов издательствам-монополистам, контролирующим до 80% всех издаваемых учебников, не особенно больно, но все-таки неприятно. Тем более что среди “пузатой мелочи” есть предприятия, которые могут выпускать по-настоящему качественную продукцию (и по форме, и по содержанию), и им обидно, что отсутствие развитых дилерских сетей, какие есть у монополистов, мешает им получить свой кусок “пирога”.
Сегодня рынок учебной литературы “стоит” более 250 миллионов долларов. Деньги немалые, оттого и страсти кипят некиношные. Кровь пахнет кровью, а не одеколоном, а ради “дела” и человека положить не грех. Кто в свое время только не писал о двух убийствах в “Дрофе” (заместителя гендиректора В. Вешнякова в 1996 году и коммерческого директора А. Крутика в 1997-м), о том, что одной из главных версий о покушении на председателя Московского комитета образования Любовь Кезину были ее деловые контакты с АО “Московский учебник”. Нет смысла повторять то, что всем давно известно. Поговорим о другом.
Извечная борьба частного и государственного производства в нашей стране в последнее время все чаще заканчивается победой первого. Ситуация, которая сложилась на рынке учебников, не является исключением из правил. Практически все государственные издательства, кроме “Просвещения”, занимают на этом рынке далеко не призовые места, а наоборот, здорово уступают “частникам” по объему выпускаемой продукции, а соответственно по количеству заказчиков, по темпам обновления концепций и авторов учебников и т.д.
С “частниками” все ясно. Люди нашли деньги, а уж переманить у неимущих “госов” хороших авторов, редакторов, перекупить права на издание популярных учебников, наладить торговую книгораспространительную сеть – дело техники. У госиздательств таких денег, понятное дело, нет. Поэтому очень хотелось бы знать, что делает государство, чтобы его издательства были конкурентоспособны и твердо стояли на ногах? Поддерживает ли государство “своих” и каким образом?
Это не праздный интерес, потому что если для большинства частных издательств школьные учебники – это всего лишь средство обогащения, а подчас и удобное предприятие для отмывания чьих-то денег, то в госиздательствах все же стараются не забывать, что учебник – это прежде всего основной инструмент образовательного процесса. Издательство “Просвещение” яркий тому пример.

Как это было
Раньше, как известно, “Просвещение” было единственным издательством, выпускающим учебную литературу для средней школы. Издавали учебники для пятидесяти миллионов учащихся. Тиражи, по сегодняшним меркам, были фантастическими. От двухсот миллионов учебников в год.
“Просвещение” имело свои полиграфические комбинаты, были специально построены Саратовский (черно-белая печать) и Смоленский (цветная печать) полиграфические комбинаты. Приобретались новейшие печатные машины (например, американская машина для печатания красочных букварей). Получали деньги из “Союзкниги”, расплачивались за полиграфические и другие услуги по низким тарифам. Расценки сегодня кажутся нереальными. Тонна бумаги, к примеру, стоила 250 рублей, в свою очередь бумагоделательная машина получала электричество за мизерную цену, и так далее по цепочке. Учебники стоили дешево, что в конце концов позволило сделать их бесплатными. Все это происходило потому, что большинство из затрат оплачивало государство.
Ну и чему тут удивляться, спросите вы. “Просвещение” было издательством-монополистом, и такое положение дел более чем естественно. Все это так, но сейчас речь о другом. Об отношении государства к своим предприятиям. Они были государственными в полном смысле этого слова, потому что государство о них заботилось.
Как сделать мысль, идею материальной и донести ее до людей, реализовав эту мысль в книге? Поэтому никто не будет спорить о том, что построить обучение в школе без книги невозможно. В “Просвещении” это понимали всегда, и вклад издательства в развитие российского образования очень велик.
Именно в “Просвещении” была впервые разработана идея учебно-методического комплекта (учебник, методическое пособие для учителя, дидактический материал для школьника, книга “За страницами учебника”). Создание УМК позволило обеспечить и учителя, и ученика необходимой для обучения литературой, а главное, помогло педагогам выйти на личность ребенка. В “Просвещении” издавались “Библиотека директора школы”, “Библиотека учителя-предметника”, “Библиотека заведующего учебной частью” и др. Была создана система учебных пособий для детей, которых Д.Д.Зуев (возглавлявший издательство двадцать пят лет) называл “детьми, нуждающимися в особой заботе государства”, т.е. для слабовидящих, слабослышащих. На протяжении трех-четырех лет были выработаны санитарные правила по производству учебников, учитывающие буквально все: цвет и плотность бумаги, шрифты, промежуток между строчками, насыщенность краски. На каждом полиграфическом комбинате был свой выпускающий от издательства, следивший за качеством издаваемой продукции.
Вступление в рыночные отношения, конечно, все перевернуло, но это нормальный ход событий. Все, что случается в жизни, происходит естественно и закономерно. Никто и не призывает вернуться назад. Но грустно оттого, что сегодня слово “государственное” утратило свое высокое значение и даже приобрело некий ругательный оттенок. Грустно оттого, что если раньше те, кто работал в “Просвещении”, думали о том, как сделать Россию страной грамотных и образованных людей, то сейчас главной задачей для государственных издательств стало выживание в условиях рынка.

Всадник без головы
Многое изменилось с тех пор, как “Просвещение” утратило монополию на выпуск учебников для всей страны. Уменьшился объем производимой продукции, половина сотрудников издательства осталась без работы. Пришлось столкнуться с проблемой миграции авторов (некоторые понесли свои рукописи в частные издательства, где больше платят), с нарушением системы заказов и распространения товара. Если раньше госиздательствам было гарантировано распространение книг через государственную торговую сеть, то теперь все это легло на плечи самого издательства и регионов-заказчиков. Начиная с 1990 года госфинансирование издательств перестало соответствовать заказам, получаемым от органов управления образованием. Пришлось перестраиваться на рыночную систему экономики и выпускать всю учебную литературу за счет собственных оборотных средств.
Но “Просвещение” не было бы “Просвещением”, если бы не сумело удержаться на плаву. Все-таки многолетний опыт, добрые традиции, складывающиеся на протяжении десятилетий, и славное имя, известное всей стране, чего-то стоят. Была реорганизована работа главной редакции. Работники издательства ездили по регионам и сами устанавливали непосредственные связи с заказчиками. В 1992 году был открыт торговый дом “Просвещение”. Удалось почти полностью сохранить сплоченный коллектив, в котором работают люди, по-настоящему преданные школе, потому что многие из них бывшие учителя. Более того, “Просвещению” удалось сделать практически невозможное – удержать доступные цены на учебники.
Издательство выстояло в тяжелых условиях, а в прошлом году отметило свой 70-летний юбилей. Было все, что положено: цветы, поздравления, подарки, слова благодарности, праздничный концерт. Но не зря говорят в народе: “Отметишь пышно юбилей – жди напасти”.
В начале этого года генеральный директор А.П.Судаков был уволен по собственному желанию, и вновь для “Просвещения” наступили трудные времена. Вот уже два месяца издательство живет без директора, назначать которого, похоже, никто не торопится. Всем нам приходилось сталкиваться по работе со сменой руководства. Старый начальник ушел, новый еще не назначен, “и.о.” он и есть “и.о.”, и, как работать коллективу, который находится в подвешенном состоянии и не знает, что будет завтра, неизвестно. Конечно, у нас было уже немало прецедентов, когда руководители не назначались долгое время. Чего уж говорить о каком-то издательстве, если в свое время целая страна жила несколько месяцев без президента. Но что же в этом хорошего?!
Сейчас проводятся многочисленные конкурсы на лучший учебник по разным предметам, победа в этих конкурсах приносит издательствам не только моральное удовлетворение, но и ощутимую финансовую прибыль. Но кто из нас отдаст своего ребенка в класс, где нет классного руководителя? И все ли авторы захотят отнести свое “детище” в издательство, где уже два месяца директора нет, заместителя директора нет? Как говорил один киноперсонаж: “Сомневаюсь я”.

У двух нянек дитя
без глазу
С 1968 года “Просвещение” работает под началом двух ведомств: Министерства печати (ранее – Комитет по печати) и Министерства образования. В свое время Комитет по печати был для издательств чем-то вроде “второй цензуры”, надзирал, чтобы в учебниках, не дай Бог, антисоветская мысль не промелькнула. И поэтому, несмотря на то что официально “Просвещение” подчинялось Комитету по печати, связи с Минобром поддерживались тесные и неразрывные, так как никто не забывал, что издательство выпускает все-таки учебную литературу, а не какую-то еще.
Как вспоминает бывший директор “Просвещения” Д.Д.Зуев: “Мы отчитывались перед Комитетом по печати, но реализовывали-то заказы Минобразования. До 1993 года каждый директор “Просвещения” был членом коллегии Министерства образования, и это позволяло Минобру оказывать свое непосредственное влияние на деятельность издательства”.
То, что времена изменились, мы особенно остро прочувствовали, обратившись в Министерство образования с самым невинным вопросом: “Когда же все-таки будет назначен новый директор “Просвещения”?” Нам тут же объяснили, что издательство подчиняется Минпечати, с него, мол, и спрос. “Но ведь “Просвещение” выпускает учебную литературу! Возглавлять его должен человек “от образования”. С Министерством образования, то есть с вами, хотя бы будут советоваться по поводу назначения?” – “А как же! Мы прямо так жестко и заявили в Минпечати, что они должны с нами советоваться!” Очень уж вся эта история напоминает известную старую шутку: “Мы посоветовались, и я решил”.
А еще складывается впечатление, что Минобр не так уж и жаждет, чтобы с ним советовались. Уже один тот факт, что А.П.Судаков, семь лет возглавлявший “Просвещение”, никогда не был членом коллегии Минобразования, говорит о многом. Поэтому и возник вопрос, вынесенный в заголовок статьи: издание учебников – государственное это дело или нет? Нам думается, что да, потому что в идеале госиздательства должны олицетворять государственную политику образования. Но это только в идеале, а на деле министерство, которое так и называется “министерство образования”, отстранилось и выпустило из-под контроля госиздательства, выпускающие учебники, которые вроде тоже служат образованию.
Вместо того чтобы проводить работу, направленную на повышение уровня конкурентоспособности государственных издательств, Минобразованию намного проще передать свой заказ на учебники издательствам частным. Хотя, действительно, зачем пытаться пробить лбом стену, когда можно вообще от нее отвернуться и не смотреть.

P.S.

Подготавливая материал для статьи, нам, естественно, приходилось обращаться с вопросами и в Министерство печати, и в Министерство образования. Главных вопросов было два: “Что представляют собой сегодня государственные издательства? Какие шаги принимаются для того, чтобы “госы” не уступали “частникам” в конкурентоспособности?”
Возникшее в ответ молчание навевало странные мысли о Сицилии. Во всяком случае знаменитый закон омерта и в том, и в другом министерстве соблюдается свято. В Минпечати с нами две недели играли в игру “Приходите завтра”, а в Минобразовании попросту отказались обсуждать сложившуюся ситуацию, намекнув, что очень уж это скользкая и сложная тема – “производство учебников”. Одним словом, “молчание – золото”? И еще. Один умный человек сказал: “Государство спасает образование и губит образование”. Было бы неплохо, если бы наверху заучили эту мудрую фразу наизусть.
Ольга РЕШНЯК

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте