search
Топ 10

Женя, Женечка, Евгений Николаевич В семье Пестеревых работу не делят

– Женя у нас такой, без дела не сидит. На пилораме сейчас работает, бревна ворочает… – в голосе директора Юрьевской школы Лидии Александровны Запрудновой сквозила явная гордость за новоиспеченного учителя физкультуры.
– Рады, небось, что мужского полку вам прибыло? – в тон разговора спрашивает Тамара Анатольевна Гулеватая, заместитель начальника управления образования администрации Угличского района.
– А как же, – улыбается директор, – четвертый мужчина появился!

В Юрьевскую школу мы попали уже во второй половине дня. Тамара Анатольевна все норовила показать мне “свое хозяйство”, рассказать о других замечательных школах. И действительно, увиденное в Угличе и районе впечатляло. Чувствовалось, что у властей вопросы образования действительно стоят на первом месте. В Угличском районе, по-новому он называется муниципальный округ, нет задолженностей ни по зарплате, ни по методическим.
– Теперь, надеюсь, активнее пойдут молодые в школы. Кажется, все же переломили мы ситуацию, – говорит Тамара Анатольевна. – В этом году десять начинающих учителей приняли в школы. Такие, как Евгений Пестерев, наша надежда.
В ожидании “надежды” в Юрьевской школе мы прошлись по классам, чистым, светлым, пахнущим свежей краской. Хорошо, уютно в маленькой деревенской школе, где обучаются 104 школьника.
– Мы не количеством, а качеством берем, – вступила в разговор глава сельской администрации Зоя Александровна Хрящева. – Для наших деток ничего не жалко. Упор делаем на спорт. Мы всегда в тройке призеров в любых районных соревнованиях.
– Кто же “мы”? – интересуюсь я.
– А мы не разделяем школьников и взрослых жителей. Успехи наши общие. Ведь учитель физкультуры Николай Юрьевич еще и организатор всей спортивно-массовой работы в селе. Теперь у него хороший помощник появился.
– Да, зададут они вдвоем нам перцу, – смеется директор школы. – Представляете, я в своем, так сказать, почтенном возрасте на лыжах еще бегаю.
Обилие кубков, различных грамот, наград за стеклянной витриной меня уже не удивляло. Но вот спортзал сразил наповал. Обычно в сельских школах сиротливо жмутся у стенок брусья, обшарпанный конь, пара мячей и все. Здесь же, в спортзале Юрьевской школы, каждый метр пространства был рационально приспособлен для различных физических упражнений.
– У нас со спортивным оборудованием проблем нет, – заверила Лидия Александровна. – Мячи, маты, лыжи, современные спортивные снаряды. Да вы в подсобку-то загляните…
Что же, повезло молодому специалисту, выпускнику Ярославского госуниверситета Евгению Пестереву. Начинать свой первый учебный год в такой школе и в таком коллективе… Стоп! Тут надо раскрыть все карты. Работать кандидат в мастера спорта Евгений Пестерев будет в паре со своим отцом Николаем Юрьевичем Пестеревым, тоже, кстати, кандидатом в мастера спорта. Да еще всегда рядом будет мама – Валентина Федоровна, завуч по воспитательной работе. Хорошо это? А давайте спросим самого Евгения.
Невысокий крепкий паренек улыбнулся широко, открыто.
– Конечно же, хорошо. Все мои самые первые воспоминания связаны со школой, вернее, со спортзалом. Я, маленький, сижу на мате, а отец ведет урок. Иногда и мне мяч кинут, я радостно отбиваю. Только стал ходить, отец меня сразу – на лыжи. Первый раз участвовал в крупных соревнованиях лет в пять. В нашем семейном альбоме фотография есть.
– А можно мне посмотреть тот альбом? – как бы ненароком напросилась я в гости. Уж очень хотелось поближе познакомиться со своим героем, увидеть его в домашней обстановке. А то нарассказывали про него: и кумир всех мальчишек, и не курит, и не пьет, и бревна таскает… Хоть в рамку да на стенку.
– Все, договорился, вас мама проводит до дому, – прервал мои раздумья веселый голос, – а я на мотоцикле подъеду.
Симпатичная голубоглазая мама, она же завуч Валентина Федоровна, сразу же пожаловалась мне:
– Ох уж этот мотоцикл! Из-за него у нас с Женей ссоры да раздоры. Как вечер, так скандал. Он за мотоцикл, ребята гурьбой около него. Почему-то его малышня обожает. А мне тревога. Сельские дороги опасные, особенно ночью в темноте. Одно утешение, уж если Женя скажет, буду во столько, то непременно минута в минуту придет! За все время один раз опоздал, когда его побили.
– Как? Кто? – выпаливаю я так громко, что женщина у соседнего дома оборачивается и тут же здоровается с нами.
– Здравствуйте, Нина Борисовна, – приветливо кивает головой моя спутница.
– Это первая учительница Жени, – поясняет мне Валентина Федоровна. – Дети ее уважают. Для Жени она была авторитетнее нас какое-то время. Это и хорошо. Первый учитель душу формирует.
Идем молча по широкой зеленой улице. Тишина, покой. Но ведь мы говорили о чем-то тревожном.
– Как побили? – возвращается к разговору Женина мама. – Да очень просто. Шел вечером из клуба, и не один – с малышней. Налетели пьяные ребята… Пришел позднее обычного, пытался кровь замыть, чтобы не испугать меня. Так потом взрослые мужчины, те, что в футбол с ним да с отцом играют, узнали, разыскали тех парней и поговорили с ними. Заступились за Женю. А от учительства я его сколько отговаривала, мол, хватит нам в семье двоих. Отца-то мы толком и не видим, в семь встанет, к восьми уже в школе, на уроках, придет пообедает и опять то кружки, то секции. А уж в субботу, воскресенье подавно, то районные соревнования, то областные. И Женя как хвостик с малых лет за папой. Отговаривала его, отговаривала – бесполезно…
За разговорами мы незаметно оказались у добротного, крепкого дома. Свежими досками сияло на солнце крыльцо.
– Это мои мужчины построили недавно. Они все мастеровитые, – с гордостью заметила Валентина Федоровна.
– А сколько мужчин-то?
– Трое, – ответила моя собеседница. – Есть у Жени младший брат Сергей, в десятый пойдет. Он сейчас с отцом в Вологде гостит у дедушки с бабушкой. Я часто шучу, говорю домашним, что буду водиться только с внуками старшего сына. Почему? А Женя нам вынянчил Сергея, кормил, поил, на прогулки водил, сказки читал, спать укладывал. Я ему многим обязана, он работать нам давал, был младшему и за отца, и за мать. Из Жени хороший учитель выйдет. Такой же, как отец. Я это вижу. У сына такое же внимание к внутреннему миру ребят. Вы видели в школе Доску почета? Нет, не ту парадную, а другую, в кабинете Николая Юрьевича. Там фотографии ребят, которые одержали в чем-то победу над… собой.
В просторном уютном доме пахло яблоками.
– Это из бабушкиного сада, – поясняет Женя. – У нее много садовых деревьев. Помогаем ей справляться с урожаем.
Мы располагаемся на диване в гостиной. Валентина Федоровна извлекает откуда-то огромную коробку с грамотами, дипломами.
– Мам, ну кому это интересно? – ворчит Евгений. – Тебе бы в архиве только работать.
– Конечно, у меня все хранится, и ваши рисунки, и тетради, и дневники, а уж грамоты – в особом списке, – не обижается мама. – Пойду вам чай заварю.
Мы рассматриваем альбом с фотографиями. Вот она, о которой мне рассказывал Евгений. Крепыш стоит на лыжах, а внизу подпись. “Первый старт. 850 метров. 5 минут сорок секунд. Жене 5 лет”.
Так вот откуда берут старт кандидаты в мастера спорта. Из глубокого детства. Тренировки, соревнования, опять тренировки…
– А что для тебя, Евгений, как для учителя-новичка, ты думаешь, будет самое трудное?
– Наверное, дисциплина в классе. Ведь я дружу со многими школьниками, вместе гуляем, а в школе-то я Евгений Николаевич. Воспримут ли серьезно?
– Ничего, все получится у тебя, – успокаиваю я. – Мне директор рассказывала, что ты уже двух ребят подготовил к поступлению в педколледж. Занимался с ними, задания давал, и тебя они уважительно называли Евгений Николаевич. Так что все получится. И мама в тебе уверена.
– Вы лишнего-то не пишите про меня, а то расхвалите – стыдно будет. Ведь я еще ничего не сделал. Вот отец – другое дело.
– Ну ладно, – успокаиваю я своего героя. – Скажи, а у тебя враги или недруги есть?
– Откуда? – удивляется Евгений.
– Ну вот недавно на тебя напали…
Женя даже вспыхивает.
– Ну кто это вам сказал? Мама, что ли? Мам, ну ты что? Просто пьяные были ребята, не соображали, что делали. Они потом передо мной извинились даже… Вы лучше напишите, чтобы учителям больше платили. Тогда бы, наверное, из нашей университетской группы все пошли работать в школу. А то раз-два, и обчелся. Ну что буду я получать тысячу рублей? На пилораме я за три недели три тысячи заработал.
Конечно, зарплата Евгения – малый довесок в бюджет семьи. Его это очень беспокоит. Хочется самостоятельности, независимости, чтобы не брать у родителей денег на ту или иную вещь. Работы он не боится.
– А по дому у тебя есть какие-нибудь обязанности? – интересуюсь я напоследок.
– Нет, вы как-то интересно спрашиваете. Я москвичей не понимаю. У нас тут тоже есть дачники, делят: это ты должен делать, это я. У нас в семье не так: это твое – это мое. Вижу я, что воды нет, – иду за водой. Надо дров наколоть – колю, огород копать – копаю. И все у нас так делают, зачем делить работу?
– Солнышко, ты попьешь с нами чайку? – снизила накал разговора мама Валентина Федоровна.
– Нет, мамуль, меня ждут на пилораме, – так же ласково отозвался сын.
Вместе с Валентиной Федоровной мы вышли на крыльцо. Евгений оседлал своего “боевого коня”, улыбнулся, помахал рукой: “Бывайте!”.
Мы смотрели вслед. “Солнышка” остро не хватало рядом. Хорошо, если бы удалось ему пронести эту доверчивость, доброту, открытость сквозь годы.

Надежда ТУМОВА

Угличский район,
Ярославская область

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте