Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

13-й пункт. Как из ста тысяч сделать миллион?

Учительская газета, №35 от 1 сентября 2009. Читать номер
Автор:

Тринадцатый пункт предписания Госпожнадзора стал поистине несчастливым для некоторых школ Воронежа. Денег на его выполнение в бюджете нет, а открывать школы первого сентября надо. Чтобы на месте увидеть, что не понравилось пожарным и санинспекторам, я напросилась в гости в 83-ю школу города Воронежа – одну из не прошедших в первую волну «экзамен» на готовность. Кстати, нынешним летом приемка школ оказалась на редкость ранней, можно даже сказать, непонятно ранней. Об этом говорили многие директора накануне августовского совещания: 28 июля школу уже надо было сдавать! 20 июня прошел выпускной, до него ни красить, ни ремонтировать ничего нельзя, особенно если школа была пунктом приема ЕГЭ, то есть на все работы директору оставался месяц. При этом бюджетные деньги на ремонт поступили поздно и в гораздо меньших объемах, чем планировалось. Одним словом, все как всегда, вот только нервов и суеты, вызванной сжатыми сроками, оказалось намного больше.

В 83-й школе на ремонт было запланировано один миллион сто тысяч рублей. Решение об этом принималось еще зимой, когда верстался городской бюджет. Школе пришло уведомление на означенную сумму, директор нашел исполнителей работ, те подготовили смету (кстати, она не бесплатно готовится и стоит от одного до трех процентов от суммы). Однако спустя несколько месяцев, уже непосредственно перед началом работ, школа получила нерадостное известие о том, что вместо миллиона ста будет всего 200 тысяч рублей! И это при том, что еще оставался долг в сто тысяч за прошлогодние работы.

В общем, с долгом директор рассчитался и крепко задумался, как из ста тысяч сделать миллион. Но думай не думай, а требования проверяющих выполнять как-то надо. Например, устанавливать в школьной столовой электрические сушилки для рук.

– Мы, – рассказывает директор школы Александр Дорофеев, – закупили и установили четыре штуки, наш куратор нас похвалила и сказала: продолжаем дальше работать.

А дальше спилили тополя, посаженные много лет назад в трех (вместо 15 положенных) метрах от здания, провели экспертизу трещины в стене третьего и четвертого этажей – школе 35 лет. На этом выделенные на ремонт деньги, увы, закончились. Зато экспертиза показала, что трещина неопасная, но следить за ней надо и одновременно надо ликвидировать возможные причины ее появления – ремонтировать отмостки вокруг здания, менять трубы в подвале и выкорчевывать тополиные пни.

Тут самое время вспомнить о Госпожнадзоре, выставившем директору предписание из 13 пунктов. Требования неравнозначные – например, заменить глухие решетки на окнах распашными или поменять схемы эвакуации на этажах. Висели обычные схемы, никто на них и внимания не обращал, а теперь надо, чтобы размером побольше, светоотражающие и в темноте светились. Насчет решеток все понятно, Александр Васильевич сам неоднократно делал заявку на замену, только отвечали ему одно и то же: денег нет. Но стоило пожарным не подписать приемку школы, как сразу нашлись какие-то остаточные средства, и школе из бюджета дали 98 тысяч рублей. В этом случае пожарные, без сомнения, помогли. А вот насчет схем, которые надо заменить во всех школах района, – неужели это так необходимо? Дорофеев даже попытался найти в правилах пожарной безопасности пункт о светящихся схемах – не нашел. Тем не менее заказал 10 штук – по две на каждом из четырех этажей и еще для запасных помещений. Школе это обошлось в 24 тысячи рублей.

В итоге из 13 пунктов предписания пожарных директор выполнил 12. Тринадцатый, предписывающий убрать линолеум «с путей эвакуации», то есть заменить в школьных рекреациях линолеум на керамогранитную плитку, стоит с учетом материала около полутора миллионов рублей.

Честно говоря, пожарные инспекторы уже и сами не рады, что выдали такое предписание. 13-й пункт не выполнен, школа к новому учебному году не принята, полтора миллиона ей никто не давал и не даст – кто виноват и что делать?!

Мы с директором идем по этажам. На втором линолеум на плитку уже заменили, на первом – частично тоже, остались третий и четвертый. Спрашиваю, неужели линолеум такой пожароопасный. Оказывается, да, и еще от высокой температуры он вздувается и страшно лопается, разлетаясь и размазываясь по стенам. «Мы не отказываемся от замены, – говорит директор, – но нужны большие средства, а их не дают». Слушаю его слова и вспоминаю другие школы, сплошь выстеленные линолеумом, и маленькие сельские, у которых финансирование еще меньше…

– Александр Васильевич, а как же кабинеты? Там тоже полы менять?

– Пойдемте, покажу то, что мы уже сделали.

Он открывает двери кабинета, а я в восхищении останавливаюсь на пороге – полный восторг! Большой компьютерный класс: по периметру расставлены машины, в центре столы для семинарских занятий, отдельная дверь в лаборантскую. Три года назад на этом месте было два класса, но директор предложил учительнице информатики Светлане Васильевне Старцевой сделать кабинет, который понравится и ей, и ученикам и будет соответствовать всем современным требованиям. Стенку между классами разрушили, сделав большой кабинет и лаборантскую. Мебель и технику школа получила по федеральному проекту, а кабинет готовили и ремонтировали сами. Когда все получилось, Александр Васильевич решил возобновить паспортизацию кабинетов. Говорит, очень захотелось, чтобы у учителей, когда они входят в свои классы, от восторга болели глаза! Именно от восторга: чтобы так хорошо вокруг было и прекрасно! Так в школе появился Перспективный план развития учебных кабинетов на 2009-2013 годы, вместивший все пожелания учителей.

В плане несколько разделов: ремонтные работы, приобретение строительных материалов и изделий, учебной мебели и мебели для учителя, технические и методические средства обучения. По каждому разделу и кабинету определены вид работ и необходимые закупки, а еще указаны источник финансирования и сроки выполнения.

– Я знаю, что сейчас школам запрещают проводить ремонтные работы за внебюджетные деньги. Почему?

– Действительно, городское казначейское управление запретило это делать. Строительный материал я могу приобрести за внебюджетные средства, а саму работу, даже оформленную по договору и строго по закону, нам запрещено проводить. Мы уже год живем по этим правилам.

– Как это объяснили директорам? Почему нельзя ремонтировать за счет внебюджетного фонда?

– На самом деле эти распоряжения идут без письменного циркуляра, который можно было бы обжаловать или сослаться на него. Просто по телефону говорят: нельзя! И все.

Что плохого в том, что школа потратит заработанные деньги на проведение ремонтных работ? Могу только предполагать, что подрядчики, которых найдет директор, будут отличаться от тех, кого назначит муниципалитет, и цены за выполненные работы скорее всего будут отличаться, и, наверное, качество. Но все эти предположения можно подтвердить или опровергнуть только в том случае, когда из бюджета дали денег. А если их нет, а ремонтировать надо, что делать директору? Правильно, просить родителей или помощников-депутатов.

Так что 13-й пункт, конечно, будет выполнен, но не к первому сентября. Инспекторы пожнадзора это тоже понимают…

Воронеж


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту