Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Экспертное мнение

Что год грядущий нам готовит?

Учительская газета, №01 от 5 января 2021. Читать номер
Автор:

Отзвенели кремлевские куранты, волшебная новогодняя ночь позади. И хотя страна еще больше недели будет праздновать, самое время подумать о наступившем 2021‑м, какие риски поджидают нас и что необходимо сделать, чтобы их минимизировать. Ушедший год стал годом испытаний и серьезных преобразований в обучении, очный формат почти везде сменился дистанционным. Вернемся ли мы в привычное русло в ближайшее время? Своими прогнозами о том, каким будет 2021 год в российском образовании, делятся известные педагоги, политики, ученые.

Сергей БОГДАНОВ, ректор Российского государственного педагогического университета имени А.И.Герцена:

Вузы стали более открытыми

С одной стороны, общая беда, которая на нас свалилась, заставила очень внимательно посмотреть на привычные вещи с точки зрения, что можно изменить, а что нужно оставить. Благодаря этой общей беде мы поняли лучше, чем занимаемся, осознали те ценности, которые для нас являются определяющими. Думаю, что при правильном позиционировании своей деятельности в сегодняшнем мире мы сможем работать более эффективно, чем раньше.

Пандемия не убила образовательный процесс, но то, что он сильно пострадал и люди вынуждены были работать в не вполне подготовленном онлайн-режиме, – это правда, однако думаю, что все это компенсируется несколькими положительными моментами. Прежде всего, и это очевидно, сложившаяся ситуация дала стимул для развития разнообразных образовательных электронных ресурсов, которые сейчас доступны в несопоставимо большем объеме, нежели ранее.

Кроме этого очевидного факта, есть несколько общезначимых вещей. Например, возрос объем коллективного существования в самом хорошем смысле этого слова. Например, СПбГУ разместил бесплатно больше 100 онлайн-курсов, и многие студенты занимаются по ним. Наш университет тоже предпринял в этом плане серьезные шаги, и уже более 1700 студентов из других педагогических университетов обучаются по нашим курсам. Именно обучаются, а не просто используют. Вузы стали более открытыми, и это хорошо, потому что у каждого из нас есть то, чем он может поделиться с другими.

Сейчас в наших аудиториях сидит примерно половина группы, а половина – находится дома и через чат или другие дистанционные средства связи слушает ту же самую лекцию. За этим, мне кажется, будущее. Преподавателю так работать непросто, но это может развиваться и стать серьезным вариантом повышения преподавательской компетенции. Кроме того, это создает условия для индивидуального образовательного маршрута студента. Причем индивидуальный образовательный маршрут должен характеризоваться постоянной возможностью выбора, коррекцией движения, когда можно изменить предыдущую образовательную стратегию. Да, в этих условиях теряется понятие «академическая группа», но сохраняется возможность для включения всех индивидуальных ресурсов обучаемого.

Другой положительный момент я вижу в том, что эта ситуация заставила нас обратить внимание на каждого студента и преподавателя, понять, у кого какие психологические особенности или проблемы, связанные с материальной инфраструктурой, и помочь. Я согласен со словами Ярослава Ивановича Кузьминова, когда он сказал, что мы выйдем из этой пандемии несколько более людьми, чем были раньше.

Конечно, соглашусь, что никакие дистанционные форматы не заменят живого общения преподавателя со студентами. Но, возможно, именно сейчас должен появиться стимул для того, чтобы преподаватели и сотрудники, которые занимаются инновационной деятельностью, разрабатывали эффективный формат онлайн-общения, который будет максимально компенсировать формат личного контакта с преподавателем.

Я бы подытожил ситуацию с пандемией одной китайской мудростью: «Когда к тебе приближается ураган, не торопись строить каменную стену, а попробуй построить ветряную мельницу». Наверное, поэтому в будущее российского образования я смотрю с оптимизмом.
Не может не радовать то, что в условиях данного коллективного существования проявляются лучшие свойства большинства людей. Мы сейчас активно включаемся для того, чтобы помочь другому в беде.

Майя ПИЛЬДЕС, народный учитель России, председатель совета академической гимназии №56, Санкт-Петербург:

Нельзя воспитание осуществлять через Интернет

Что касается прогнозов на будущее в образовании, то у меня прогноз пессимистический. Я скажу сразу: если не будет никаких изменений в части формата работы школ, то есть если мы до 2022 года работаем с тем же перечнем ограничений, что имеются сейчас, то мы полностью погубим российское образование. Никакие враги не сделают того, что сделает запрет на проведение в школах праздников, на полноценный летний детский отдых, на массовые мероприятия, в том числе конкурсы, соревнования и т. д.

Все не случайно боятся дистанта, потому что это нельзя назвать обучением. Школу заменить невозможно. Школа не транспорт и не предприятие, которое можно закрыть. Какой смысл было принимать закон о воспитании, если мы не можем заниматься воспитанием? Нельзя воспитание осуществлять через Интернет. Воспитание – это только личный контакт с детьми, и никак иначе. Давайте помнить, что школа – это не просто передача знаний, это огромная социальная платформа, где важно личное общение детей и взрослых, детей друг с другом.

Только тогда рождаются правильные отношения, сердечность, дружба, понимание. Я воспринимаю распоряжение относительно школы – все закрыть и запретить – как национальное бедствие. На мой взгляд, этим вопросом должно заниматься даже не Минпросвещения, а Совет безопасности, потому что такое ощущение, что счастливое детство у нас теперь под запретом. Детство как социально-нравственное состояние общества просто убито. Мы чего ждем? Что тюрьмы пополнятся подростками, вынужденными слоняться летом по городу? Только вдумайтесь: по данным Уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ, в 8 раз увеличилась смертность детей за лето 2020 года!

Когда мне говорят про смешанное обучение, я, извините, впадаю в гнев. Что это такое? Какой учитель может работать сначала в классе, а потом дистанционно? С чем это обучение смешанное? Почему родители решают, ходить в школу ребенку или не ходить? А потом будут спрашивать результат ЕГЭ и гвоздить учителей, которые не показывают высокие результаты.
Учителя катастрофически не выполняют учебную программу. Всю первую четверть ликвидировали пробелы, которые образовались в четвертой четверти, когда дети сидели дома. Как учить детей начальной школы у компьютеров? Это не волнует Роспотребнадзор, который замеряет, как стоит каждый стул и стол в кабинете информатики, куда ученики приходят на 40 минут, и который почему-то не учитывает, что на дистанте дети проводят за компьютером по 4‑6 часов? Кого мы обманываем? От того, что все позакрывали, что, уменьшилась заболеваемость?

Я народный учитель России, вхожу в различные экспертные сообщества, но со мной, так же как с другими народными учителями, никто не посоветовался, никто не спросил, что такое смешанное обучение. Педагогическое сообщество не имеет права голоса. Не чиновники должны решать вопросы о формате обучения, воспитания, а учителя.

Владимир СОБКИН, академик РАО, руководитель Центра социологии образования Института управления образованием РАО, руководитель Информационно-аналитического центра РАО:

Образование лишают роскоши человеческого общения

Что ожидает нашу школу в 2021 году? Думаю, самая главная проблема будет плавно перенесена из прошлого года в этот. Как можно догадаться, связана она с дистанционным обучением. Это довольно болезненная тема, поскольку на дистанте разрушается привычная жизнь каждой отдельно взятой школы в контексте культуры социальных взаимоотношений учащихся между собой и с учителями. Поэтому те болезненные точки, которые уже были выявлены, к сожалению, станут лишь чуть менее болезненными, да и то только в том случае, если будет продолжен процесс обеспечения широких масс школьников современными средствами ИКТ, качественным контентом, хорошим Интернетом и так далее.

Что касается качества образования и процессов, связанных с воспитанием и социализацией детей, тут тоже все довольно грустно. Как известно, у учителей переход на дистант вызывал сильнейший стресс и принес колоссальную дополнительную нагрузку. Это только кажется, что вести уроки, сидя дома у компьютера, легче, чем в школе, на самом деле это очень энергоемкий процесс сам по себе, а ведь к каждому уроку надо еще и подготовиться, подобрать материал.

В плане развития личности ребенка ожидать какого-либо прогресса не приходится. Живое человеческое общение все-таки гораздо более эффективно и плодотворно, чем виртуальное. Нынешняя ситуация придает новый смысл всем известной фразе про роскошь человеческого общения. И, к сожалению, школа сегодня лишена этой роскоши, лишена событий, контактов, происшествий, то есть нормальной жизни ребенка, ведь до недавнего момента это было неотъемлемой частью процесса его социализации, воспитания. А ведь никто серьезно и не исследовал, каковы последствия перехода с привычных форм обучения на новые, технически инновационные, как это повлияет на формирование ценностей, интеллекта, эмоциональное развитие ребенка.

К ЕГЭ отношение в обществе меняется, причем в лучшую сторону, потому что сам ЕГЭ тоже очень сильно изменился. Вспомним тот ужас экзаменов первых лет с их непроработанными КИМами, тестами-угадайками и повальным списыванием… Тем не менее грех не помянуть то, от чего мы ушли, это касается все того же человеческого общения, развития мышления в процессе прямого диалога школьника с учителем, построения осмысленных высказываний, их обсуждения, реакции на них и так далее. Пока что новые информационные технологии не имеют возможности продемонстрировать реакцию на тебя лично со всеми твоими сугубо индивидуальными интересами и запросами. На это способен только живой педагог, и никакой искусственный интеллект такого общения не заменит, по крайней мере, в обозримом будущем. А ведь взросление ребенка происходит именно в процессе такого общения, без посредников в виде машины.

Боюсь, обострится и проблема социального неравенства, ее усугубит тот факт, что именно в условиях дистанта вряд ли удастся для всех школьников создать одинаково комфортные условия.

В вузовском образовании я вижу те же проблемы, что и в школе. Лично мне как педагогу очень не хватает живого общения со студентами. Когда сейчас даешь им задание, можно наперед знать, что большинство из них обязательно пойдут по проторенной дороге наименьшего сопротивления, то есть будут просто искать и скачивать из Интернета готовые ответы. А мне ведь нужно не это, мне гораздо важнее наблюдать, как проявляется их мыслительный процесс, как они рассуждают, взвешивают, анализируют, отметают одно, ставят под сомнение другое, доказывают, аргументируют, критикуют… В этом плане, если удаленное обучение продолжится и в 2021 году, вряд ли стоит ожидать, что что-либо изменится.

Если же говорить о позитивных прогнозах, то, пожалуй, следует ожидать, что люди ко многому все-таки привыкнут, после стресса и ужаса первых месяцев начнутся адаптация и выход на другой уровень взаимодействия друг с другом. Мне кажется, самое главное достижение всех этих испытаний в том, что люди поняли: никто никого не должен учить, но каждый человек должен учиться. То есть мотивация и самообразование – залог успеха, без них никуда. Учителя и раньше понимали: ученик должен стать субъектом образовательного процесса, но теперь благодаря информационным технологиям появились практики, которые позволяют этот принцип не только реализовать, но и сделать массовым, пробудить самостоятельность, предоставить все условия для самообразования. То есть ставка на развитие субъектности школьника, студента, аспиранта как раз является тем звеном, которое позволит нам вытянуть всю цепь нашего образования. Не нас должны учить, а мы должны учиться – вот установка на 2021 год.

Любовь ДУХАНИНА, заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по образованию и науке, координатор проекта ОНФ «Равные возможности – детям», председатель СПК в сфере образования:

Лучшей в мире школе нужен лучший учитель

В 2021 году в центре внимания снова окажется труд учителя.

Еще какое-то время мы будем жить в условиях ограничений. Запрет на проведение массовых мероприятий в школах сохранится до конца 2021 года. Детям перед уроками будут измерять температуру, в случае появления признаков заболевания – отстранять от очного обучения.

Классы продолжат заниматься в отдельных кабинетах по индивидуальному расписанию уроков и перемен. Учащиеся выпускных классов будут сдавать экзамены в особом порядке, итоговое сочинение перенесено с декабря на апрель, а собеседование по русскому языку выпускники 9‑х классов будут сдавать в дистанционном формате в феврале. Обсуждается даже сокращение сдаваемых предметов с четырех до трех: два обязательных и один по выбору. Но окончание пандемии не за горами. В регионы начали поступать первые партии вакцины, которые предназначены для групп риска – медиков, учителей, социальных работников. По мере того как дети будут возвращаться за парты, мы будем возвращаться к решению прежних задач в новых условиях.

Во-первых, хотя сроки реализации нацпроекта «Образование» корректируются, задача вывести российскую школу в десятку лучших в мире никуда не исчезла. Этот год показал, что даже самые продвинутые цифровые образовательные системы с этим не справятся в одиночку. Школа остается важнейшим социальным институтом, а инструмент цифрового образования заиграет только в руках педагога.

Во-вторых, мы вернемся к обсуждению содержания образования. Цикл исследований TIMSS, проведенный в 2019 году, показал, что Россия сохранила и упрочила свои позиции по всем направлениям, уверенно войдя в шестерку мировых лидеров. При этом, по данным международного исследования PISA, результаты российских школьников находятся на среднем уровне по сравнению с другими странами ОЭСР. А дискуссии об обновлении школьных образовательных стандартов пока ничем не завершились.

В-третьих, лучшей в мире школе нужен лучший в мире учитель. В 2021 году мы станем на шаг ближе к введению в образовании системы независимой оценки квалификаций. За это отвечает специально созданный Совет по профессиональным квалификациям в образовании. В двадцати одном регионе созданы центры оценки профессионального мастерства и квалификации педагогов. Любой учитель сможет пройти экзамен на соответствие требованиям профессионального стандарта. По итогам оценки педагогу будет выдаваться сертификат, отражающий уровень профессионального мастерства, а результаты лягут в основу индивидуальных планов повышения квалификации. Независимая оценка уже успешно применяется в медицине, сфере финансов и информационных технологий, индустрии гостеприимства, сварочном деле, лифтостроении, а также в других отраслях.
Опрос ОНФ и фонда «Национальные ресурсы образования» среди 2,5 тысячи учителей показал, что 24% учителей прошли бы независимую оценку для себя, 7% – чтобы подтвердить свою квалификацию в случае разногласий с администрацией или родителями учеников, 40% – если бы НОК засчитали как прохождение аттестации. Для системы образования это новый инструмент, позволяющий учителю реально повышать профессиональный уровень, видеть траекторию роста.

Более того, система квалификаций может стать основой для установления оплаты труда. С этим предложением уже выступила Федерация независимых профсоюзов России. Совсем недавно в ходе Прямой линии Президент России отметил, что учитель не может получать столько же, сколько и уборщица. И хотя поднять зарплату всем из-за бюджетных ограничений невозможно, он заверил, что государство обязательно это сделает позже. В ряде регионов, например в Бурятии, даже приняты решения выделить дополнительные средства для повышения зарплат учителям тех школ, которые получают меньше своих коллег при аналогичной нагрузке. Окончание пандемии должно подтолкнуть к принятию аналогичных мер и другие регионы.

Евгений СЖЁНОВ, научный руководитель экспертно-аналитического центра «Научно-образовательная политика», ведущий эксперт Института образования НИУ ВШЭ:

Необходим диалог с ведущими мировыми практиками

Я убежден, что в образовании все, как есть, уже не получится оставить, даже если захотеть. Пандемия COVID-19 поставила (и продолжит это делать) перед системой образования массу вопросов. Пока мы успели осмыслить и «отбить» лишь тактический уровень, а теперь предстоит осмыслить и выстроить долгосрочные стратегии в образовании на всех уровнях.
От успеха стратегий зависят глубина и качество компетенций у выпускников школ, техникумов, вузов. Для школы важно в 2021 году решить коммуникационную и технологическую задачи, обеспечить стабильность доступа к образовательному контенту по всей стране. Очевидно, что есть сложности с мотивацией части учителей. Это все работа для Минпросвещения РФ. В этом смысле система СПО в большей степени готова к работе в смешанном формате (во многом благодаря интеграции учебных программ с задачами реальных производств).

Университетам в 2021 году предстоит интенсивно учиться кооперации с партнерами. Для части из них ключевой станет коллаборация с научными институтами, укрепление связок «наука – производство». Соответственно, будет развиваться научно-исследовательский потенциал вузов. Для других генеральной линией развития станет усиление взаимодействия с губернаторскими командами, с бизнесом. И тем и другим предстоит укреплять цифровые экосистемы организации учебного процесса и управленческой модели вуза.

Что из новшеств 2020‑го приживется, а что недолговечно? Думаю, удобство дистанта в учебном процессе оценили даже многие его противники. Масштабные исследования («Стресс-тест») учебного процесса в период пандемии выявили, что посещаемость занятий студентами не упала, а только возросла. В этом смысле будут развиваться платформы типа Zoom, появляться отечественные разработки. У преподавателей будет появляться все больше цифровых компетенций и возможностей для повышения интерактивности различных форм обучения. Повысится качество онлайн-курсов, в том числе в части возможностей интеграции искусственного интеллекта в учебном процессе. К недолговечным я бы отнес неуверенность шагов многих вузов, которая еще присутствует из-за слабых управленческих компетенций отдельных ректоров или проблем технологического характера.

В целом я положительно оцениваю проходящую трансформацию и развитие системы образования. Важно, чтобы в этом пути мы умели строить диалог с ведущими мировыми практиками, были открыты к внедрению новых технологий на всех уровнях. При этом важно работать с учителями и преподавателями, от их компетенций зависит общий успех развития системы образования. Важно научиться быть более открытыми коммуникационно, это даст возможность для синергетического рывка в развитии образования в России.

Алексей ГОЛУБИЦКИЙ, директор «Школы будущего», пос. Большое Исаково, Гурьевский район, Калининградская область:

Чем труднее ситуация, тем интереснее ее решать

Безусловно, это был самый необычный год в истории нашей школы. Это был настоящий кризис образования. У китайцев иероглиф, который обозначает кризис, состоит из двух частей – «опасность» и «возможность». Это в полной мере проявилось в этот год. Внезапный переход на дистант принес невероятное количество проблем и задач. Никто не знал, как необходимо поступать. Возможно, впервые все одновременно попали в такую ситуацию, что не у кого было поучиться. С другой стороны, в нашей школе принято, чем труднее ситуация, тем интереснее ее решать. Благодаря тому что школа и семья получили возможность, пусть и вынужденно, но заглянуть в гости друг к другу, мы с нашими родителями стали ближе. Они, столкнувшись с необходимостью больше участвовать в воспитании и обучении своих детей, теперь еще с большим уважением относятся к труду педагогов. И мы, учителя, увидели в родителях не только заказчиков и контролеров, но и соработников в деле образования наших детей. Стало очевидно, что только вместе мы можем достичь результата. Наступающий 2021 год, уверен, станет годом победы над болезнью. Мне бы очень хотелось пожелать детям, родителям и ученикам всей страны, чтобы бесценный опыт и чувства взаимной поддержки и сотрудничества обязательно остались с нами, даже когда мы окончательно вернемся к образованию в классах.

Нурлан КИЯСОВ, основатель конференции EdCrunh и образовательной платформы «Открытая школа»:

Мы не умеем преподавать в цифровой среде

Пандемия принесла неопределенность во все сектора экономики, включая школы. До сих пор существует неопределенность в отношении того, как закрытие школ весной повлияло на успеваемость учащихся, как долго эта «экстренная доставка контента» для учащихся будет еще продолжаться.

Сложно назвать это правильным дистанционным или онлайн-обучением. Мы не умеем преподавать в цифровой среде. Без обоснованных данных о том, как вирус влияет на обучение учащихся, принимать управленческие решения о формате и старте очного обучения считаю неправильным. Директора школ стоят перед сложным и ответственным выбором – оставлять на «удаленке» или удовлетворить ожидания детей и родителей, которые хотят вернуться в школьные стены. На фоне всей этой неопределенности растет согласие с тем, что закрытие школ весной 2020 года, скорее всего, отрицательно повлияло на обучение учащихся – привело к снижению успеваемости, уровня функциональной грамотности, математической грамотности, а в будущем приведет к сокращению доходов учащихся и экономики в целом.

Если федеральный центр, педагогические вузы, образовательные платформы, издательства, бизнес, политики и чиновники от образования не возьмутся за количественные и качественные аналитические исследования, неопределенность будет сопровождать наши школы и в 2021 году.

Особое внимание здесь хочется уделить отсталости или отсутствию исследовательских работ в направлении цифровой педагогики и организации правильного дистанционного обучения. Перечисленным выше группам пора заняться разработкой практических инструкций на основе исследований, отойти от формальных и сухих отчетов и перестать оставлять наших учителей один на один с пандемией.

Кроме этого, я задал бы этим группам следующие вопросы: кто и как поможет школе обеспечить цифровое равенство ее учеников? За период пандемии объективно произошел сбой в объеме освоения учебной программы и качестве, кроме того, существует проблема замещения больных коллег. Что можно предложить школе для выравнивания ситуации?

Школьный учитель оказался в сложной ситуации: утром очные занятия по расписанию, потом замещение больных коллег, а также дистант для пропустивших уроки. В течение дня учителю приходится дистант организовывать одновременно в нескольких форматах с учетом возможностей семей учеников. Как помочь педагогу? Как оценить труд в экстремальных условиях? Что должно измениться в школе, если неопределенность и чрезвычайные ситуации в жизни становятся нормой?

 

 

 


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt