search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой ОГЭ по русскому языку: как пройти итоговое собеседование Ситуация с 9-летней студенткой МГУ Алисой Тепляковой вновь привлекла внимание общественности Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Международный день объятий, который отмечают 21 января, – праздник не новый, ему 35 лет Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Прошел первый урок «Высшей лиги» – Екатерина Костылева рассказала о трех китах педагогики XXI века Регионы вводят в школах дистант и закрывают детсады из-за коронавируса

Документы века

Америка получила вторую Декларацию независимости

“Для глобальной передачи мысли ваши заводы больше не требуются…”

Человек не может жить без утопий. Когда в 60-70-х по миру прокатился бум электронных технологий, человечество строило фантастические проекты – думающие машины, цивилизацию роботов, искусственный интеллект. Хотя к нынешнему времени многие из этих идей реализованы, компьютер сам по себе уже не вызывает былого энтузиазма. Ключевое слово сегодняшнего дня “Интернет” – глобальная компьютерная сеть. Она дает возможность распространять и получать информацию, независимо от расстояний и государственных границ. Правда, Россия в этой области пока отстает от цивилизованных стран – по некоторым данным, в США к Интернету подключено 40 миллионов компьютеров, а у нас – лишь 100 тысяч. Но российская “электронная паутина” разрастается с каждым днем, и скорее всего к началу XXI века Интернет плотно охватит нашу страну, подарив ее гражданам и свои возможности, и свои проблемы.

Ниже мы публикуем фрагменты из “Декларации независимости Киберпространства”, любезно предоставленные журналом “Zhurnal.ru”.

Ее автор Джон Перри ба╡лоу – один самых известных теоретиков Интернета. В 1969 году он закончил с отличием Уэслеанский университет по специальности сравнительное религиоведение. В 1990 году совместно с Митчелом Д. Кейпором он основал Фонд электронных рубежей, председателем исполнительного комитета которого является по сей день. Он признанный авторитет по вопросам компьютерной безопасности, виртуальной реальности, а также социальным и правовым проблемам, возникающим в глобальной сети связанных между собою компьютеров.

Непосредственным поводом к написанию “Декларации” послужило принятие правительством США Билля о благопристойности коммуникаций, суть которого – введение своего рода цензуры в Интернете, ограничивающей распространение порнографической и экстремистской информации. Но конкретный повод не так уж и важен. Куда значимее тот пафос, с которым автор говорит о принципах своего “виртуального мира”. Этот язык революционного романтизма больше напоминает манифесты времен Первого Интернационала, чем рассказ о новых технологиях. Из очередной технической новинки компьютерная сеть превращается в понятие идеологическое, а порой даже религиозное. В одной из дискуссий о будущем Интернета Джон Перри Барлоу заявил: “Я уверен, что мы находимся в эпицентре религиозного движения от монотеизма к пантеизму. Это скачок от порядка, базирующегося на контроле, навязанном сверху, к порядку, основанному на формах, зарождающихся внутри. Так делает Природа. …Общество пытается превратить организмы в машины; мы же вступаем в мир, где машины станут организмами”.

Правительства Индустриального мира, вы – утомленные гиганты из плоти и стали; моя же Родина – Киберпространство, новый дом Сознания. От имени будущего я прошу вас, у которых все в прошлом,- оставьте нас в покое. Вы лишние среди нас. Вы не обладаете верховной властью там, где мы собрались.

Мы не избирали правительства и вряд ли когда-либо оно у нас будет, поэтому я обращаюсь к вам, имея власть не большую, нежели та, с которой говорит сама свобода.

…Истинную силу правительствам дает согласие тех, кем они правят. Нашего согласия вы не спрашивали и не получали. Мы не приглашали вас. Вы не знаете ни нас, ни нашего мира. Киберпространство лежит вне ваших границ. Не думайте, что вы можете построить его, как если бы оно было обьектом государственного строительства. Вы не способны на это. Киберпространство является делом естества и растет само посредством наших совокупных действий.

Вы не вовлечены в наш великий и все более ширящийся разговор; не вы создаете богатства наших рынков. Вы не знаете нашей культуры, нашей этики и неписаных законов, которые уже сейчас обеспечивают нашему обществу больший порядок, чем тот, которого можно достичь вашими наказаниями и запретами.

Вы заявляете, что у нас есть проблемы, решать которые должны вы. Вы используете это заявление как предлог для вторжения в наши земли. Многие из этих проблем не существуют. Там же, где есть реальные конфликты и недостатки, мы выявим и устраним их собственными средствами. Мы устанавливаем свой собственный Общественный Договор. Этот способ правления возникнет согласно условиям нашего, а не вашего мира. Наш мир – другой.

…Мы творим мир, в который могут войти все без привилегий и дискриминации, независимо от цвета кожи, экономической или военной мощи и места рождения. Мы творим мир, где кто угодно и где угодно может высказывать свои мнения, какими бы экстравагантными они ни были, не испытывая страха, что его или ее принудят к молчанию или согласию с мнением большинства.

Ваши правовые понятия собственности, выражения, личности, передвижения и контекста к нам неприложимы. Они основаны на материи – здесь материи нет. Наши личности не имеют тел, поэтому, в отличие от вас, мы не можем достичь порядка посредством физического принуждения.

Вы испытываете ужас перед собственными детьми, потому что они чувствуют себя как дома в мире, в котором вы всегда будете иммигрантами. Поскольку вы их боитесь, вы трусливо перекладываете свои родительские обязанности на бюрократический аппарат. В нашем мире все чувства и высказывания, от низменных до ангелических, являются частями единого целого – глобального разговора в битах.

…Ваша все более и более устаревающая информационная промышленность желала бы увековечить свое господство, выдвигая законы – как в Америке, так и в других странах, – требующие права собственности на саму речь по всему миру. Эти законы провозглашают, что идеи – всего лишь еще один промышленный продукт, благородный, не более чем чугунные чушки. В нашем же мире все, что способен создать человеческий ум, может репродуцироваться и распространяться до бесконечности безо всякой платы. Для глобальной передачи мысли ваши заводы больше не требуются.

…Мы сотворим в Киберпространстве цивилизацию Сознания. Пусть она будет более человечной и честной, чем мир, который создали до того ваши правительства.

Джон Перри БАРЛОУ

Ричард Грант, вице-президент компании Voice Pilot Technologies, как и всякий молодой человек, хотел, чтобы компьютер слушался его команд. Теперь с помощью новой программы Voice Pilot, пользователь может управлять работой всех приложений с помощью голоса. Во время демонстрации программист включал “спящий” компьютер, произнося только одно магическое слово – “компьютер”. Voice Pilot позволяет вести беседы в режиме на нескольких языках.

В 1990-х годах был обнаружен новый вид психического расстройства – сетевая зависимость. Как выяснилось, сетевая зависимость у женщин встречается в два раза чаще, чем у мужчин. На ежегодном совещании Американской ассоциации психологов была рассказана история о женщине, которая развелась со своим мужем, чтобы у нее оставалось больше времени на Интернет. Муж предьявил ультиматум: “Либо компьютер, либо я”. Дама выбрала компьютер. Психологи ставят больных, страдающих “сетевой зависимостью”, на одну доску с алкоголиками и наркоманами. Для больных “сетевой зависимостью” в Америке уже создана служба психологической помощи.

В Германии приостановлена продажа графической компьютерной программы Corel Draw из-за того, что в архиве изображений, который к ней прилагался, содержались портреты Гитлера и изображения свастики.

По материалам РИТМ-пресс и “Zhurnal.ru”

Дискуссия

Избранные места из переписки с друзьями

О том, как поссорились Виктор Михайлович с Борисом Тимофеевичем

Нехорошо читать чужие письма, а уж тем более рассказывать о них на страницах газеты. Но когда письмо растиражировано автором в пятистах экземплярах и его можно свободно купить в книжном киоске Академии образования – переписку сугубо личной считать нельзя. К тому же автор – Виктор Михайлович Коротов в Postskriptum пишет: “Заметки эти первоначально предназначались персонально для Б.Т.Лихачева, с которым меня связывает многолетнее плодотворное сотрудничество в области педагогики. Однако, поразмыслив, я решил обнародовать их, поскольку речь идет не просто о наших личных разногласиях, а о двух противоположных точках зрения на некоторые коренные проблемы теории развития личности – основного фундамента педагогического знания”.

Членствуют в Российской академии образования два весьма ученых человека. Виктор Коротов – в недалеком прошлом заместитель министра просвещения СССР, директор Института общих проблем воспитания АПН СССР (ныне – Центр развития личности), в настоящее время крупных руководящих должностей не занимает. Борис Лихачев (не путать с Дмитрием Лихачевым!) был директором Института художественного воспитания АПН СССР, позднее работал заведующим лаборатории в НИИ ОПВ под руководством В.Коротова. В годы “перестройки” оба выступали одними из основных теоретиков коммунистического воспитания, резко возражая против реформирования Академии педнаук.

Но время берет свое, заставляет забывать о прошлом и былых научных пристрастиях. И вот совсем недавно вышла новая книга Б.Лихачева, названная ни много ни мало “Философия воспитания”. Десять лет назад трудно было представить, что академик-атеист напишет: “Личность в самом широком смысле всегда существо верующее… Если идеальную личность можно условно представить как личность Христа, то наиболее совершенно выражение антиличности – Антихрист”. Этот взгляд очень не понравился Виктору Михайловичу Коротову. Свое несогласие высказал он в брошюре “Размышление над “Философией воспитания”. Открытое письмо Б.Т.Лихачеву”. Написано это не без юмора, присущего В.Коротову. Достаточно прочитать такие названия глав, как “Эка Личность!”, “Запахотворчество”, “Богазабородудержание”, “Российская Академия верообразования”…

И действительно, знакомясь с “Философией воспитания”, нельзя не посмеяться: “Индивид покидает естественную ароматно-дыхательную среду, разрушает свою ауру, погружается в иллюзорное запаховое пространство и привыкает к нему как к наркотическому состоянию. Основными носителями этих искусственных, псевдоаурных ароматов являются духи, одеколоны, туалетные воды, шампуни, дезодоранты, туалетные мыла, очистители воздуха, ароматизирующие вещества, синтетические материалы, искусственные ткани, а также химические синтезированные и обработанные пищевые продукты”. В отличие от В.Коротова воздержимся от комментария этих строк – диагноз ясен.

Лучше поговорим о самом Коротове. Что же хотел нового узнать Виктор Михайлович, прочитав книгу Бориса Тимофеевича? Единственное, что можно понять из брошюры: “Борис, ты не прав!” Давай вернемся обратно! Куда? К традиционному историческому анализу рассматриваемых явлений, естественно, на основе родной до боли марксистско-ленинской теории развития личности, на чем десятилетиями строились труды и того, и другого академиков.

Высмеяв наиболее курьезные “ляпы” Лихачева, Коротов тем не менее признает: “Есть свои достоинства и у “Философии воспитания”. Это прежде всего широкий антропологический подход к проблеме, большое внимание этическим аспектам развития личности, удачная попытка сформулировать один из основных законов воспитания. Здесь удачи автора очевидны, но я их не касался, сосредоточив внимание на спорных вопросах. И есть у книги Бориса Тимофеевича еще одно немаловажное достоинство: она приглашает к спору. А как известно, в спорах рождается истина”. Но где же, собственно говоря, спор? И если он происходит между двумя учеными, то в чем он заключается? Неужели то, что называет Виктор Михайлович “антропологией”, хоть как-то напоминает эту утонченную академическую науку?

Напрасно испугался Виктор Михайлович, что бывший его единомышленник отступил от своих прежних излюбленных постулатов и классификаций личности по принципу “плохой/хороший” человек. После прочтения брошюры “Размышления над “Философией образования” складывается впечатление, что у педагогической науки существует лишь две альтернативы – либо кондовый материализм, без которого В.Коротов видит только “произвол – действие по принципу: чего хочу, то и наворочу”, либо невразумительные религиозно-мистические проповеди о “экологических личностях” и “запаховых аурах”. Надеемся, что подлинная педагогическая наука не так убога.

Валерий ЕРМОЛОВ,

Григорий ТАРАСЕВИЧ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте