search
Топ 10

Зарубежье

Дворец, где возвращают горизонт

Для взрослеющего ребенка мир с каждым днем и годом стремительно расширяется, обнаруживая новые горизонты, предоставляя возможности для преодолений и достижений. Но в обществе, к сожалению, есть группа детей, ограниченных в возможностях, причиной чему чаще всего бывает болезнь. Благословенны люди, посвятившие себя служению больным детям и помогающие оттеснить тяжелейшую болезнь.

B советские времена сюда бы бесконечно приезжали со всех концов страны за опытом. Теперь этот опыт никому не нужен… Нет, конечно, нужен, но не востребован по той причине, что применить его где-то на постсоветской территории крайне сложно. Потому что на это теперь нет денег. На казино есть, на детские лечебные учреждения – нет. И неизвестно, когда будут.

Этот немолодой уже человек, за шестьдесят, когда-то из нормальных ребят делал чемпионов. Теперь главная его жизненная цель: делать из больных нормальных. И неизвестно, какая из двух задач сложнее. Скорее вторая. Борис Давидович Литвак много лет проработал в спорте, был тренером, директором детской спортивной школы, возглавлял различные спортклубы и спортобщества. Казалось, нет в Одессе более подвижного, более жизнерадостного человека, чем Литвак, хотя, собственно, этот человеческий тип, называемый “одессит”, – явление в городе чрезвычайно распространенное. И у этого человека случается страшное, непоправимое горе. Умирает от белокровия дочь. Борис Давидович, который, казалось, все может в этом мире или уж во всяком случае в Одессе, оказался впервые в жизни бессилен, беспомощен…

Потеря близкого человека одних повергает в уныние и апатию или заставляет бежать от себя, от людей. Других подвигает на героические дела. Будучи не в силах помочь родной дочери, Борис Литвак после ее смерти решил помочь множеству других детей. В память о ней он взялся за создание в Одессе Центра реабилитации детей-инвалидов с нарушениями опорно-двигательной системы. И, что самое существенное, взялся он за эту работу уже в наше время, когда Советский Союз развалился и ждать серьезной помощи от некогда мощного государства было бессмысленно и бесполезно.

В Одессе, по выражению самих одесситов, привыкли жить двором: вместе женить и замуж выдавать, вместе разводить, вместе хоронить и просто из проблем вылезать. В этом смысле весьма оправданно высказывание в том духе, что Одесса – большая деревня. Этакая просвещенная амбициозная провинция, давшая миру немало гениев. Всем двором строили в Одессе Центр реабилитации. Какую-то часть денег выделил худосочный городской бюджет. Но в основном финансовую поддержку оказали друзья Литвака. Кто не мог “поучаствовать деньгами”, участвовал руками: брал лопату в руки или иной инструмент и строил.

Когда-то, лет двадцать назад, Литвак уже построил на знаменитой улице Пушкинской нечто удивительное – Детский спортивный дворец, вписав его, вопреки, казалось, всякой геометрии, в тесный одесский дворик. То был Дворец спорта. Новый дворец начали строить почти рядом, на той же Пушкинской.

…Над входом парит ангел. Его подарил известный одесский скульптор Михаил Рива. Воистину ангел хранит этот дом и его обитателей. Начиная с 3 января 1997 года, когда был открыт центр, здесь прошли реабилитацию пять тысяч детей-инвалидов – из Украины, России, Югославии.

Возникает вопрос: а как с оплатой? Вопрос истинно больной. Потому что денег ни у кого нет, а уж тем более и чаще всего – у родителей больных детей. Приходится выкручиваться, каждый раз что-то придумывать. Ежедневно в центр приходит множество писем, в них – выписки из истории болезни, присланные родителями. Врачи центра по этому документу определяют, в состоянии ли они помочь. Как медики они помочь чаще всего могут. Ограничены врачи другим обстоятельством – пропускной способностью центра. Лечение здесь амбулаторное. Для иногородних в соседней больнице предоставляются проживание и питание. Но, как бы ни было, работать врачам приходится лишь в одну смену, потому очередь из страждущих детей расписана в центре аж до 2003 года.

Что можно сделать, чтобы приблизить избавление детей от этой “чумы”, от церебрального паралича (с таким диагнозом чаще всего обращаются в одесский центр)? Нужны, понятно, средства. Их нет в Одессе, их нет на Украине. Может, в России найдутся? Кстати, помогают не только одесситы и не только украинцы: Резо Габриадзе, например, обещал организовать в центре кукольный театр.

Эстетическое воспитание – дело, конечно, благородное и нужное. Но нужен ведь и хлеб насущный, нужен в том числе и врачам центра, которые живут на уровне своих российских коллег, если не ниже этого, невозможного уровня. Существенно в материальном отношении помогает пока что, как всегда, дальнее зарубежье. Всемирно известная фирма “Сименс” выделила центру дорогостоящее диагностическое оборудование. Обсуждается вопрос о выделении центру беспроцентного кредита, но под него очень трудно дать гарантии.

Татьяна Зубчевская, управляющая делами центра, устроила экскурсию по этому удивительному дворцу.

Главное ощущение: полное отсутствие какой-то угнетенности, которое обычно нагнетают на пациентов и обыкновенных посетителей классического типа отечественные лечебные заведения, в том числе и детские. Все радужно и оптимистично. В спортивном зале – самые современные тренажеры. К нему примыкает светлое помещение – гидромассажная. Во всем чувствуется международный стандарт. Хотя одесситы не могут, конечно, обойтись без ноу-хау, без творчества. Например, Яков Воробейчик изобрел и сделал такие приспособления для тренировок, что любой “кетлер” позавидует. Врач Андрей Горбатюк, которого считают кудесником-мануальщиком, говорит, что для детей даже болезнь должна восприниматься немножко как игра.

Я не буду погружаться в тонкости этой отрасли медицины, но приведу лишь иллюстрацию: детей сюда приносят на руках, а уходят они самостоятельно. Здесь в самом первоначальном смысле детей ставят на ноги.

Меня поразила в центре постоянно действующая экспозиция детского рисунка. Это единственный в городе (и один из немногих в СНГ) выставочный зал, в который открыт доступ инвалидам на колясках. Но не это главное. Содержание рисунков – вот что заставляет надолго задуматься. Дети невольно выражают в рисунках не просто свой внутренний мир, а свою душу, свою боль и свою мечту, которая невозможна без выздоровления. И это при всей безыскусности большинства произведений, да, именно произведений, потому что рисуночки произведены непосредственно детской душой. Есть совершенно солнечные – пронизанные светом и радостью. Есть мрачные, чуть ли не “Черный квадрат” Кандинского. Врачам эти рисунки говорят больше, чем обычным посетителям.

Слава приехал в центр из Чечни, замкнутый, злой, как волчонок. Его первый рисунок поразил врачей и педагогов: довольно талантливо изображены мрачная крепость и всадники, пронзающие копьями людей. Прошло время, и однажды на рисунке мальчика появился белый пароход… Разве это не иллюстрация истории болезни и излечения? Не все, конечно, так просто и наглядно. Лечение, сопряженное с педагогикой, – это трудное сочетание. Важно ведь не только избавить ребенка от недугов опорно-двигательного аппарата, нужно еще и чтобы психика стала нормальной, без изъянов.

Есть отдельная самостоятельная композиция из рисунков, которая называется “Тетя Наташа”. Педагог-организатор Наталья Кульчицкая с улыбкой комментирует: “Это уголок моего культа личности”. Пожалуй, здесь существует культ личности большинства врачей, педагогов, не говоря уже про создателя Бориса Литвака. Создали тот культ сами дети.

Только на первый взгляд может показаться странным, что больные дети, инвалиды чаще проявляют поразительные способности к искусству, к живописи, к музыке. Но объяснение существует: восприятие мира и окружающих у них обострено, мысль работает цепче, мечта питается фантазиями… В центре делается все, чтобы окрепли и реализовались детские художественные дарования.

Им здесь хорошо еще и потому, что вокруг много таких же, как они сами. Но ведь в том-то и задача центра, чтобы больные дети побыстрее его покинули и окунулись в обычный мир. Работники центра нашли способ быстрее вытащить своих пациентов из панциря, созданного болезнью. В выходные дни, во время каникул в центр приходят дети сотрудников. Удивительно, но и те и другие очень быстро перестают замечать разницу своих положений, чувствуют себя на равных. Они и должны быть на равных в последующей жизни.

Наталья Кульчицкая листает альбом с фотографиями: “Это Яночка… Приехала к нам на коляске, а когда через несколько месяцев танцевала на концерте, мы плакали и смеялись одновременно”.

“Высокому Духу любви, чистоты и бескорыстного служения людей, работающих в центре” – такое посвящение написал на портрете Христа в выставочном зале художник Андрей Литвиненко.

Ирина ШВЕЦ

Фото автора

Одесса

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте