search
Топ 10

Зарубежный опыт Летние школы становятся традицией

Знаете ли вы, коллеги, что в городе Нью-Йорк один миллион сто тысяч учеников и почти четверть из них летом вместо каникул проводят от 4 до 5 недель за партами в летней школе? И делают они это совсем не потому, что школа им не надоела и хочется учиться без перерыва, нет, Томы Сойеры в Америке не перевелись, и уж тем более в Нью-Йорке их предостаточно. Дело в том, что именно столько детей в течение учебного года не успевают по основным предметам и остаются вместо полноценных каникул догонять своих более удачливых сверстников.
Примеру Нью-Йорка следует как минимум четверть всех учебных округов в США (а их почти 16 тысяч, объединяющих около 100 тысяч школ) и без малого половина всех городских школ. Теперь летняя школа для неуспевающих стала там обязательной. В Майами, Чикаго и Сент-Луисе до 40 процентов всех учеников проводят лето в школе, и это только те, кто попадает туда в обязательном порядке, некоторых, а их число постоянно растет, родители отправляют туда по своей воле. Где-то это удовольствие стоит денег, где-то дополнительные часы оплачивает государство.
Единства в оценке этого новшества нет. Многие педагоги, а нередко и сами школьники жалуются, что все было бы нормально, если бы у них было больше времени на занятия в течение года. Движение за увеличение учебного года ширится. Более трех тысяч школ по всей Америке переделали свое расписание так, чтобы работать на месяц-другой дольше. Как им это удалось? Перерывов на каникулы в течение года стало больше, но сами каникулы меньше. Иногда это достигается за счет проведения занятий в субботу. Сторонники удлинения учебного года дают следующее объяснение: детям, чтобы добиться успеха, надо больше времени. Стовосьмидесятидневный учебный год – это пережиток прошлого.
Продолжительность учебного года установилась в конце ХIХ века, когда средняя американская семья проживала на ферме и нуждалась в помощи детей в летних полевых работах. Периодические попытки увеличить учебный год, чтобы подогнать его под стандарты других стран, таких, как Израиль (215 дней за партой) или Южная Корея (более 220 дней), не увенчались успехом. Америка упрямо держится за свое и не желает лишать своих детей полноценного летнего безделья. Однако исследователи давно уже доказали, что три месяца отдыха приносят больше вреда, чем пользы. Все дети теряют часть знаний и во время тестов, проведенных ранней осенью, демонстрируют отставание в усвоении материала приблизительно на месяц по сравнению с аналогичными тестами, устроенными весной. Для тех же подростков, чей досуг во время каникул сводится к просмотру бесконечных телепередач, а не отдыху в летних лагерях или поездкам с семьей, потери в навыках чтения увеличиваются в два раза.
Посещение же летней школы приносит, по данным некоторых исследований, значительные успехи у 85 процентов школьников, причем практически все они удерживаются на том же уровне на протяжении всего следующего года. Летние классы, как правило, невелики – не более 15 учеников, преподают там в основном наиболее опытные педагоги, т.е. создаются максимально удобные условия для учебы. В идеале. Но нередко дети этот идеал игнорируют и занятия упорно прогуливают. Прошлым летом, например, только половина нью-йоркских подростков посещала их, несмотря на настойчивые напоминания педагогов. И хотя уроки в летней школе сводятся исключительно к натаскиванию к сдаче тестов, успехи не всегда очевидны. Те же самые юные ньюйоркцы только в 40 случаях из 100 смогли сдать тест со второго раза, а ведь пришли и занимались явно не худшие, т.е. результаты были бы еще печальнее, если бы явка была полной.
В Сиэтле просто отменили летние курсы из-за очень низкой их эффективности. Бывают, правда, и противоположные случаи, когда успехи очень заметны, и тогда желающих оказывается столько, что классы набиваются, как в обычное время, а то и больше, так что лишних детей отправляют в другие районы. Причина такой популярности кроется здесь в желании некоторых учеников и их родителей не тратить лето впустую, а учиться.
Американские ученые серьезно изучали эту проблему, и вот какую закономерность они вывели. Школьники, чей учебный год продолжается 210 дней, успевают лучше тех своих сверстников, кто учится меньше. Столь же привлекателен график, при котором дети проводят в школе те же 180 дней, но вместо трехмесячных летних каникул отдыхают несколько раз по три недели в течение учебного года – так и школьникам, и учителям легче ликвидировать неизбежное отставание после перерыва. Американцы любят разную статистику, и вот лишь один пример того, как они ею пользуются. Исследователи вывели средний балл по результатам международных олимпиад, проводимых среди выпускников средних школ. Так вот, американцы отстают от этой величины на 39 баллов, немцы на 5, французы превосходят ее на 23 балла, а японцы на 94. При этом японские и немецкие школьники проводят за партой без малого 200 дней, американцы 180, а французы еще меньше.
Но из этих часов, проведенных в школе, на основные предметы, т.е. на историю, математику и естественно-научные дисциплины, у немецких подростков уходит свыше трех с половиной тысяч часов, чуть более трех тысяч – у французских и японских, а у американцев – полторы тысячи. Есть здесь какая-либо закономерность или нет, сказать с полной уверенностью нельзя, но определенная связь видна. К слову, статистика, как уже можно было убедиться, бывает весьма противоречива, и пользоваться ею надо осторожно.
Противники увеличения продолжительности учебного года выдвигают следующие аргументы. Их по большому счету всего два. Первый – это деньги. Только один лишний день в школе потребует дополнительных расходов от бюджета в 500 миллионов долларов. Но это еще не все – помимо дополнительных отчислений в казну, американский налогоплательщик должен будет самостоятельно оплатить услуги по уходу за детьми во внешкольное время, а это стоит немало (наша обычная продленка в Штатах не входит в традиционный перечень услуг). Второй аргумент – это необходимость пожалеть детей, которые и так не отдыхают. Действительно, средний американский школьник проводит сегодня за домашней работой два с лишним часа ежедневно, по сравнению с 85 минутами двадцать лет назад. Что же будет, если от домашних заданий не будет спасения даже летом – придется забыть об очень многих вещах. Да и рядовые учителя, которые обычно не против подработать в каникулы (американские учителя не получают денег за свой отдых летом), говорят, что им будет жаль расстаться с возможностью отдохнуть как следует – нагрузка выросла не только на учащихся, практически все педагоги жалуются на хроническую усталость.
И если владельцев летних лагерей больше беспокоит их доход, то к последнему аргументу надо прислушаться, особенно если учесть, что в целом по стране нехватка учителей очень велика и достигает почти миллиона человек. Что будет, если начнут уходить те, кто работает, тем более что учительская зарплата не так уж привлекательна.
Если все сведется лишь к простому увеличению часов без каких-либо перемен содержания, то значительных изменений ждать не следует. Те, кто учится неплохо, будут учиться хорошо и дальше, а тем, кто не справляется – по самым разным причинам, – лишние часы в классе, столь же равномерно, как и раньше, распределенные на всех, ничего особенного не дадут. Дополнительные месяцы за партой в некоторых школах Флориды не помогли им добиться какого-либо успеха – и от столь многообещающего эксперимента пришлось отказаться после 5 лет усилий.
Не сомневаюсь, что по этому вопросу в Америке будут еще долгие обсуждения и споры, аргументы и контраргументы, подобные тем, что я привел ранее, будут выслушаны и всесторонне изучены самой широкой общественностью, а потом то или иное мнение, победив в глазах всей страны, станет законом. А мы, возможно, тоже скоро придем к этому.

Борис ДЕМИДОВ,
учитель граждановедения
Москва

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте