search
Топ 10

Здоровье

Учитель и ученик с точки зрения психиатра

Не так давно в редакции проходила встреча финалистов конкурса “Учитель года”, которые в один голос заявили: школам просто психолога уже мало. Дайте нам психиатра! Что ж, читайте. Врача вызывали?

Вообще-то любая профессия требует отдыха и восстановления, будь то продажа пирожков или запуск ракет в космос. Но есть дела наиболее ответственные и, как следствие, наиболее напряженные.

Со времен царя Гороха самыми важными считались профессии врача и учителя. Про врачей разговор особый. Есть одна область медицины, где правила восстановления возведены почти в ранг закона – это психоанализ. Психоаналитик должен периодически проходить психоанализ сам, иначе все то, что он пропускает через свое сознание, застрянет в его душе и разрушит его самого. У этих вроде дело поставлено. Другие врачи расслабляются, как могут. Но речь сейчас не о них.

Куда деваться учителям? Работа учителя не менее напряженная, чем работа врача. А у нас не Дикий Запад, где можно сходить в бассейн или тренажерный зал или, скажем, пойти поплакаться в жилетку психоаналитику (психологу, психотерапевту). Нет времени, нет денег (психотерапия дорого стоит), нет информации о том, где и как получить квалифицированную помощь. Да и привычки иногда обращаться к специалисту нет. У нас “психиатр” – слово ругательное. Да и вообще к врачу у нас ходят, когда единственный врач, который может хоть что-то сделать, – это патологоанатом.

Конечно, и уровень помощи тоже оставляет желать лучшего. Но тут уж какова пустыня, таков и глас вопиющий. Не может такого быть, чтобы уровень спецов во всех областях был бы на “три с плюсом”, а, скажем (беру просто для примера), священник среди всего этого делал бы свою работу на “пять”. Слово “священник” можно по желанию заменить на “врач”, “учитель”, “офицер” и т.д. Таких чудес не бывает. Конечно, есть звезды, они в любой области есть, но погоду делают, как показывает опыт, не они.

Но психиатр нужен. Перенапряжение дает о себе знать. Оно накапливается, сдерживается до поры, какое-то время не проявляется, а потом вырывается наружу в самый неподходящий момент. Это может быть агрессия, направленная на того, кто оказался под рукой. А агрессия – она разная: и физическая, и словесная, и просто выражающаяся в тоне голоса. Напряжение может пойти и внутрь, тогда – гипертония, язва желудка, бронхиальная астма и еще целый набор так называемых психосоматических болезней. Как результат – еще труднее становится работать, еще больше напряжение, еще труднее его сдержать. Замкнутый круг.

Да ведь учителя – живые люди! У той же учительницы дома – пьющий муж, зарабатывающий еще меньше нее, и негодник сын. Куда ей деваться? Да, женщины во многом выносливее мужчин, но есть же предел, господа!

Но вопрос ведь решаем. Можно восстанавливать внутреннее равновесие еще до того, когда ситуация перерастет в болезнь. Психиатр-психотерапевт заметит отклонение еще до того, как оно перейдет границу нормы, и скорректирует его. А если уж граница нормы пересечена, то и здесь может довольно эффективно помочь тот же психиатр. Есть десятки видов индивидуальной психотерапии, есть лекарственные методы лечения, есть сочетания того и другого. Есть групповая психотерапия по Морено, классическая, есть по Эриксону и по многим еще авторам. Для души любого человека есть свой метод, который поможет именно ему. А спец на то и спец, чтобы этот метод найти и использовать.

Так, с учителями вроде ясно. Но в школах (как это я забыл) есть еще и дети. Собственно, для них и городится весь этот огород.

Во-первых, межличностное общение. Толпа она и есть толпа, как ее ни назови: коллектив, группа, стадо, кодла, класс. В области групповой психологии человек очень недалеко ушел от питекантропа. И как мы себя кулаками в грудь ни бьем, а в толпе налет цивилизации с человека слетает довольно быстро. Взаимоотношения в толпе сводятся к нескольким простым и жестким правилам. Уважение силы (будь то сила интеллекта, сила мышц или сила обаяния), причем не просто силы, а силы, проявленной так, чтобы все могли эту силу лицезреть. Как противоположный полюс – презрение к слабости, то есть к тому, у кого силы нет или кто не может ее проявить. Вот тут-то и начинается самое интересное. Практически все хотят быть лидерами, но не каждый может. Генри Форд в свое время написал прекрасную книгу “Психология победы” о восхождении к вершине практически с нуля. О том, как превратить скрытые резервы в действующие, как переживать кризисы, и о многом другом. Есть люди, живущие по принципам: “Грудь в крестах или голова в кустах” или “Синдром отличника”. Любой ценой вверх. Возможны варианты. Прошел, пролез, прополз. Удача. Прекрасно. Не прошел, но спокойно идет. Тоже ничего. Не прошел, но ждать и терпеть не может, а пройти хочется, сил нет. Возможны варианты, вплоть до серьезных срывов. Вот тут-то и нужен специалист, чтобы либо помочь научиться терпению и медленному взлету, либо помочь смириться с тем, что ты не лидер (жестоко, но факт: кому-то быть и посредине). Ну а если срыв такой, что его уже можно называть неврозом, тогда и помощь уже врачебная.

Кстати, это довольно частая ситуация: родители ставят ребенку изначально очень высокую планку – можешь не можешь, а будь добр: пятерки по всем предметам, а еще язык, спорт, музыка, компьютер и домой вовремя приходи, а то я тебе. А у человека сил нет на все это, он и рад бы, да вот не может, не тянет. А родитель гнет свое. Родитель действует по принципу: я не сумел – ты за меня сумей либо я крутой и ты будь таким же. Родитель может даже не осознавать истинных мотивов своего такого напора на чадо и искренне полагать, что желает и делает добро, однако подсознание потому так и называется, что проявляет себя, облекаясь во внешне красивую и понятную форму. Но это все лирика. Суть в том, что отдуваться приходится ребенку. Сначала в школе, потом, уже став взрослым, на работе и уже в своей семье. Короче, и тут специалист не помешает. А то опять замкнутый круг.

Теперь серединка. Тот, кто не первый, но и не последний и принимает это, тот проживет сам. Тот, кто в середине, но этим недоволен – здесь ситуация, как с несостоявшимся лидером. И подход, и методы те же.

Теперь самый неприятный момент: кто-то внизу, в хвосте. Опять же: можно иметь такой характер, что, дескать, и ладно. Человек – мышь. Этот не страдает либо страдает, но в меру, либо кучкуется с такими же и как-то существует. Выживет. Может, пробьется в середину или даже наверх (навряд ли, но в жизни и так тоже бывает). Помощь тут нужна в том плане, что у человека могут быть какие-то скрытые резервы и способности, которые ни он, ни окружающие не видят, а если и видят, то не придают значения. Дескать, что с тебя взять-то. А человек, двоечник по всем предметам, включая физкультуру, может оказаться талантливым художником-абстракционистом (это я для примера). А у многих, которым с детства говорили, что им “медведь на ухо наступил”, вдруг оказывается приличный слух. Некоторые дохлые, тощие, пойдя в спортивный клуб, становятся такими шварценеггерами, что любо-дорого смотреть.

Есть еще в хвосте такие, которым тяжело. Очень тяжело. Самолюбие есть, а всего остального нет (либо не проявляется). Тут варианты: озлобиться и ждать своего часа, своей возможности доказать всем, что ты Человек. Причем доказать часто по методу Герострата. Сломаться и уйти в себя. Сломаться и уйти вообще, из жизни (тут я говорю совершенно серьезно). Вот тут профессионал необходим как нигде. Чтобы ребенок не сломался, чтобы жил и ощущал себя Человеком, чтобы нашел свое место в жизни и либо влился в группу, либо научился хотя бы ладить с ней. А если срыв, то тогда врачебная помощь на всю катушку.

В школе, как и везде, возможны конфликты. Учитель – учитель, учитель – ученик, ученик – ученик. А конфликты могут быть маленькие, без последствий, а могут быть наподобие войны. А война без жертв не бывает. А кто жертвами занимается? Опять же врач.

Ну и не мне говорить учителям про переходный возраст. Тут все то, о чем я говорил раньше, возводится в некую степень. Делаем выводы о нужности или ненужности врача.

Есть еще один вопрос, очень важный, о котором только ленивый не говорил и не писал, но вопросу от этого не горячо и не холодно. Наркомания.

Все знают, что сейчас во многих школах можно купить наркотики. Многие дети становятся наркоманами именно в школе. Есть такая закономерность в психиатрии: заболевание, начавшееся в детском или юношеском возрасте, лечится гораздо труднее, чем начавшееся, скажем, в 25-30 лет. Это справедливо и в отношении наркотической зависимости. У меня были пациенты 11-12 лет, уже вовсю употреблявшие героин либо галлюциногены. Скажу по правде, лучше два 30-летних наркомана, чем один 12-летний.

Вырваться из героинового капкана трудно по разным причинам. Ломка – ладно. А что дальше? Есть у наркоманов поговорка: “Можно бросить, а забыть – нельзя”. Мир после ломки серый и тусклый, и раскрасить его так, как раскрашивал наркотик, трудно, очень трудно. А тут нюхнул, укололся, и снова рай. Завтра будет ад, ну так это ведь завтра.

Есть и другие причины, создающие “капкан”. Героин дорого стоит, а родители, даже очень богатые, постоянно отстегивать деньги не будут. Здесь нужен врач, который по разговору, на взгляд может определить, употребляет человек или нет, как давно употребляет. Ну а дальше – по обстоятельствам. В любом случае – это адский труд, но кто-то ведь должен его делать! Да, во многих случаях все безнадежно. Но это еще не повод отказываться. Хоть кого-то, да удастся вытащить, а значит, должен быть и тот, чья профессия – вытаскивать. И потом (это относится не только к наркологии) дети приходят в школу далеко не всегда из благополучных семей. Да и в семьях, внешне вроде бы стабильных, родители озабочены часто тем, как бы заработать на хлеб насущный, на остальное просто не хватает сил. А часто не хватает сил даже и на это. Куда уж там о душе… Выжить бы. Физически. Если же говорить о тех, кто зарабатывает много, то опять же это “много” падает не с неба. Те, у кого нет пейджера или сотового телефона, смотрят на тех, у кого есть, с завистью. А завидовать тут нечему. Это огромное напряжение – постоянно таскать с собой связь (если это, конечно, для работы, а не игрушка). Жить, постоянно зная, что тебя могут вызвать и ты, как миленький, поедешь, это та еще нагрузка. Не всякий потянет. А ради чего? Ради того же хлеба насущного. Взрослые выматываются, им уже не до детей. Я говорю не про всех, конечно. Но во многих случаях так оно и есть. Так что проблемы родителей становятся проблемами детей. И со всем этим дети приходят в школу.

Это я все к тому же: нужен ли в школе врач – специалист по душевным проблемам?

Александр МОРОЗОВ,

психиатр

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте