Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Кому под реформами жить тяжело?

Мой профсоюз, №31 от 29 июля 2003. Читать номер
Автор:

Профсоюз попадал в пиковую ситуацию: государственные мужи твердят без устали, что времена организации, прозванной в советские времена «школой коммунизма», канули в лету, что в демократические времена роль защитников берут на себя демократическим же образом избранные в различные ветви власти и органы представители народа.

Ну, скажем, могут депутаты всеобъемлюще исполнить роль радетелей за народ? Не получается, потому что у каждого депутата, принадлежащего к той ли иной партии, в зависимости от платформы и программы этой партии, свои представления о том, что такое «хорошо» или что такое «плохо» для народа. Объясняя происходящее, специалисты порой твердят: все дело в том, что нынче развивается у нас новая экономика. Этот период некоторые называют временем, когда никакой профсоюз никому не нужен, и данная позиция требует особо внимательного рассмотрения.

НОВАЯ ЭКОНОМИКА,

В КОТОРОЙ НЕТ

НИЧЕГО НОВОГО

Новой экономикой в 90-е годы назвали процесс, при котором новые, главным образом информационные, технологии стали сильно влиять на общее состояние экономики. Впервые об этом феномене заговорили в США. Феномен заключался в том, что там стал резко возрастать реальный ВВП (4,3% в год), а основной капитал увеличиваться за счет роста частных инвестиций (11,6% в год). Информационные технологии тут же были объявлены не только панацеей от инфляции и безработицы, но и неким золотым тельцом, дающим резкое расширение производства. Но телец требовал жертв, то бишь изменений в экономике – промышленные объединения должны были вырабатывать новые модели своей деятельности с расчетом на то, что возрастут конкуренция и мобильность, но снизятся издержки. Но не просто так, а при поддержке высшей исполнительной власти, которой предписывалось помогать рынку стать истинно свободным, вернее, сразу трем рынкам – труда, финансов и телекоммуникаций.

КАК ПОТОПАЕШЬ,

ТАК И… ЗАРАБОТАЕШЬ

Особая роль отводилась и рабочему классу, который должен был работать шибче, чтобы получать больше. Логично? Дальше некуда, железная логика. Кто при этом должен защищать права рабочего? А собственно о каких правах идет речь и почему их нужно защищать? Все зависит исключительно от каждого субьекта производственного процесса и никто третий – между ним и работодателем уже, по новой логике, не нужен. Словом, закрывай, профсоюз, контору, новый порядок пришел.

Американские ученые, внимательно наблюдающие за экономическими процессами в своей стране, вынуждены были сделать такой вывод: использование новых информационных технологий в управлении производством позволяет абсолютно по-новому распоряжаться главным образом рабочей силой. По новой логике, в каждом производственном объединении теперь предполагалось наличие небольшого постоянного рабочего ядра и большого количества временно нанятых под выполнение той или иной производственной задачи рабочих. Есть задача – приняли рабочих по контракту, нет задачи – уволили. Нужны рабочие на целый день, приняли, нужны на два-три часа – установили такой трудовой день. Рационально? Рационально, спору нет. Выгодно? Выгодно, вот только кому? Главным образом, работодателям.

А для чего требуется профсоюз? Для того, чтобы защищать постоянных рабочих, отстаивать их права на пособия, больничные и пенсии. Может ли в этих условиях профсоюз нравиться работодателям? Да ни Боже мой! Как может нравиться организация, которая заставляет расставаться с деньгами, уменьшать прибыли? Скажем честно – никак. Поэтому предприниматели пошли по пути привлечения к производству временной рабочей силы, которая никоим образом не была замечена в членстве в профсоюзе. А нет членов профсоюза – нет проблем, да и самого профсоюза может не быть, к тому же не нужно вкладывать деньги в воспроизводство кадров.

Взгляды промышленников и предпринимателей во времена новой экономической ситуации обращаются на государство. Как-то на игре КВН игроки воскликнули: «Партия, дай порулить!», не подозревая, что этот призыв очень точно описывает отношения бизнеса и государства. Государство для бизнеса обуза, поэтому лоббисты частных промышленных интересов подталкивают госструктуры к тому, чтобы все предприятия были приватизированы, чтобы размер зарплаты был отдан на откуп работодателям, как и все размеры различных пособий, как и все виды социальных льгот, предназначаемых трудящимся.

В ПОИСКАХ ЗАЩИТНИКОВ ДАЛЕКО ИДТИ НЕ НУЖНО

Самое смешное, что информационно-технологическая революция вовсе не диктует предпринимателям антирабочего поведения, наоборот, в этих условиях для производства нужны суперобразованные и качественно подготовленные работники и, по идее, предприниматели должны бы вкладывать деньги в повышение качества рабочей силы. Тут бизнесменам могли бы пригодиться как прогрессивные соратники и государство, и профсоюз. Государство, которое вкладывает деньги в разработку самых современных технологий (никакому бизнесу сделать это не по карману), тем самым указывает путь выгодных инвестиций, профсоюз способствует повышению качества рабочей силы, став агитатором в деле повышения квалификации, переподготовки и так далее. Внимательный анализ профсоюзных программ показывает, что повышение мастерства всегда рассматривалось профлидерами и профорганизациями как действенная мера для повышения оплаты труда. Именно по этой причине Российский профсоюз работников народного образования и науки стал соучредителем Всероссийского конкурса «Учитель года», а региональные, муниципальные и районные организации участвуют в проведении аналогичных конкурсов на своем уровне, и чем дальше, тем охотнее. Но работодателям и по этой причине профсоюз не нужен, ибо и тут придется идти на существенные вложения, а бизнесмены настроены только на выкачивание прибыли. Всей, без остатка.

Но вот что интересно: если все бизнесмены имеют прибыль, а промышленное производство не делает серьезного рывка в объемах, то что же приносит прибыль хозяевам этих производств? Вопрос нешуточный, потому что раскрывает суть происходящего и не лучшим образом характеризует бизнесменов. Помните, что сказал как-то президент В.Путин? Нужно удвоить ВВП. Но при этом сразу все стали сомневаться, доказывать, что он не прав и так далее. А, собственно, говоря, почему не прав? Казалось, бы при нынешнем уровне научно-технического и технологического прогресса остается только засучить рукава и – «За работу, товарищи!» Но товарищи никуда не торопятся. В чем дело? Дело в том, как и на чем товарищи зарабатывают свои милларды долларов (господ нефтяников, газовиков и прочих недрочерпиев в виду не имею).

В нашем отечественном хозяйстве происходящего не понять, зато в Америке, которую мы то пытались догнать и перегнать, то копировать буквально во всем, все разложено, как по нотам. Дело в том, что рост американского ВВП обеспечивался инвестициями в информационные технологии, которые увеличивались целые пять лет – с 1995 по 2000. Американский фондовый рынок, на котором шла непрерывная спекуляция ценными бумагами, лихорадило со страшной силой, и эта лихорадка привела к появлению определенного числа супербогатых людей. По странной случайности, объем инвестиций, составлявший чуть больше 22 процентов в год, совпал с количеством богатейших людей – 20% населения. Это количество богатеев сосредоточило в своих руках 43,7% располагаемого дохода и 59,6% общего благосостояния. Ну почти как у нас – малая кучка людей, состоятельных по мировым представлениям и даже супербогатых по тем же представлениям, и огромная масса бедных и даже очень бедных. Богатые граждане могли и могут позволить себе очень многое, а это приводит не только к росту инвестиций, но к росту потребительских расходов, повышению цен и снижению сбережений. Мелкие и средние предприниматели следовали за крупными, рисковали, вкладывали свои средства в информационные технологии. Те, у кого денег не было, брали их в долг и вкладывали в ценные бумаги. Вот он, пик расцвета, когда инвестиции – по максимуму, инфляция и безработица – по минимуму. Возникла своеобразная пирамида, которая не могла не рухнуть. В конце 2000 года совокупный невыплаченный кредит, который был получен различными американскими корпоративными организациями, составлял 4,7 триллиона долларов. Сегодня мы удивляемся: что это доллар так падает на мировом валютном рынке, что это промышленность США так снизила свои темпы? Между тем все становится ясно, едва мы заглянем назад на три-четыре года.

ПРОФСОЮЗ КАК МАЛЬЧИК

ДЛЯ БИТЬЯ?

В то время, когда росли инвестиции, а рост безработицы существенно замедлился, профсоюзы в США переживали не лучшие времена – труд большинства работников был на низком уровне, зарплаты небольшие, привлечение на производство шло по контрактам, в результате рост инвестиций и свободный рынок не привели к росту благосостояния народа. В этой ситуации профсоюзам надо было определиться со стратегией и тактикой. Дело в том, что 90-е годы в Америке вполне можно считать годами атаки на профсоюзы. Кстати, этим характеризовались отношения профсоюзов и работодателей в 90-е годы и в России, чиновники и предприниматели прикладывали немало сил для того, чтобы распустить профсоюзные организации или заменить их послушными альтернативными. Волна признания, отрицания, потом снова признания, потом умолчания и игнорирования профсоюзов, видимо, идет по неким закономерностям, общим для стран, вступающих в свободный рынок.

ЗАЩИТА ПРАВ ТРУДЯЩИХСЯ –

РОССИЙСКИЙ КОЛОРИТ

Профсоюз давят и у нас, причем подчас давление осуществляется в режиме игнорирования его обращений, замечаний, предложений. Яркий пример – реакция на одну из акций. В каждом регионе собирали подписи под документом, выражающим несогласие с проводимыми реформами в образовании. Ответа на письма, доставленные в аппараты полномочных представителей президента в федеральных округах, нет как нет, а реформы идут полным ходом.

В этой ситуации, как нельзя лучше, подходит лозунг «Разделяй!». Одна из реальных попыток сделать это – неудавшийся переход на новую систему оплаты труда, дескать, сколько регион сможет платить, столько и будет давать своим учителям. В Москве и других крупных регионах все работники образования будут жить, в остальных – выживать, существовать или погибать от голода, у кого на что хватит денег. Не будь профсоюза, попытка бы удалась.

Удачный способ расколоть образовательное сообщество – недостаточное финансирование учреждений образования и предложение зарабатывать, как кто сможет. Один может и становится богатым, другой не может и погибает от бедности. Следующий шаг – перевод учебного заведения в ранг организации, тут уж перспективы – просто закачаешься: от приватизации до перепрофилирования, кто что сможет реализовать, обосновывая идеями целесообразности. От некогда общей системы, от корпоративного сообщества система образования переходит к обществу отдельных систем, отдельных учреждений, отдельных учителей. Рынок ведь предполагает, что тут каждый сам по себе, каждый за себя и только. И появляются педагоги, которые не видят смысла быть в профсоюзе, не считают подчас целесообразным участвовать в общих акциях. Последний пример – профсоюзный лидер в одном из регионов, который посчитал: раз у него лично с чиновниками от образования отношения хорошие, то и выводить людей на акцию нечего, о столь необходимой корпоративной солидарности он как-то не подумал.

Совсем недавно по Москве прошла волна организации профсоюзов в крупных торговых организациях. Ох, как это интересно, потому что создаются такие профсоюзные организации чаще всего в обстановке полной секретности, иначе профлидеры и записавшиеся в эту достойнейшую организацию теряют работу, к ним применяют различные репрессивные меры, вплоть до посещения на дому и проведения обысков. Это значит, что на профсоюзах рано ставить крест, скорее всего мы будем наблюдать новую волну роста их значения и роли в развитии страны.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту