Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Жест доброй воли,. или Почему для глухих детей арабский язык важнее, чем английский

Учительская газета, №09 от 27 февраля 2018. Читать номер
Автор:

В этом году свой 80-летний юбилей отмечает еще одна уникальная образовательная организация Чеченской Республики – Специальная (коррекционная) школа-интернат для глухих и слабослышащих детей. Во всех странах работе с особым контингентом учащихся уделяют огромное внимание. Но в данном случае, если учесть драматичную историю существования этого региона на протяжении последних десятилетий, можно лишь развести руками – как работающим здесь сурдопедагогам удалось не просто выжить самим и сохранить своих воспитанников, но и дать им полноценное образование и воспитание.

А​йшат Хашумова, нынешний директор школы-интерната, была назначена на эту должность в 2005 году. На тот момент здесь было всего 40 ребят разного возраста, которые ходили на занятия в расположенный неподалеку частный дом. Еще через год их перевели в помещение чуть попросторнее – в здание, которое ранее принадлежало учреждению дополнительного образования. – До этого я не работала в системе коррекционного образования, для меня все было ново, чуждо и незнакомо, – делится воспоминаниями Айшат Висарбековна. – Старых и квалифицированных кадров практически не осталось, почти все либо уехали в другие регионы России, либо эмигрировали за рубеж. Приходилось как-то выкарабкиваться самим. Поймите, что для человека, незнакомого с особенностями обучения глухих и слабослышащих, без специалистов-дефектологов и сурдопедагогов крайне сложно организовать этот процесс так, чтобы был какой-то эффект. И в такой ситуации проживание в условиях школы-интерната лишь добавляет проблем. Мы просто не знали, как провести занятие, чем занять ребят после уроков. Поэтому какое-то время просто работали так: в 8.00 принимали детей, а в 12.00 уже отпускали домой, при этом родители все это время ждали своих детей в вагончике, который стоял возле школы. Это был невероятно трудный для нас период. Тогда у нас не было возможности воспользоваться интернет-ресурсами, открыть сайт и посмотреть, что и как делать в той или иной ситуации, нельзя было на каком-нибудь портале, в сообществе, в социальной сети или на форуме спросить совета у коллег, посмотреть вебинар, почитать специализированную литературу с экрана. Учебников и методических материалов по нашему профилю тоже не было. Словом, выживали как могли, это было невероятно сложное время. И у меня не раз возникала мысль, что вряд ли здесь останусь. Я из династии обычных педагогов: отец работал директором школы, он учитель физики и математики, дедушка тоже был директором, мама – филолог. Зная общую методику преподавания, я понимала, что мы что-то делаем не так. Не могут дети после уроков просто гулять, нужно их деятельность как-то организовывать. Надо проводить внеклассные мероприятия, развивающие занятия и сюжетно-ролевые игры, а тех, кто имеет опыт работы с глухими детьми, у нас всего три человека. Жестовой азбуки почти никто не знал, дактиль учили по бумажкам. И наконец, когда стало совсем невмоготу, Аллах сотворил чудо – к нам вернулась наша старая сотрудница – гениальный педагог с огромным опытом работы Манаш Пайзуллаева. Все эти годы она была за границей, учила чеченских детей родному языку. Манаш Адизовна приехала, и сразу же все завертелось: она начала нам показывать, как методически правильно выстроить наш специфический урок, давала рекомендации и просто советы по организации общения с детьми. И все пошло как надо! Говорят, что нет пророка в своем отечестве. Но у нас он есть! Именно благодаря ей школа встала на ноги, и теперь наши глухие и слабослышащие дети говорят, а учителя успешно учат их. Вся методика, которую мы переняли, основана на ее опыте. Министр образования и науки ЧР Исмаил Баутдинович Байханов неоднократно приглашал к нам других специалистов, в том числе иностранных. А самое главное – все наши сотрудники прошли курсы повышения квалификации и переподготовки, овладели второй специальностью. Оказалось, что дефектология – наука очень интересная, глубокая и необъятная. Здесь нельзя работать «по площадям»,  как в обычной школе, тут каждый ребенок воспринимает звуки по-разному. Огромную роль играют вибрации тела, возможности голоса, особенности интеллекта, разная соматика и много-много других факторов. Словом, школа-интернат наконец-то вышла из своего возрастного кризиса и начала успешное развитие. Сегодня здесь обучаются 296 ребят, в основном дети из малоимущих семей. Это больше, чем положено, однако, признается Айшат Хашумова, она просто не в состоянии отказать любому ребенку, которого родители привели сюда, даже если он еще очень мал. Да, возможно, это и нарушение, но для таких детей организована подготовительная группа. Ведь любой дефектолог подтвердит: медлить нельзя, чем раньше начать с ребенком работать в плане реабилитации, тем больше у него возможностей для обогащения словарного запаса, тем раньше он сможет перенять правильную модель поведения, лучше развить слуховое восприятие. И результаты налицо: уже в начальных классах учащиеся школы-интерната знают дни недели и времена года, умеют считать, знают буквы и многое другое. То есть они мало чем отличаются от своих сверстников из обычной школы. Различия проявляются позже. Например, во многих школах весь образовательный процесс выстроен вокруг подготовки к ОГЭ и ЕГЭ. Здесь же гораздо большее внимание уделяют общему развитию, а сдают только ОГЭ. Но есть здесь и свои изюминки…- В прошлом году мы решили начать изучать с детьми арабский язык, – говорит директор. – По программе все предметы в школе преподаются на русском. Дома же дети с остаточным слухом общаются с членами семьи на чеченском языке. Для ребят с кохлеарной имплантацией (их у нас 52 человека) и сохранным интеллектом это не составляет особого труда. Поэтому чеченским языком ребята овладевают в режиме живого общения, разговаривая со своими родителями, родственниками, друзьями. Конечно, это нельзя назвать полноценным обучением в педагогическом смысле. А вот арабский совсем другое дело. Правда, обучение тоже идет на русском, но успехи впечатляют. Вы спросите, почему именно арабский, а не какой-либо другой язык, скажем, английский, французский или испанский? Да потому что эти языки им вряд ли когда-нибудь пригодятся, а вот арабский будет в жизни совершенно необходим. На сегодняшний день в школе уже более 40 детей свободно читают на арабском, могут совершать намаз. Каждый мусульманин должен знать Коран, уметь читать его. И если наши дети смогут овладеть хотя бы первыми сурами из Корана, это будет лучшей социализацией, чем что-либо еще, потому что им всегда будут рады в любой мечети. Кроме того, чем взрослее становится человек, тем больше он ищет духовности. А завтра, по окончании школы, ему придется выходить в большую жизнь. И если у него нет друзей, ему будет очень сложно. А с братьями и сестрами по вере ему всегда будет легче. И, став семьянином, он тоже сможет научить своих детей добру. У наших выпускников не такие уж и обширные возможности для интеграции в общество. А изучение арабского проходит в очень ненавязчивой обстановке, очень демократично.  К нам приходят представители разных общественных организаций, которые общаются и играют с детьми, задают им вопросы, отвечают сами. Бывают и выездные мероприятия со взрослыми. По сути, это кружок, куда ходят дети, которым действительно интересно! А если бы это был английский, надо было бы относиться к этому гораздо серьезнее….Традиционно глухих и слабослышащих учили не только речи, но прежде всего ремеслам, чтобы они умели зарабатывать на жизнь собственным трудом. Поэтому в школе-интернате есть столярные мастерские, гончарный цех, кабинеты швейного дела и домоводства. Школьницы умеют не только шить и кроить, но также самостоятельно готовить самые различные блюда. Ребята же уверенно работают на станках, изготавливают красивые деревянные изделия – корпуса для настенных часов, рамки для картин и зеркал, шкатулки. В школьной теплице дети осваивают азы агротехники, учатся выращивать растения круглый год. Регулярно проводятся уроки СБО – социально-бытовой ориентации, на которых их учат элементарным вещам: как обращаться с теми или иными бытовыми приборами, кухонной утварью, словом, всему тому, с чем все они обязательно столкнутся, когда вступят во взрослую жизнь.Очень богато представлена сфера дополнительного образования: активно функционируют секции по греко-римской борьбе, шахматам, шашкам, теннису, футболу. Есть кружок хореографии, жестового пения. А недавно здесь открыли подразделение «Кванториума» – кружок робототехники, программирования и прототипирования. Возникает резонный вопрос: как же дети, которые не знают английского языка, способны разбираться в компьютерной технике, осваивать информационные технологии, писать программы, пусть даже и простейшие? Оказывается, говорит Айшат Хашумова, здесь нет никакого секрета. Просто у глухих и слабослышащих прекрасная зрительная память, и они очень хорошо запоминают английские слова визуально, могут легко узнавать и понимать их смысл. Действительно, они не владеют языком как таковым, но благодаря разработанным местными педагогами уникальным методикам ребята успешно овладевают программированием, а занятия по ИКТ проходят очень интересно и продуктивно.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту