Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Будущее заложено в прошлом. Героям войны посвящается

УГ - Москва, №27 от 4 июля 2017. Читать номер
Автор:

Сколько лет минуло, сколько лет прошло, а не затихает боль от пережитых страданий людей, которые вопреки всему смогли выстоять в годы Великой Отечественной войны.

Да не потребуется ни детям нашим, ни внукам нашим надевать шинели своих отцов.

Нина Эрастова, ополченка времен Великой Отечественной войныТа, война коснулась каждого из нас. Знаю я о ней по рассказам дедов: белорусского партизана, рано, к сожалению, ушедшего из жизни вследствие контузии, и другого деда – ушедшего на фронт с выпускного вечера (от Москвы до Праги), а после войны связавшего свою жизнь с армией, дослужившегося до подполковника, но не дожившего и до 65 лет (все те же военные раны!). Тихие, спокойные их рассказы о тех страшных годах, без пафоса, без надрыва, на всю жизнь врезались мне в память. Награды, нашедшие их уже после смерти, еще раз подтвердили, что люди в то время не геройствовали, а просто делали свое дело, не требуя, не ожидая ни почестей, ни признания. Скромность украшала людей военного поколения!Таким скромным человеком была и Нина Григорьевна Эрастова, основатель и руководитель музея двух 656-х школ, на долю которой также выпало испытать все тяготы Великой Отечественной войны. В годы ее работы в школе для нас, выпускников школы, учителей, это были глотки свежего воздуха – общение с этим светлым человеком! Сейчас с нами «говорят» ее книги: очерк «Оглядываясь на прошлое. К 30-летию Победы», автобиография «Исповедь счастливого человека нашего окаянного века», зарисовки. И понимаем, какое счастье – знакомство с Ниной Григорьевной!Из автобиографии: «…22 июня 1941 уничтожило не только Пакт о ненападении между фашистской Германией и Советским Союзом, но и разорвало надвое судьбы миллионов людей! Началось новое летоисчисление, стали говорить: «ДО» и «ПОСЛЕ» войны.Первый день войны помню и сегодня.Речь Молотова о внезапном вероломном нападении фашистов была громом среди ясного неба….Было воскресенье. Слова Молотова оторвали меня от чтения популярной в том году книги писателя Льва Овалова «Записки майора Пронина».Война!!! Несмотря на шок, вызванный этим известием, мы (во всяком случае, молодежь) были уверены, что враг вот-вот будет с позором изгнан из страны Советов!…Спешу, как и другие, в военкомат: «Примите заявление. Еще в институте кончила курсы пулеметчиков; на подмосковном полигоне изучала пулемет Максим, стреляла из него». – «Нет, пулеметчицы не нужны». – «Ну а кто там нужен?!» – «Санитарки и медсестры, но надо сначала два месяца учиться на курсах». Целых два месяца!!! Другого пути к фронту нет – записываюсь на курсы. Сначала «галопом по Европам» постигаем теоретические азы медицины, а позже в госпитале (он был развернут в здании МИИТа) пытаемся оказывать первую помощь уже многочисленным к тому времени раненым».Из очерка «Оглядываясь на прошлое»: «Октябрь 1941. Кольцо окружения замкнулось, многодневные поиски выхода из «мешка» сорвались. Танки со свастикой обходят со всех сторон, держа нас под прицелом пушек.Сопротивление становится бессмысленным: винтовки образца 1891-1930 гг. – у красноармейцев да личные пистолеты – у комсостава – вот все, чем располагаем. Наша, медсестер и сандружинниц, амуниция ограничивается санитарной сумкой и противогазом. Последний за ненадобностью давно брошен, а «тара» заполнена сухарями и кусками сахара, на которые (о, счастье!) напали в одном из обозов.Круг танков сужается; на башне одного из них показываются щеголи в черных эсесовских мундирах, в зеркально начищенных сапогах. С довольной ухмылкой оглядывают они свой свежий «улов». Один из эсесовцев подходит вплотную. Заметив среди серых шинелей женские лица, он тычет пальцем в ту, что ближе: «Комиссар?!» Не получив ответа, он срывает и с остервенением втаптывает в землю звездочку с пилотки. «Раненая» эта пилотка и теперь со мной….Когда просились на фронт, ко всему, кажется, были внутренне готовы: к ранению, к смерти даже – война есть война.Но такое… Слезы унижения, слезы бессилия застилают глаза. ТАКОЕ – до конца дней не забудешь…»Еще из очерка: «Апрель 1942. Вязьма. «Госпиталь» для военнопленных….Позади два месяца тифозного бреда. Острижена наголо, худа фантастически – то и дело натыкаюсь на собственные, выпирающие со всех сторон кости. Заново учусь ходить. Держась за стенку, добираюсь до двери барака, приоткрываю ее, и… ярчайшее весеннее солнце слепит глаза. Голова пошла кругом от запахов просыпающейся земли…Поотдышалась, поопомнилась, а в висках уже бьются радостные молоточки – живая я, живая!!!Таким и помнится этот день – день воскрешения из мертвых.Вернулась воля к жизни!»Сколько еще пронзительно достоверных воспоминаний о Великой Отечественной войне читаешь в книгах Нины Григорьевны! Испытываешь чувство гордости за наших предков и чувство искренней благодарности за все то, что смогли противопоставить они кошмарам тех лет!Из очерка: «О военном поколении принято говорить и писать как о героическом, как о трагическом даже. Оглядываясь назад, думаю: мы прежде всего СЧАСТЛИВОЕ поколение. Да-да, это не оговорка – именно счастливое! И те, кто погиб раньше фанфар Победы, и те, кто их услышал, были счастливы; счастливы в несчастии. Они познали цену настоящей дружбы; с пронзительной остротой ощутили причастность к общему делу; были ЛИЧНО ответственны за все происходящее».И счастливы оттого, что нам не суждено испытать то, что выпало на их долю!Поэтому важно нам трепетно хранить память о людях военной поры, об их «тихом» подвиге во имя нас!Марина КОЧЕБУРОВА,учитель русского языка и литературы школы №656


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту