search
Топ 10

Зарубежье

Масанао ТАКЭДА:

Общие чувства, общее воспитание, общая жизнь!

Я хотел бы, чтобы эти слова стали девизом нашего единства

послевоенной Японии 1945 года средняя продолжительность жизни у мужчин составляла 24 года, у женщин – 38 лет. Сейчас же эти показатели таковы – 76 и 82 года. Таким образом, Япония стала первой страной в мире по продолжительности жизни.

Причины этого заключаются в следующем. Государственная конституция Японии, запрещающая ведение войны и содержание регулярной армии, дала возможность сохранять мир в течение более чем 50-летнего периода. Благодаря антимилитаристскому движению народа, благодаря его стараниям достигнуты успехи в возрождении и развитии экономики путем сдерживания военных расходов. Много усилий было приложено к обеспечению и развитию общественно-технического фундамента благосостояния и здоровья народа. Было сделано немало для укрепления в сознании народа понятий о здоровом образе жизни, для подготовки специалистов в области медицины и здравоохранения путем повышения уровня их образования. Был достигнут ощутимый результат в снижении процента смертности детей, особенно новорожденных (на одну тысячу новорожденных всего 4 случая смерти) и т.д.

Но тем не менее существует проблема оздоровления школьников, учащейся молодежи.

За последние 30 лет средние показатели веса и роста учащихся начальной и средней школы стремительно возросли. В то же время такие физические показатели, как сжатие ручного эспандера, наклоны вперед, а также спортивные нормативы по бегу, прыжкам, метанию предметов (мяча) упали по сравнению с уровнем 10-летней давности. Наряду с этим астма, чрезмерная полнота, стоматологические заболевания (кариес), слабая костная система, аллергия и многие другие заболевания являются злободневной проблемой для молодых японцев. Считается, что в профилактике стоматологических заболеваний Япония отстает от Швеции на 25 лет. Посещение вечерних школ и кружков, экзаменационная подготовка, длящаяся допоздна, пропущенные завтраки из-за просмотра поздних телевизионных программ, чрезмерное увлечение пищей Fast food (полуфабрикатами) и напитками из автоматов по их продаже, страстное увлечение компьютерными играми и телевизионными комиксами, сокращение количества прогулок и отдыха на свежем воздухе, подвижных игр с детворой на улице – все это пагубным образом отражается на зрении и костном развитии молодого организма.

В июле этого года в городе Сакаи префектуры Осака разразилась эпидемия бациллы О-157, эпицентром заражения которой стала государственная школьная столовая. К 25 июля 1996 года ею были заражены 8400 человек, 6200 из которых – дети. Зафиксировано 7 смертельных исходов.

Сегодня в Японии и России есть много сходных задач в области народного образования: налицо слишком большое переплетение проблем образования и экономики, ослабление здорового отношения к труду и внимания к развитию человека, пренебрежительное отношение к профессионально-техническому обучению, рост хулиганства среди детей и молодежи.

В настоящее время в Японии самыми серьезными в области образования являются проблемы “идзиме” (англ. bullying) или детской жестокости, которая проявляется в отношении некоторых детей к своим более слабым сверстникам.

Определение слова “идзиме” (издевательство в школе) можно сформулировать следующим образом: душевный или физический ущерб, причиняемый более слабому со стороны группы или частного лица, психологическое или физическое давление, насилие, оказываемое на более слабого. Сегодняшнее “идзиме” характеризуется длительной продолжительностью по времени, изощренностью и беспощадностью.

Согласно результатам исследований, проведенных Министерством образования Японии (результаты опубликованы 7 августа 1996 года), к 1995 году количество учеников, пропустивших занятия на срок более 30 дней по причине “отвращения” к школе, достигло наивысшего за всю историю числа – 81562 человека. Из них ученики начальной школы – 16566 и 61627 – учащиеся обязательной средней школы.

Из-за издевательств, которым подвергаются в школе, дети совершают самоубийства. В конце ноября 1994 года второклассник средней обязательной школы Оукочи Киетэру (по российской школьной системе 8-классник) г. Нисио префектуры Аичи покончил с собой, не выдержав издевательств, которым он подвергался в течение долгого времени со стороны группы его соучеников, состоявшей из 10 человек. У него угрозами и силой отнимали деньги, бросали ученика в реку и т.д. Вслед за его самоубийством последовали еще несколько.

Нередкими стали случаи жестокого обращения родителей с детьми. Так, например, в прошлом году отец 4-летней девочки, разозлясь на то, что ребенок выбросил недоеденный рис в урну, избил ребенка, пуская в ход руки и деревянную палку, после чего девочка скончалась.

До настоящего времени считалось, что если над ребенком издеваются, то в этом виноват сам ребенок. Или же родители и школа сваливали вину друг на друга. Родители восклицали: “Плохие учителя и школа!” А преподаватели и школа в свою очередь возражали: “Плохое семейное воспитание!” и тут же выдвигали требование “Больше полномочий школе!”

Для того чтобы понять причину и найти выход из сложившейся ситуации, необходимо осознать, что издевательство, жестокость, которые проявляются в отношениях между школьниками, не являются тем феноменом, о котором можно говорить или рассматривать его лишь в отношении определенного ребенка, определенного класса, одной определенной школы, одного определенного региона или только в отношении Японии. Почти все ведущие капиталистические страны столкнулись с этой проблемой. В США с середины 1960-х гг. жестокость в среде школьников стала серьезной проблемой, и почти во всех школах прибегли к услугам психологов и школьных консультантов. В Японии с прошлого года в некоторых школах тоже начали работать в этом направлении психологи. В Норвегии с 1985 года отчет о случаях детской жестокости и издевательств признан законодательством обязательным, и с 1997 года занятия на эту тему будут введены как обязательный предмет в школьную учебную программу. В Великобритании меры по борьбе с издевательствами в школе в обязательном порядке вошли в школьные уставы, а случаи жестокости обсуждаются на занятиях по социологии раз в неделю.

Причины, порождающие “идзиме” в школе, на мой взгляд, тесно связаны с экономическими отношениями и расслоением школ, классов по престижности. Это происходит и тогда, когда самым лучшим считается тот, кто после окончания престижного вуза поступает на работу в престижные крупные компании или на службу в управленческо-административные структуры. А также там, где оценочные критерии человека односторонни – хорош лишь тот, кто победил в экзаменационных “войнах”. И вот те, кто в них проигрывает, порой свое недовольство, свой гнев и направляют против слабых.

Еще одна причина, которая породила “идзиме” в Японии.

В условиях усиления государственного контроля над системой образования на протяжении многих лет растет школьный бюрократизм, который для сохранения порядка запугивает школьников телесными наказаниями, ограничивает деятельность учеников жестким школьным уставом, угрожает снижением оценок в документах об успеваемости, которые необходимы для поступления в высшую школу. Те школьники, которые не устояли перед бюрократическими правилами, пытаясь выразить недовольство, прибегают к насилию внутри школы. А когда эти действия подавляются, они переключаются на издевательства по отношению к слабым.

Как и в России, мы столкнулись с такой проблемой, как ослабление влияния воспитания и разностороннего развития детей в семье и регионе. С 1960 года в Японии обостряются такие социальные язвы, как высокая урбанизация, интенсивная миграция в поиске заработков, отход и удаление от сельскохозяйственного труда, связанного с возделыванием земли, процесс деления на нуклеарные семьи (раньше многие жили большими семьями в несколько поколений), продолжающийся экономический застой и как результат этого – вынужденные переводы по службе на другое место, увольнения с рабочих мест, безработица, недостаток тесного общения в кругу семьи, недостаток солидарного отношения к людям. В результате слабеет и общение с детьми. Они живут взаперти, занимаясь только своим хобби, будь это домашнее животное, телевидение или компьютерные игры. Соответственно становится меньше возможностей, когда дети могут положительно проявить себя, раскрыть свои способности не только в области знаний, но и в массовых культурных мероприятиях, соприкасаясь с народными традициями, праздниками или просто в играх с детворой на улице.

Под влиянием социальных и школьных факторов, о которых сказано выше, у некоторых детей возникают неуверенность и тревога, заниженная самооценка или наоборот. Испытывая чувство ущемленности, обладая дикой фантазией, они становятся агрессивными.

Я, как исследователь в области истории педагогики и сравнительной педагогики, на первом занятии по теме “История педагогики и общественного развития”, посещение занятий по которой является обязательным для студентов педагогического факультета, читаю лекцию на тему о функциях воспитания в жизнедеятельности людей эпохи первобытного строя, когда еще отсутствовали школы. Это имеет большой смысл для ломки и преодоления взгляда тех студентов, для которых на самом главном месте стоит только овладение престижным образованием. Также в последние годы представляется важным как для Японии, так и для всего мира развитие такого понятия, как “образование, обучение, продолжающееся всю жизнь” (Life-long education).

Большое значение имеет развитие индивидуальности и разнообразных форм и методов воспитания, автономии и самостоятельности в разработке учебных программ и воспитательной практике. Мы должны внедрить, как это сделали в Нидерландах, право свободного выбора детьми и их родителями учебного заведения среди начальных и средних школ для получения обязательного образования. И что интересно, в Голландии так называемого явления “идзиме” среди школьников не существует.

В этом году я пригласил 9 стажеров и исследователей из различных стран, в том числе из России и Голландии, для прочтения лекций по сравнительной педагогике на педагогическом факультете.

Три года назад на педагогическом факультете нашего университета мы создали новую кафедру по коррекционной психологии, оказываем специализированную поддержку преподавателям и родителям, которые выступают в защиту жертв “идзиме”. На Хоккайдо уже созданы школы, свободные от строгих бюрократических правил и телесных наказаний.

Мы придаем большое значение усилению информационного обмена на региональном уровне и в семьях. Оказываем поддержку регионам в организации центров непрерывного образования, один из которых уже создан.

Наша долголетняя практика сотрудничества показала, что мы должны более активно проводить международные обмены, стирающие границы между странами, взрослыми и детьми. В этом важную роль играет открытие курса лекций по японскому, русскому и другим языкам стран всего мира. Более того, мы должны включать в эту деятельность детей. На новогодней елке в январе этого года в отделении общества “Япония – страна Евразии” г. Саппоро собрались дети, темой июльского вечера русской поэзии также были дети.

ХХI век – время установления подлинного равноправия в отношении женщин, национальных меньшинств, инвалидов. Это время трудящихся людей, эпоха молодежи и детей.

Математика по переписке

Один из всемирно известных научных центров – Израильский институт Вейцмана – оказывает гостеприимство юным математикам из России и бывших стран СНГ.

вое право участвовать в международных семинарах института, обьединяющих детей и подростков, увлеченных наукой, наши школьники доказали, пройдя у себя на Родине четыре отборочных тура “Математики по переписке”. Инициатива Вейцмановского института – ежегодно собирать под своей крышей детей разного возраста из разных городов и даже стран – для самого Израиля не новость. Участие в молодежных вейцмановских программах считают для себя престижным многие израильские дети от 9 до 17 лет. В этом году “Математика по переписке” была предложена и нашим школьникам.

России все еще талантов не занимать, особенно математиков. В былые годы на престиж отечественной математической мысли славно потрудились научные центры Москвы, Ленинграда, Новосибирска. Нам по-прежнему многое говорят фамилии выдающихся подвижников Колмогорова, Константинова… Даже сегодня, когда учителям недодают зарплату, а ученикам – элементарного света и тепла, среди обьявлений на облупившейся в ожидании ремонта школьной стене не редкость такие (цитирую дословно): “В воскресенье в здании школы состоится математический турнир городов…”

Очевидно, с похожего листочка в бывших советских школах ведет свой отчет и вейцмановская математика. В израильской программе участвуют около тысячи русских школьников. Но только три москвички, как оказалось, из одной школы – Ирина, Инна и Наташа – были в числе персональных гостей знаменитого израильского научного центра, имеющего филиалы в Лондоне, Бельгии, Соединенных Штатах Америки.

Кроме двухдневного семинара, десятиклассницы провели еще запомнившуюся им неделю в международном летнем кампусе института, где разделяли время, отведенное научным интересам и досугу, вместе с другими юными математиками и музыкантами. Подобному союзу устроители лагеря придают особый смысл.

Наших девушек, помимо любви к математике и благодарности собственной школе, роднит пристрастие к музыке, русской литературе, лингвистике, брейн-рингу… Со слов Ирины, она располагает разве что одним свободным вечером в неделю. Да и у ее сверстниц – близнецов Инны и Наташи – время расписано по минутам.

Мои собеседницы были не склонны преувеличивать значение собственного успеха. По их оценкам, задания из Израиля были не самого высокого уровня. Лично для себя они отметили как интересные одну-две задачи, не более. В России девочки участвовали в конкурсах и посложнее. Достаточно сказать, что Инна и Наташа Куликовы в свою любимую пятьдесят седьмую математическую школу держали испытания трижды.

Однако создателей вейцмановской программы меньше всего заботит высокий накал состязательности, привычный для математических олимпиад разного достоинства. Свою цель они видят не в натаскивании лауреатов, а скорее в поиске единомышленников, пусть еще юных, но уже бескорыстно преданных науке, как их старшие собратья в вейцмановских стенах.

Здесь сфокусировано внимание на преподавании и развитии точных и естественных дисциплин: биофизики, биохимии, физики, биологии и математики. К институту присоединен колледж Файнберга, дающий выпускникам вторую и третью научные степени. Поэтому на приемных испытаниях здесь ждут не выпускников гимназий и школ, а колледжей и институтов, обладателей первой научной ступени.

Вейцмановские задания сознательно уводят детей от школьных курсов, востребуя от любителей математики нетривиальные подходы. Один и тот же вопрос в зависимости от возраста ученика облекается в разную форму. Однако первое место не присуждается в тех случаях, когда победитель старшей параллели уступает в оригинальности решения младшему конкуренту. Итоговая оценка выставляется по принятой в Израиле 100-балльной системе.

Любопытно, что московские поклонницы самой точной из наук не удостоили отзывом своих израильских сверстников, зато тепло и по-доброму помянули сотрудников института и его лаборатории. Они впервые ощутили здесь атмосферу высокого чистого знания с обязательным и непременным его условием: равенства и братства вне возраста и национальности…

Что же до принимавшей стороны – заместителя директора отдела молодежи и юношества института Нетты Маоз – она просто в восторге от русских школьников, их профессиональной зрелости и увлеченности наукой. Госпожа Маоз также высоко оценивает энтузиазм кураторов программы в разных городах бывшего СНГ, обьединенных вокруг израильских культурно-информационных центров. И надеется, что у математики по переписке, рассчитанной на одаренных детей, в России есть перспективы. Жаль только, что нищета наших собственных научных центров рано или поздно вынудит будущих Ломоносовых искать применения своим талантам за рубежом.

Софья КНИЖНИК

Контактные телефоны для тех, кто пожелает попробовать себя в “Математике по переписке”:

Москва

9-12-78-18;

2-38-96-16, 2-30-60-79 — доб. 613

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте