Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Жертва шпиономании – профком. Государственная Дума принимает новый антирабочий закон

Мой профсоюз, №29 от 15 июля 2003. Читать номер
Автор:

Государственная Дума приняла в первом чтении закон «О коммерческой тайне». Инициатива исходила от ряда министерств и ведомств, и по-видимому, намерения были самые благие. Но, как ни крути, и на этот раз произошло строго по классике: благими намерениями выстлана дорога прямо в ад.

Тайна – она на то и тайна, чтобы ее охранять. Тайну коммерческую охранять можно и нужно. Вплоть до последнего времени соответствующего закона в нашей стране не было. Зато упоминания о необходимости охраны коммерческой тайны, а вернее, ответственности за ее разглашение, встречаются во всевозможных кодексах – гражданском, уголовном, административном и даже трудовом. К примеру, Трудовой кодекс и сейчас позволяет предпринимателям заключать с работниками трудовые договоры, содержащие пункты об ответственности за разглашение коммерческой тайны. Может, с первого раза рядового работника за это уволить и нельзя, а уж со второго – «вылетит» как миленький!

Наверное, новый закон нужен: было бы неплохо свести разрозненные упоминания о коммерческой тайне из разных документов в один – самый главный. Другое дело – каково должно быть содержание такого закона? Думаю, не открою секрет, если позволю себе заметить: любим мы, русские, делать секреты на пустом месте. Так, на всякий случай. В последнее время в стране появилось столь много высоких заборов, КПП, шлагбаумов, турникетов и охранников, что, казалось бы, никакой утечки информации просто не может быть по определению. Тем не менее воруют: коммерсанты устанавливают друг за другом слежку. Государственные чиновники откровенно «сливают» компромат, ставший им доступным в силу должностного положения. Чуть ли не на любом компьютерном «развале» продаются электронные базы данных с самой что ни на есть секретной информацией – данные на граждан из ГИБДД, налоговой инспекции, компаний мобильной связи. Как говорится, вот вам адресочек «богатеньких буратин», вот полный список того, чем оные владеют, вот вам суммы заработанных ими денег, приходите и грабьте!

Однако, судя по всему, закон направлен не против потенциальных злоумышленников. В первую очередь пострадать от его принятия могут вполне добропорядочные граждане, которые, к сожалению, в результате трудов праведных никакого капитала так и не нажили. Почему?

Перечень того, что тайной не является, занимает в тексте законопроекта очень небольшое место. Следовательно, все то, что законом засекречивать не запрещено, можно смело засекречивать. И вообще, любая фирма, организация, предприятие отныне будут решать сами, к каким именно сведениям не могут иметь доступ третьи лица. К сведению: размер заработной платы в ограничительном перечне даже не упомянут. Значит, его разглашение подпадает под действие нового закона и будет пресекаться по всей строгости…

Что ж, придется напрячь воображение. Петрович во время перерыва спросил Иваныча в «курилке»: «Ты скока получил в аванс?». Иваныч ответил и… разгласил коммерческую тайну. Жена как бы между прочим поинтересовалась у мужа, какой суммой он намерен побаловать драгоценную супругу в ближайшую получку. Муж ответил… и попал под действие нового закона. Сосед «стукнул», ребенок проболтался в школе, информация о «разглашении коммерческой тайны» окольными путями дошла до работодателя и… Прощай работа?

Но все это, так сказать, на бытовом уровне. Теперь представьте, что упомянутые в законе «третьи лица», кои никак не должны овладеть коммерческой тайной, – это профсоюзный комитет предприятия. А сведения, которые, по мнению владельцев фирмы, должны составлять предмет коммерческой тайны, – размер зарплаты работников. Профком вступает с работодателем в коллективные переговоры и запрашивает цифры, необходимые для составления раздела коллективного договора «Оплата труда». Или для подготовки положения о премировании. А ему говорят: «Сведения не дадим. Это – коммерческая тайна!».

Мне могут возразить: есть постановление правительства о том, что размер заработной платы не может быть отнесен к разряду коммерческой тайны. Да, есть и даже пока действует. Но как только названный нами законопроект будет принят в третьем чтении, подписан президентом и вступит в силу, про постановление можно будет забыть: закон, как известно, имеет приоритет по отношению к подзаконному акту, каковым является постановление правительства.

А теперь обратимся к тексту нового федерального закона. Статья 5 в числе прочего запрещает работодателям засекречивать информацию о численности, составе, условиях труда работников и о наличии свободных рабочих мест; о задолженности работодателей по выплате заработной платы и по другим выплатам социального характера. Как видите, об обычной, то есть не задержанной зарплате в тексте речи нет. Значит, работодатель вправе засекретить все сведения о размере зарплаты своих работников.

Стоит ли объяснять профсоюзным активистам, что в таком случае сами переговоры о заключении коллективного договора просто теряют смысл? В самом деле: профком может составить нормальный проект колдоговора только в том случае, если обладает необходимыми исходными данными. Кроме того, любому профкому для успешного ведения переговоров необходимо располагать определенными аргументами. Например, работодатель говорит: «Я не могу повысить зарплату работникам. Она и так на нашем предприятии высокая! А насколько высокая – не скажу. Коммерческая тайна». Что может возразить на сии «убойные» аргументы профком? Да ничего!

Точно такие же проблемы возникнут, если профком попытается как-то повлиять на положения локального нормативного акта, регулирующего вопросы оплаты труда. Работодатель, сославшись все на ту же пресловутую тайну, может запросто проигнорировать мнение профкома. И вообще, как, по мнению авторов закона, будет проходить теперь процедура учета мнения выборного профсоюзного органа, предусмотренная статьей 372 Трудового кодекса? Ведь, не обладая сведениями о размере зарплаты, профком просто не сможет выразить своего мотивированного мнения по вопросам оплаты труда. Или, по мнению авторов законопроекта, данное положение Трудового кодекса подлежит отмене?

Еще один пример. Работник жалуется в профком на работодателя: мол, недоплатили денег. Профком пытается разобраться, правильно ли работнику начислена зарплата, а ему отвечают: «Не лезьте не в свое дело. Это – коммерческая тайна!». Как вам это нравится?

Может, достаточно примеров и пора делать выводы? А выводы после изучения проекта закона «О коммерческой тайне» напрашиваются однозначные: в таком виде закон не просто неприемлем для рядовых работников и отстаивающих их права профсоюзов. Скажу больше: он подрывает саму возможность выполнения профсоюзами функции по защите прав работников, представительства их интересов в сфере трудовых отношений. А потому профсоюзы должны не просто беспокоиться – они должны восстать против нового законопроекта. «Профукаем» новый закон – утеряем еще одно важное завоевание. Уверяю, негативные последствия для профсоюзов будут сравнимы с теми, которые они не столь давно ощутили после введения единого социального налога. А чуть раньше – от изъятия из ведения профсоюзов фондов социального страхования, а также правовой и технической инспекций, имеющих право налагать на работодателей штрафы.

Можно, конечно, заняться внесением поправок в проект закона. Ну, хотя бы внести два исчерпывающих перечня – что может составлять предмет коммерческой тайны и что не может. Однозначно оставить размер зарплаты во втором перечне. Но еще лучше – отложить явно «сырой» текст. До тех времен, когда правительственные чиновники, наконец, разучатся сочинять антирабочие законопроекты…

Денис ПАНКИН

(По материалам Научного центра профсоюзов)

Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту